Духовное становление Венценосцев

127«В преддверии скорбного юбилея 100-летия отстранения от престола Императора Николая II и заключения под стражу Государя и его Семьи, Научно-исторический отдел Николо-Сольбинского монастыря совместно с Крестовоздвиженской Ливадийской дворцовой церковью Симферопольской и Крымской епархии, Кафедральным собором в память новомучеников и исповедников Российских Исилькульской епархии выпускает в свет издание: “Духовный мир Императора Николая II и его Семьи”, главы из рукописи которой мы представляем вашему вниманию.

В этой работе впервые подробно рассмотрены различные аспекты религиозной жизни последней Царской семьи вплоть до её мученической кончины, а также вопросы, связанные с отстранением Государя от Престола в марте 1917 года. Исследование построено на эпистолярных, мемуарных и архивных источниках, часть из которых публикуется впервые. Книга содержит большое количество иллюстраций, в том числе не изданных ранее. Работа рассчитана на широкий круг читателей, как специалистов, так и знакомящихся с «царской темой» впервые. По плану издание должно увидеть свет к празднику Христовой Пасхи 16 апреля 2017 г. Автор – руководитель Церковно-исторического проекта «Летопись», руководитель научно-исторического отдела Николо-Сольбинского женского монастыря, сотрудник «Доброй школы на Сольбе», историк, кандидат исторических наук и богословия Константин Геннадиевич Капков».

 

ДУХОВНОЕ СТАНОВЛЕНИЕ ВЕНЦЕНОСЦЕВ (отрывок)

Свое религиозное настроение Государыня передавала детям. Памятование о Боге — мысль, внушаемая им с самого раннего детства. По свидетельству фрейлины графини Анастасии Васильевны Гендриковой, любимой темой для разговоров между Государыней и ее дочерьми была «молитва и различные выражения отношения человека к Богу, отношения, которые должны быть основой всей духовной жизни». Так, Императрица писала юной Великой княжне Ольге Николаевне: «Прежде всего, научись любить Бога всеми силами души, и Он всегда будет с тобой. Молись Ему от всего сердца. Помни, что Он все видит и слышит. Он нежно любит своих детей, но они должны научиться исполнять Его волю».

Постоянно Императрица учила детей терпению. Показательно, например, что в конфликте 13-летней Великой княжны Ольги Николаевны с гувернанткой Государыня дала дочери следующий совет: «Ты должна научиться обуздывать свой язык и, когда чувствуешь, что собираешься сказать что-то нехорошее или грубое, старайся от этого воздерживаться. Быстро помолись, чтобы Бог тебе помог. У меня было столько всяких историй с моей гувернанткой, и я всегда считала, что лучше всего извиниться, даже если я была права, только потому, что я младше и быстрее могла подавить свой гнев. М. такая хорошая и преданная, но сейчас она очень нервничает: она четыре года не была в отпуске, у нее болит нога, она простудилась и очень переживает, когда нездоров Бэби. И целый день находиться с детьми (не всегда послушными) для нее тяжело. Старайся всегда ей сочувствовать и не думай о себе. Тогда, с Божией помощью, тебе будет легче терпеть».

Терпение — рефрен писем Императрицы к детям. Вновь и вновь она повторяет сказанное, например, в письме к 10-летней Великой княжне Марии Николаевне: «Старайся всегда больше всего любить Его и быть хорошей терпеливой маленькой девочкой».

Образцом для Великих княжон стали и материнские сборники цитат духовного содержания, которые они переписывали в свои тетради. Посмотрим их.

Первой откроем тетрадь старшей Великой княжны Ольги Николаевны. На форзаце брошюры надпись: «Ольга Романова от Мамы — 21 марта 1917 г. Царское Село». Записи сделаны на русском и французском языках на 180 страницах. Сборник начинается цитатой из поучений преподобного Серафима Саровского:

«Надо всегда терпеть, и все, что бы ни случилось, Бога ради с благодарностью. Наша жизнь — одна минута в сравнении с вечностью. В молчании переноси, когда оскорбляет тебя враг, и единому Господу открывай тогда свое сердце. Кто унижает или отнимает твою честь, всеми мерами старайся простить ему. Возлюби смирение. Когда мы отвращаемся от человека или оскорбляем его, тогда на сердце нашем как бы камень ложится. С ближними надо обходиться ласково, не делая даже и вид оскорбления. За обиду, каковой бы она ни была, не должно отмщать, но, напротив, прощать обидчика от сердца, хотя бы что и противилось сему, и склонять его [сердце] убеждением слова Божия: аще не отпущаете человеком согрешения их и Отец ваш Небесный не отпустит вам согрешений ваших, — молитеся за творящих вам [напасти]. <…> Надо всеми мерами стараться, чтобы сохранить душевный мир и не возмущаться оскорблениями от других. Для сего нужно всячески удерживаться от гнева, и посредством внимания оберегать ум и сердце от непристойных колебаний…».

Из творений святых отцов в тетради Великой княжны Ольги выписки поучений Георгия Затворника, Серафима Саровского, Иоанна Лествичника, Иоанна Златоуста, а также выдержки из сочинений православных духовных писателей: архиепископа Макария (Миролюбова, 1817–1894), архиепископа Анатолия (Мартыновского, 1793–1872), святителя митрополита Филарета (Дроздова, 1782–1867), архиепископа Евсевия (Орлинского, 1806–1883).

Много выписок Великая княжна сделала из популярной в то время книги «Сборник кратких благоговейных чтений на все дни года», автором-составителем которой был государственный деятель и писатель граф Петр Александрович Валуев (1815–1890), подписывавшийся псевдонимами: «Грейгауз» и «Клербс». Сборник содержит тексты из Священного Писания, выборки из проповедей российских и иностранных богословов, а в особенности из трактата немецкого католического монаха Фомы Кемпийского (ок. 1379–1471) «О подражании Христу». Это сочинение издавалось большими тиражами в переводе самого обер-прокурора Святейшего Синода Константина Петровича Победоносцева. Трактат «О подражании Христу» считается самым известным богословским сочинением в истории, к настоящему времени выдержавшем свыше 5000 переизданий.

Великая княжна Татьяна Николаевна в свою тетрадь переписала в основном цитаты, собранные матерью в период 1890–1910 годов на русском, английском и французском языках. Первая фраза в тетради Великой княжны Татьяны:

«Если не узнать, что такое скорбь, то не узнать, и что такое покой», а последняя: «Скорбь Ваша неописуема, скорбь Спасителя в Гефсиманском саду за грехи мира безмернее, присоедините вашу скорбь к Его скорби, в ней найдете утешение» (это текст телеграммы протоиерея Иоанна Кронштадтского, посланной Царю после убиения Великого князя Сергея Александровича в 1905 году).

Среди записей Великой княжны поучения святых Иоанна Златоуста, Иоанна Лествичника, Георгия Затворника (Задонского), Серафима Саровского. Например, следующие:

«Постарайся обрести Иисуса Христа в сердце твоем: ибо кроме сердца нашего тебе в ином месте найти Его не можно.

Старайся, чадо, всегда быть простосердечным и искренним, и не держи одно на сердце, а другое на устах, потому что ложь от лукавого. Страсть осуждения, то что также есть выражение отсутствия любви к ближним. Она стала столь обычным в наши дни, что не признается почти и грехом. Если же и случается говорить о ней, то почти всегда стараются мотивировать ее горячим пылким сердцем, любовью к ближним и желанием исправить их недостатки, или наконец даже мнимою невинностью этой страсти обычно говорят: какая важность в осуждении; но от этого образуется злой навык и человек начинает не радеть о великом. От того, что человек дозволяет себе малое зазрение ближнего, ум его начинает оставлять свои грехи без внимания и замечать грехи ближнего. От этого происходит, что мы осуждаем, злословим, укоряем ближнего и наконец, впадаем в то самое, что осуждаем. <…>

Быть с Христом в особенности, значит исполнять волю Его; а воля Христа не другого чего требует, как только попечения о пользе ближнего. А что приносит пользу ближнему, это суть: милостыня, наставление и любовь. [Подчеркнуто Великой княжной — К. К.] <…>

Болезнями телесными душе, напоминается о грехах и о покаянии; исповеданием же грехов и покаянием душа очищается от грехов Милостью Божиею. Требующие милости Божией должны и сами милость оказывать каждому требующему возможной помощи в какой-либо нужде и нищете. Это вы знаете: хотя бы и мнилось еще более жить, однако и сегодня и завтра нужно быть готовым к оставлению всего и не иметь никакого гневного сердца, чтобы сохранить тихий мир и любовь; по заповеди Господней. Пост и молитва каждому христианину и христианке очень нужны для достижения вечного покоя. Легко можно потерять вечное наслаждение чрез временное наслаждение чувств».

Тетрадь юной Марии Николаевны так же, вероятно, 1917 года, на нескольких листах содержит изречения старца Георгия Затворника и святого Иоанна Златоуста. Первая запись в ней: «Земное полюбя нельзя без слез пробыть: так лучше красоты небесные любить!» с подписью «Георгий Затворник (Задонский)», датой — 11 февраля 1909 года, первой буквой имени Великой княжны и крестом: «М+».

Как видим, в целом подбор духовных поучений, записанных Великими княжнами, открывает простой душевный склад молодых девушек, полных чистых устремлений, искренне старающихся быть лучше, старающихся стать полезными для других, иметь силу памятовать о Боге и понуждать себя служить ближним, не осуждать, быть скромнее и т.п. Быть «хорошими».

Как мы говорили выше, надежда на Бога — постоянное чувство Государыни с детских лет. Оно не покидало ее ни в имперский период, ни в заключении. Нам кажется это крайне важным. Нередко при тяжелых жизненных катаклизмах человек производит кардинальную ревизию своей предшествующей жизни, ее глубокую переоценку, поиск ошибок, имея инстинктивное желание их исправить, использовать, так сказать, «последний шанс».

Подобного желания у Императрицы не видно. Так, будучи еще всевластной Царицей, Государыня Александра Федоровна в 1915 году писала мужу: «Трудно выразить на бумаге все мысли и чувства, я ощущаю себя как человек, который весь вверил себя лишь попечению Божию, ожидая от него счастья души своей; охватывает благоговейный страх и чувство святости момента — такое тайное можно постичь только там». И в феврале 1918 года то же настроение: «Душа тиха, чувствуешь близость Божию», «Вера крепка, дух бодр, чувствую близость Бога».

15 марта 1918 года Императрица писала Юлии Александровне Ден: «Я чувствую около себя Его присутствие и чудесная тихая радость заполняет мою душу <…> и трудно это объяснить, потому что все кругом так бесконечно грустно, но это чувство приходит Сверху и не зависит от нас, и знаешь, что Он не оставит, укрепит и защитит».

26 марта — Анне Александровне Вырубовой: «Бывает, чувствую близость Бога, непонятная тишина и свет сияет в душе».

12 апреля — Александру Владимировичу Сыробоярскому: «Дух бодр, хотя много волнений кругом и предположений, но душа не тронута».

Итак, мы видим: с детства и до последних дней в записках Императрицы рефреном звучит мысль: Бог близок, Бог не оставит.

То же касается и Великих княжон. Как мы говорили выше, их тетради, датированные 1917 годом, содержат записи более ранних лет. Из этого можно сделать вывод не только о том, что, переписывая ранние заметки, Великие княжны проговаривали их про себя вновь и вновь, стараясь глубже понять, но, главное — в их сознании не было дискретности: мировоззрение девушек, нравственные ориентиры остались теми же, что были до ареста.

Их внутренняя жизнь — цельная. Перевернулись, кардинально изменились внешние обстоятельства, но это, кажется, не затронуло их души. Как на вершине социального положения они старались вверить себя воле Божией, помня, что без нее ничего не происходит, так и в заключении. Следовательно, по сути для них ничего не поменялось.

Философа Василия Васильевича Розанова поразило, что отрекшийся Государь под арестом «стал в Царском колоть лед». Но Император колол лед в Царском и будучи абсолютным монархом, да с дочерьми. «Кололи четверо с Папой лед», «Кололи лед с Папой», «Днем с Папой и матросами кололи лед», «Мы [Великие княжны] кололи с матросами лед», «Кололи остатки льда с матросами» — записи в дневниках сестер Марии и Татьяны Николаевны, сделанные весной 1916 года. И мимолетом из Ставки в письме «милой Мари» отец замечал: «Сегодня нашел лопату в саду и хорошо поработал в снегу». Так и в духовной жизни. Не потрудился вчера — не будет и завтра.

Все поучения из личных рукописных сборников Великие княжны реализовывали на практике: в 1917 году к этому было много поводов, даже слишком много: провокации от солдат охраны, комиссаров, газет… Наставления святых отцов дети воплощали успешно: никаких срывов, капризов, плача, крика, недовольства, уныния у них не видел никто и никогда: ни верные слуги, ни охрана, ни враги. Нет ни одного свидетельства об их жалобах, грубости, желании мстить.

Капков К.Г.

Поделитесь с друзьями: