«ГОСУДАРЬ ПРАВОСЛАВИЯ – СУТЬ ЦАРСКОГО СЛУЖЕНИЯ»

937612111«В дни скорбного юбилея 100-летия отстранения от престола Императора Николая II и заключения под стражу Государя и его Семьи, Научно-исторический отдел Николо-Сольбинского монастыря совместно с Крестовоздвиженской Ливадийской дворцовой церковью Симферопольской и Крымской епархии, Кафедральным собором в память новомучеников и исповедников Российских Исилькульской епархии выпускает в свет издание: “Духовный мир Императора Николая II и его Семьи”, главы из рукописи которой мы представляем вашему вниманию».

 «ГОСУДАРЬ ПРАВОСЛАВИЯ – СУТЬ ЦАРСКОГО СЛУЖЕНИЯ»

Отрывок из главы «ЛИТУРГИЧЕСКИЙ СТАТУС ЦАРЯ»

Далее скажем об управленческом статусе Царя. Равноапостольный святой Император Константин Великий участие Государя в управлении делами Церкви определил как «внешнее епископство».

В акте о престолонаследии, утвержденном Императором Павлом I в день своей Священной коронации 5 апреля 1797 года (в контексте того, что Государем в России может быть только православный Царь), сказано, «что Государи Российские [являются] суть Главою Церкви». Этот документ хранился на престоле Успенского собора Московского Кремля.

Согласно действовавшему к 1917 году Своду основных законов Российской Империи: «Императору Всероссийскому принадлежит Верховная Самодержавная власть. Повиноваться власти Его не только за страх, но и за совесть, Сам Бог повелевает. <…> Особа Государя Императора священна и неприкосновенна. <…> Император, яко Христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры, и блюститель правоверия и всякого в Церкви святой благочиния. <…> В сем смысле Император, в акте о наследии Престола 1797 Апр. 5 именуется Главою Церкви» (курсив источника).

Формулировки постановлений Святейшего Синода начинались словами: «По указу Государя Императора из Святейшего Синода…». Такая формула вызывала определенные нарекания со стороны критиков Церкви и впоследствии дала повод говорить о «неканоническом» устройстве Русской Православной Церкви после упразднения патриаршества в XVIII — начале XX века. Насколько эта критика верна, зависит, в том числе от правильного понимания роли Царя в Православной Церкви.

Не имея здесь возможности проводить глубокий богословский разбор особого статуса Царя в Церкви, для лучшего уяснения некоторых аспектов нашей работы из вышесказанного достаточно констатировать, что этот статус был и носил как литургический, так и управленческий характер, кардинально отличающий православного Царя от православного мирянина1.

Суть Царского служения отражает, на наш взгляд, меткое определение, данное в житии святых Зосимы и Савватия, а также на одной из соловецких гравюр: «Государь Православия».

________________________________________________________________________________

1 Можно отметить, что Церковь всегда возносила особые молитвы о Царе, его семье и роде. В частности, начиная со второй четверти XVIII века, в течение богослужебного года литургически отмечались так называемые царские (высокоторжественные) дни рождений и тезоименитств Императора, Императрицы, Наследника и других главных членов Императорского Дома, юбилеи Восшествия Государя на престол и Священного коронования. Кроме этого, разного рода чинопоследованиями: молебнами, панихидами, прошениями на ектеньях и т.п. отмечались и некоторые другие события в жизни Царской семьи (во второй половине XIX — начале XX века, например, память мученической кончины Императора Александра II, юбилеи чудесного спасения при крушении поезда на станции Борки Императора Александра III). Число таких дней в году в среднем насчитывалось более десятка. Также можно обратить внимание, что в XVIII веке за неслужение в высокоторжественный день священника ожидало серьезное наказание, но в XIX — начале XX века такой практики уже не было. См.: Никольский К. Т., прот. Пособие к изучению устава Православной церкви. СПб., 1907. С. 568–572, 686–692, 846–847. Он же. Возглашения на литургии о Царе и Царском семействе. СПб., 1897.

Поделитесь с друзьями: