Евхаристическая дисциплина Императорской Четы

Причащение Царя mini«В преддверии скорбного юбилея 100-летия отстранения от престола Императора Николая II и заключения под стражу Государя и его Семьи, Научно-исторический отдел Николо-Сольбинского монастыря совместно с Крестовоздвиженской Ливадийской дворцовой церковью Симферопольской и Крымской епархии, Кафедральным собором в память новомучеников и исповедников Российских Исилькульской епархии выпускает в свет издание: “Духовный мир Императора Николая II и его Семьи”, главы из рукописи которой мы представляем вашему вниманию.

В этой работе впервые подробно рассмотрены различные аспекты религиозной жизни последней Царской семьи вплоть до её мученической кончины, а также вопросы, связанные с отстранением Государя от Престола в марте 1917 года. Исследование построено на эпистолярных, мемуарных и архивных источниках, часть из которых публикуется впервые. Книга содержит большое количество иллюстраций, в том числе не изданных ранее. Работа рассчитана на широкий круг читателей, как специалистов, так и знакомящихся с «царской темой» впервые. По плану издание должно увидеть свет к празднику Христовой Пасхи 16 апреля 2017 г. Автор – руководитель Церковно-исторического проекта «Летопись», руководитель научно-исторического отдела Николо-Сольбинского женского монастыря, сотрудник «Доброй школы на Сольбе», историк, кандидат исторических наук и богословия Константин Геннадиевич Капков».

МОЛИТВЕННАЯ, ПОСТОВАЯ И ЕВХАРИСТИЧЕСКАЯ ДИСЦИПЛИНА ИМПЕРАТОРСКОЙ ЧЕТЫ (отрывок)

Теперь скажем о причащении Императора Святыми Христовыми Тайнами. Разумеется, Государь, как и всякий православный, трепетно относился к принятию Христа. В дневнике он пишет о таких днях: «Сподобились причаститься Св. Тайн», «Имели великое утешение причаститься», «Удостоились причаститься Св. Тайн. Великая и благодатная минута».

Отметим: в XIX — начале XX века в России общим правилом считалось за необходимость причащаться Святыми Тайнами один раз год. Императорская семья в период 1896–1918 годов причащалась ежегодно в Великий пост, как правило, дважды: в субботу первой седмицы и в Великий четверг (подробнее см. в таблице на с. №№–№№).

Исповедь Венценосцев накануне причастия проводилась в храме до или после всенощной, а иногда в молельне Александровского дворца или в личной опочивальне, где исповедь порой начиналась достаточно поздно (в 22-00 — 22-15). 28 августа 1915 года Императрица со старшими дочерьми Ольгой и Татьяной были на общей исповеди вместе с разными чинами в Федоровском соборе.

Примечательно, что Государыня в день исповеди часто письменно просила Государя о прощении, делая записи в его дневнике, пока он исповедовался или уже спал (что, конечно, не исключает устного прошения о прощении обид). Как пример приведем следующие заметки. В 1901 году Императрица писала: «Вот мое слово любви и молитва о прощении, мой дорогой, за каждое недоброе слово или деяние в отношении тебя. Какое утешение и счастье причаститься завтра вместе. Это всегда соединяет нас еще сильнее с теми нашими близкими, которые уже ушли и поддержки которых мы жаждем именно сейчас. Спи спокойно, самый замечательный и лучший из мужей. Господь благословит и сохранит тебя». В 1903 году: «Прости меня, мой дорогой, за любое резкое или недоброе слово, которое я могла тебе сказать. Поверь, оно опрометчиво слетело с языка. Какая радость завтра снова пойти к святому причастию. Какие утешения, силу и счастье оно дает и еще больше объединяет со Спасителем. Господь благословит и сохранит тебя, мой любимый, дорогой Ники. Я целую тебя так нежно и с такой любовью. Твоя женушка».

Исповедь Императора не носила формальный характер, что нередко бывало в отношениях власть имущих со священнослужителем. (Часто священники не дерзали, боялись вести исповедь, а богатый исповедник не считал нужным нисходить до иерея: последний просто накрывал голову «кающегося» епитрахилью и читал разрешительную молитву.) В 1916 году Государь, находясь на Страстной седмице в Ставке и не имея возможности исповедоваться у своего духовника Александра Петровича Васильева, не стал причащаться (это случилось первый раз с 1897 года), поскольку не захотел формально исповедоваться у находившегося при Штабе протопресвитера армии и флота Георгия Ивановича Шавельского, а искренне — не решился. (Тогда в письме к супруге Император отметил: «Не чувствую себя в настроении исповедоваться у Шавельского, потому что боюсь, чтоб оно не принесло вместо мира и спокойствия душе обратного!».)

Начиная с 1909 года, Император Николай II не стал причащаться также в юбилей своего восшествия на Престол — 21 октября, то есть уже трижды в год.

Были и три особых случая причащения Государя: 14 мая 1896 года, во время Священной Коронации; 18 июля 1903 года, накануне прославления преподобного Серафима Саровского, и 9 августа 1915 года, в день памяти мученика Алексия, вероятно, ради молитв о здоровье Цесаревича.

Практически всегда Император приобщался Святых Тайн с Семьей, а в последнее время царствования нередко и вместе с придворными и военными чинами, в том числе с казаками, нижними чинами и прислугой. Только 7 апреля 1916 года Великим Постом по обстоятельствам военного времени Царь встретил Пасху в разлуке с Семьей. «Даже не могу представить себе Пасху и заутреню без Тебя», — писала Государю Великая княжна Татьяна Николаевна. И тогда же: «Правда ужасно хорошо что с нами конечно будут причащаться казаки, солдаты и, очевидно, все прекрасное батюшкино семейство» (имелась в виду многодетная семья Царского духовника Александра Васильева).

На саровских торжествах, ставших грандиозным и возвышенным праздником единения Царя и подданных, Государь исповедовался в келье преподобного Серафима, находившейся внутри нового храма, у монастырского старца иеросхимонаха Симеона (Толмачева), и причащался вместе с массой паломников. В поучениях архимандрита (позднее епископа) Никона (Рождественского) есть некоторые подробности того дня. Он писал: «Стоит упомянуть, в назидание православным, что наш батюшка Царь накануне [торжеств] проехал 62 версты проселочной дорогой, стоял всенощную, исповедовался уже в 11-м часу ночи, а к святому Причащению все же изволил встать к ранней литургии, которая начинается в 5 часов утра. И с ним разделила сей подвиг его Боговенчанная Супруга. Не поучительно ли?».

Можно отметить и следующий момент. В 1916 году, в Великий четверг, когда Государь был в Ставке, он, как говорилось выше, будучи на литургии, не причащался. Это был последний Великий пост, который Государь провел на свободе. Тогда же Император в дневнике записал, что к Святой чаше подходил начальник Штаба генерал-адъютант Михаил Васильевич Алексеев, как ни прискорбно, будущий клятвопреступник, благодаря которому менее чем через год была осуществлена изоляция Царя в Пскове 1–2 марта.

В заточении в 1917 и 1918 году Государь перенес свое традиционное причастие с Великого четверга на Великую субботу. Суббота является поминальным днем, воспоминанием о загробном мире, посмертном воздаянии, особом чаянии воскресения мертвых. Великая суббота является одним из наиболее таинственных дней в православном богословии: в пятницу Бог умер на кресте, в воскресенье — Воскрес во Славе. Суббота — время Тайны. Нам кажется важным, что в заключении Государь причащался именно в Великую субботу, когда соединяются и скорбь об умершем, и тонкая радость предчувствия Вселенского праздника. Он предуготовлял себя как к смерти, так и к воскресению. Не так важно, насколько Государь осознавал это в то время. Формально причины переноса причастия могли быть вполне обыденными.

Ближе к концу царствования в дни причащения: в 1912 году Великим постом, в 1915 году — Великим постом и в день памяти своего восшествия на Престол, в 1916 году также в день памяти восшествия на Престол Государь имел духовные беседы с оригинальным религиозным мыслителем Григорием Ефимовичем Распутиным. Очевидно, что в столь важное время, как день принятия Святых Христовых Тайн, любой будет стараться избегать встреч с персонами, расшатывающими его внутреннею сосредоточенность, и наоборот, стараться встретиться с духовно интересным собеседником.

В субботу же, причащаясь, Государь последний раз в земной жизни посетил Божию церковь (Благовещенскую в Тобольске).

За время царствования Император ни разу не причащался в воскресную службу или какой-либо двунадесятый (в том числе Рождество Христово) или Великий праздник. Правда, в 1904 году Государь приобщился на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы 25 марта, но только потому, что в том году он совпал с Великим четвергом — традиционным днем причастия Императорской семьи. Ни разу Царь не причащался и на Пасху.

Почему? В дореволюционной России вообще не было принято приобщаться в пасхальную ночь. Причащались Святыми Тайнами, как правило, Великим постом и, как правило, в субботу на первой седмице, в Великий четверг или Великую субботу. То есть Императорская чета причащалась по установившимся тогда правилам, хотя и не единожды, а дважды или трижды в год.

В то время считалось, что правильнее причащаться накануне праздника, находясь в постовом настроении, а на Пасху — разговляться. Многие знают, как порой бывает стыдно, приобщившись в пасхальную ночь, после службы в тот же день наедаться и упиваться без меры. Нам кажется это вполне разумным подходом, хотя и не единственно возможным. Так, святитель Иоанн Златоуст советовал причащаться именно в Пасхальную ночь, причем даже тем, кто не соблюдал пост. Об этом говорится в его «Огласительном слове» («Слове на Пасху»), читаемом на Пасхальном богослужении: «Постившийся и не постившийся, возвеселитеся днесь».

Можно обратить внимание, что и на саровских торжествах Государь причащался накануне прославления преподобного Серафима Саровского, а не в сам день прославления, где после торжественной литургии 19 июля 1903 года был устроен богатый праздничный стол.

Примечательно также, что, отмечая свой день рождения, и Великая княжна Мария Николаевна причащалась Святых Тайн накануне 13 июня, а не в сам праздник.

Вообще Царские дети причащались, конечно, чаще взрослых, в том числе на годовщины рождения и на именины. Разумеется, Цесаревич принимал Святые Христовы Тайны при приступах гемофилии. О причастии Наследника во время тяжкой болезни в Спале, в Польше, в 1912 году Императрица писала: «Его бедное исхудавшее личико с большими страдающими глазами засветилось от благодатного счастья, когда священник подошел к нему со Святыми Дарами. Это было такое успокоение для всех нас, мы тоже почувствовали такую же радость».

В целом причастная практика последнего Государя была весьма схожа с первыми Царями рода Романовых. Как пишет Иван Егорович Забелин, в XVII веке «обыкновенно цари говели [готовились к Причастию] или на первой неделе поста, или на Страстной, что бывало чаще, и очень редко в августе, в Успенский пост».

Например, в 1652 году Царь Алексей Михайлович причащался в Успенский пост, 13 августа (заметим, опять же не в сам праздник 14 августа, а накануне); в 1653 году — 25 февраля, в пятницу первой недели Великого поста, и 7 апреля того же года, в Великий четверг; в 1654 году — 10 февраля, на первой седмице Великого поста; в 1667 году — 4 апреля, в Великий четверг; в 1670 году — 31 марта, в Великий четверг. Царь Федор Алексеевич причащался Святых Христовых Тайн в 1677 году 12 апреля, в Великий четверг; в 1678 году 28 марта, в Великий четверг; в 1681 году 19 февраля, в субботу первой недели Великого поста.

Отдельно можно сказать о так называемом причастном платье. Как говорит Забелин, в древности «белье и платье, в котором, говея, государь причащался, всегда сохранялось особо, как некоторого рода святость. <…> Особо оберегаемою статьею были сорочка причастная, порты причастные и пояса причастные, как утиральник и лентий, — все это приносилось из хором царицы и после обедни туда же бережно возвращалось». Во времена Государя Николая II традиция иметь особую, причастную одежду, была, по всей видимости, утрачена. Однако было принято (как и сейчас) хранить крестильные рубашки. Интересно, что своего первенца — Ольгу, Царственные супруги при крещении облачили в крестильную сорочку Государя Николая II. (Крестильные платья детей, остававшиеся в Александровском дворце после отъезда Царской семьи в Тобольск, были уничтожены, вероятно, в 1930-е годы.)

Для миропомазания Государю при торжестве Коронации был приготовлен специальный мундир с откидывающимся клапаном на груди и специальные сапоги с отверстиями для удобства совершения помазания. После венчания на Царство Император повелел хранить коронационный костюм как святыню и историческую реликвию. Ныне он находится в Оружейной палате Московского Кремля в коллекции коронационных одежд русских монархов.

Императрица, как женщина, связывала радость причастия с надеждой стать ближе к мужу и желанием быть ему полезной. Так, она писала Государю: «Мое сердце всегда наполняется радостью, когда мы вместе с тобой идем к святому причастию, — это ведь еще больше сближает и помогает вместе с близким человеком разделять жизненные радости и скорби», «Такое счастье идти вместе с тобой и тремя нашими маленькими девчушками к святому причастию», «Ах, дорогой, какое утешение в это время испытаний быть на причастии вместе. Пусть святое причастие даст тебе силу и укрепит волю для исполнения твоего тяжелого предназначения, которое Господь возложил на тебя. Если я и способна чем-то помочь тебе, так это только тем, что я могу молиться от всего сердца и от всей души за тебя и за нашу любимую страну».

Во время Первой мировой войны Императрица причащалась чаще Государя. Как говорилось выше, Государыня приобщилась 29 августа 1915 года на праздник Усекновения честной главы святого Иоанна Крестителя, в день поминовения павших воинов в Федоровском соборе, вместе с Великой княжной Ольгой Николаевной (возможно, и другими детьми), а также с солдатами, казаками, придворными чинами. Причащалась Царица в понедельник 8 августа 1916 года Успенским постом, в день памяти преподобного Григория, едва ли не памятуя и Григория Распутина (службы накануне Причастия в воскресенье вечером, а также утром в понедельник пришлось заказывать, так как по расписанию в Федоровском соборе они не предусматривались).

Последний раз перед арестом Государыня приобщилась в Рождественский пост, в воскресенье 18 декабря 1916 года, ровно за неделю до Рождества.

Сталкиваясь со страждущими, Императрица старалась внушить им мысль о важности в тяжелое время принять в себя Христа. После начала Первой мировой войны она делилась этим с мужем: «Как важно иметь возможность причаститься в подобные минуты [печали] и как хотелось бы помочь другим вспомнить о том, что Бог даровал это благо всем — не только как нечто обязательное раз в году во время поста, но и для тех случаев, когда наша душа жаждет этого и нуждается в подкреплении! Когда я нахожусь наедине с людьми, которые, как мне известно, переживают сильные страдания, я всегда касаюсь этого вопроса, и с Божьей помощью мне во многих случаях удалось им объяснить, что это — всем доступное, благое дело и что это дарует облегчение и покой болящему сердцу. Я говорила об этом с одним из наших [раненых] офицеров. Он согласился причаститься и после почувствовал себя таким счастливым и бодрым и стал куда лучше переносить свои страдания. Мне кажется, одна из главных обязанностей наших женских в том, чтобы стараться привести людей ближе к Богу, заставить их постигнуть, что Он более доступен и близок к нам, что Он ждет, чтобы мы обратились к Нему с любовью и верой. Многих удерживает робость и ложная гордость, а потому мы должны помочь им преодолеть эту преграду. Я как раз вчера вечером говорила священнику, что, по-моему, духовенству почаще следовало бы вести с ранеными подобные разговоры, — совершенно просто и прямо, только не в виде проповеди».

Важно отметить, что, ратуя за возрождение русского национального самосознания, Государь в Великий пост и Пасху старался посещать древнюю столицу и храмы Московского Кремля — сердце России, ее главные национальные святыни. Также Государь посетил храмы Московского Кремля сразу после начала Первой мировой войны.

Итак, как видим, Царская семья была весьма религиозна, Император Николай II был воцерковленным монархом, любил православную обрядность и молитву. Постовая дисциплина Императорской четы была совсем несложной. Дни принятия Государем Святых Христовых Тайн приходились из года в год практически всегда на одни и те же праздники, кроме исключительных случаев. Такая ритмика может говорить о размеренной устоявшейся духовной жизни.

Капков К.Г.

Поделитесь с друзьями: