«ГОРОЖАНЕ БЫЛИ ВЕСЬМА ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНО И СОЧУВСТВЕННО НАСТРОЕНЫ К УЗНИКАМ»

1450115472_16660819885_c2053e0bbd_bВскоре заключенным вновь разрешили посетить церковь — 14 сентября на праздник Крестовоздвижения. И 18 сентября Великая княжна Татьяна Николаевна писала Великой княгине Ксении Александровне: «Были два раза в церкви. Ты можешь себе представить, какая это была для нас радость после 6 месяцев, т.к. ты помнишь, какая неуютная наша походная церковь в Царском Селе. Здесь церковь хорошая. Одна большая летняя в середине, где служат для прихода, и две зимние по бокам [имеются в виду приделы— К. К.]. В правом приделе служили для нас одних».

Пьер Жильяр отметил: «В эти дни вставали очень рано и, когда все были в сборе во дворе, выходили через маленькую калитку, ведущую в общественный сад, через который проходили между двух рядов солдат. Мы присутствовали исключительно у ранней обедни почти одни в этой церкви, едва освещенной несколькими восковыми свечами; публика строжайше не допускалась. По дороге в церковь или на обратном пути мне часто приходилось видеть людей, осенявших себя крестным знамением или падавших на колени при прохождении Их величеств. Вообще жители Тобольска оставались очень расположены к царскому семейству, и наша охрана должна была беспрестанно принимать меры, чтобы воспрепятствовать им останавливаться под окнами или осенять себя крестным знамением, проходя мимо дома, занимаемого царским семейством».

Аналогично пишет и баронесса Софья Буксгевден: при походе в церковь «толпа удерживалась солдатами на большом расстоянии. Люди глядели на них в молчании, но иногда можно было увидеть старого крестьянина, ставшего на колени в молитве, или крестящуюся женщину».

Вообще можно заметить, что практически всё время пребывания Семьи в Тобольске горожане были весьма доброжелательно и сочувственно настроены к узникам. Местные жители часто передавали заключенным различные продукты: конфеты, сахар, торты, копченую рыбу и др.

Поделитесь с друзьями: