КТО ТАКОЙ ПРАВОСЛАВНЫЙ ПСИХОЛОГ И ДЛЯ ЧЕГО ОН НУЖЕН? Е.В. Сороколат

Для того чтобы размышление на эту тему было продуктивным, хотела бы для начала спросить: а почему, собственно говоря, этот вопрос вообще возник? То есть какова причина того, что в этом вопросе нужно разобраться прежде, чем говорить о каких-то вещах, которые были бы просто кому-то полезны, кому-то интересны, для кого-то познавательны? В многочисленных источниках существуют различные точки зрения на данный вопрос, и множество людей  уже отвечали на него. Попытаюсь  нарисовать еще одну картинку для тех, кому небезразлична  изначальная причина его постановки.

Итак, если возникает вопрос – почему или зачем  нужен психолог, значит есть сомнение или в человеке, который является носителем профессии, или в самой профессии, или… в названии профессии? И тогда совсем недалекий во времени исторический экскурс позволит нам вспомнить, что всего лишь несколько десятилетий тому назад в СССР имели место систематические злоупотребления психиатрией в политических целях. Начиная с единичных случаев в первые годы существования советского государства и до намного более частого характера политического злоупотребления психиатрией в 30—50-х годах ХХ века,  в 1960-х годах психиатрия становится одним из главных инструментов репрессий в СССР. Психиатрия брежневского периода использовалась как орудие для устранения политических оппонентов (диссидентов) — людей, открыто выражавших взгляды, противоречащие официально декларируемым догмам и послужило причиной к  выходу Всесоюзного научного общества невропатологов и психиатров из Всемирной психиатрической ассоциации в 1983 году. В конце 1980-х годов систематическое использование психиатрии в политических целях в СССР прекратилось, но как говорится «осадочек остался» и остался он в нашей генетической памяти в виде недоверия ко всем специалистам, профессия которых начинается со слова «психо-». 

Второй важный момент непринятия работы данных специалистов также скрывается в нашей генетической памяти, одна из областей которой называется «загадкой русской души». С точки зрения этнопсихологии – загадка эта состоит в противоречивости нашего менталитета, сложившегося за века: с одной стороны – это скифство, язычество, купечество, наш русский разгуляй, раззудись, размахнись. С другой – аскетизм, святость, затворничество, монашество. То есть эта двойственность управляет нами, в виде некоторого основания.  Мы, как православные люди, понимаем, откуда взялась эта двойственность, так же мы понимаем, что нам дана свобода выбора и каждый человек для себя как раз и определяет путь. Но для русского человека это не просто выбор дороги, это всегда  глобальный выбор между добром и злом, это всегда полярность, всегда вызов и всегда трудность  идти просто по серединке. А психология – это и есть путь по серединке. По серединке – не значит «ни вашим, ни нашим». Это значит, исходя из основ христианской антропологии – путь души. Все мы знаем, что человек троичен: дух, душа и тело. Духовным путем ведет духовный наставник, духовник, священник. Телу помогает врач, а вот  душе может помочь психолог. И этот срединный  путь может быть  немного скучный, потому что надо работать  над собой, над своими привычками, над своими страхами, над своим поведением. Немного рутинный, потому что надо организовать время, сконцентрировать внимание, проявить желания, почувствовать  интерес. Немного непонятный – кажется, неужели оттого, что я порисую какие-то рисунки, я могу избавиться от энуреза? Или сумев договориться с воображаемой  матерью – смогу  меньше конфликтовать с окружающими? Ведь нам (мы же помним наши основные полюсы) нужны подвиги! Или голова с плеч долой или в затвор уйти, никому не сказав, подумаешь, искать будут…

Это об отношении к самой психологии. Что же касается психологов, то есть носителей профессии – это  как раз  те конкретные специалисты, имеющие высшее образование, сертификацию по конкретным направлениям, прошедшие собственную личную терапию, к которым мы можем обратиться и  получить помощь.

Надо сказать, что определенные сомнения в отношении некоторых специалистов, я разделяю и подхожу к вопросу подбора психолога с точки зрения рациональной и самосохраняющей: любого врача для себя или своих близких мы выбираем очень аккуратно, пользуясь рекомендациями, случаями излечения, надеясь на госстандарты, аккредитации, лицензии и т. д. В психологии данный подход оправдан более, чем в чем-либо: вы отдаете на излечение Душу, свой внутренний мир, и нужно учитывать при этом, что еще не все механизмы психики, образования мысли, эмоций, желаний и других феноменов до конца изучены. Профессиональный психолог всегда оооооочень осторожно подходит к работе с такой сложнейшей и мощной системой, как психика. И поэтому когда мне, например, говорят: «У меня диплом психолога, который я получил в результате 4-месячной переподготовки» или «Я много читала книг по психологии, прошла курсы и сейчас принимаю клиентов», – мне очень жаль тех людей, которых «консультируют» такие  «специалисты». При этом, на минуточку, я нисколько не сомневаюсь, что возможно эти консультанты – очень хорошие люди, с которыми легко и все понятно,  которые готовы выслушать, чем-то помочь и искренне получают ваши денежки, как заслуженные. Но хотела бы обратить ваше внимание на один из доказанных теоретических моментов: еще Зигмунд Фрейд  (да-да, именно тот Фрейд которого все ругают на чем свет стоит и тут же совершенно спокойно  используют его идеи для создания своих собственных теорий) говорил о том, что «простое проговаривание событий и своих чувств терапевтично»! То есть лечебно! По сути дела, вас может выслушать любой внимательный  к вам человек и при этом вам станет легче. На этом и основываются большинство «консультаций». В моей практике были ситуации, когда человек приходил ко мне с серьезной проблемой, долгое время занимаясь до этого с таким «психологом». Спрашиваю:

– Что вам говорил психолог об этом событии, об этой вашей реакции?

– Все правильно делаете!

И все??? То есть изучения того, почему эта реакция доставляет человеку хлопоты, откуда она взялась, понимает ли человек, что его повторяющиеся проблемы происходят от нее и что ее надо менять – просто не было? Что надо сделать, чтобы изменить эту реакцию, какие использовать упражнения, чтобы не навредить; как помочь человеку реализовать новые модели общения и тд.,  тоже не было? Что же удивительного, что после такого «консультирования»  люди углубляли свою конфликтность, свои страхи, свою депрессию. Тогда уж лучше подруге рассказать, от нее, по крайней мере не ждешь результата и не платишь деньги. Чем, собственно и отличается психолог от подруги – это тем, что не просто выслушает, но изучит проблему, предложит пути ее решения в соответствии с вашими особенностями, вашими планами, вашими возможностями, опираясь при этом на знания законов психики и развития, а не на конкретный жизненный опыт конкретного человека. Не зря ведь говорится:  выслушай другого и поступи наоборот. Это предупреждение о том, что непрофессионал всегда говорит не о вас, а о себе. И, кроме того, он может говорить, исходя из корыстных побуждений. Но психолог всегда находится на вашей стороне…

Есть еще один немаловажный момент – конфеденциальность. Она является абсолютным принципом консультирования, и даже в тех случаях, когда консультация осуществляется по запросу третьего лица (учитель направил ученика, родители отправили подростка, начальник направил подчиненного) психолог максимально корректно и не раскрывая лиц, события, пароли, явки, информирует заказчика о существующей проблеме и возможностях ее коррекции.

В настоящее время сформировалась еще одна проблема,  которая также может вызвать сомнения  при обращении к психологу. Это его, психолога, мировоззрение. Как ни странно, сугубо личная позиция, в современном мире настолько оказалась значимой, что стала довольно серьезным препятствием для некоторых специалистов, своеобразным искушением и проверкой на прочность.  Вспоминаю, как однажды участвовала в одной из профессиональных научно-практических конференций. Одного  профессора спросили, как он успевает вести лекции в нескольких аудиториях одновременно? Он ответил, что пока читает в одной аудитории, в другой он оставляет свою энергетическую сущность, дабы следила за порядком среди студентов. Может, это была шутка? Нет, потом уважаемый профессор начал приглашать участников на свои курсы, на которых он обучает этому искусству желающих. И ведь многие записались! Профессорское звание вызывает уважение, без  осознания  психологической цены такому обучению.

К сожалению, современный мир, со своим огромным количеством соблазнов, жаждой зарабатывания денег, заставляет многих и многих специалистов «совмещать» научные положения и теории с околонаучными, а иногда и чисто эзотерическими практиками. На самом деле, ведь все относится к душе, и если помогает человеку, например, обрести уверенность в себе, найти свой путь в жизни, оградить себя от лишних переживаний – почему бы и нет, говорят себе такие психологи. И причин здесь может быть множество – кто-то не совсем точно определился со своей мировоззренческой позицией, кто-то не признал, что в нем говорит  жажда власти и он хочет влияния. Кто-то имеет свои собственные проблемы,  и стремится разрешить их параллельно с  вашими, при этом  за ваши деньги и в ваше время. Кому-то проще использовать техники, по типу, что знаю тем и помогаю, не обращая внимания ни на особенности психики клиента, ни на сделанный запрос. Все мы люди,  и требовать от каждого глубокого профессионализма, тем более в такой очень многоплановой области очень трудно. Не буду никого осуждать, но предупредить обязана. С другой стороны, спрос рождает предложение. Есть множество людей (см. о нашем русском менталитете) которым надо все быстро и сразу, без душевной работы и осмысления, без проживания опыта и груза ответственности. Но мы с вами православные, и мы понимаем, что в любых изменениях есть своя цена. И человек, ответственный перед Богом, не пойдет обретать уверенность в себе за счет шаманских практик, или искать причину своих проблем за счет холотропного дыхания, выходя за пределы сознания, или решать конфликты и достигать целей через нейролингвистическое программирование.

Но, слава Богу, все-таки большинство психологов следуют строго научной парадигме. И среди них есть профессионалы, которые в основу своей деятельности, в дополнение к научности,  положили еще и свою веру, книги святых отцов и христианскую антропологию,  воцерковленные и понимающие, что  главное в работе – это не только не навредить человеку, но и не помешать Промыслу Божию.

Прилагательное «православный», «христианский» предоставляет возможность ищущему помощи человеку сразу для себя понять, на что он может рассчитывать, какую помощь может получить и что является базовым в этой помощи. Более, того, например, моя практика показала, что даже когда я называю себя христианским психологом, это все равно вызывает вопросы, например: это не имеет отношения к баптистам? А вы не мормон? И т. п. Объясняю, что термин «Христианская психология» был предложен святым Феофаном Затворником еще в 1890 г., когда он и предположить не мог, что понятие «христианская» на территории нашей православной Руси будет таким мягко говоря, многоплановым, вследствие произошедшей интервенции различных сект. Поэтому, никоим образом не дерзая менять предложенную терминологию, в своей практике использую более теплое для меня слово «православный».

И теперь, ответив на вопросы «почему», постараемся сформулировать ответы на вопросы «кто» и «что делает». Итак, психология, (от древнегреческого ψυχή — «душа»; λόγος — «учение») это наука о закономерности возникновения, развития и функционирования психики и психической деятельности человека. Психолог – специалист который занимается изучением психических явлений личности в различных областях человеческой деятельности для решения научно-исследовательских задач, а также с целью оказания психологической помощи, поддержки и сопровождения. Психолог не является врачом, не имеет права назначать лекарственные средства, работает только с «нормальными» людьми. В то же время психология сейчас расширяет свои границы  за счет таких направлений, как например, клиническая психология, кризисная психология, и поэтому бывает иногда сложно определить, к кому же все-таки обратиться, к психологу или к психотерапевту? Психотерапевты – это врачи, имеющие  право назначать лекарственные средства, применять в своей работе гипнотические методы (при соответствующем сертификате) и обычно они работают с людьми, которые находятся в пограничных состояниях: тяжелых депрессиях, неврозах, зависимостях и т. д. При выборе специалиста  важно учитывать основополагающий момент: психотерапевт – это врач, а психолог – это эксперт и корректор. И наконец, существует еще такой специалист как врач-психиатр.

В свою очередь, психологи могут работать в различных направлениях. Это могут быть специалисты в профориентации, консультанты по семейным проблемам или конфликтологи, знатоки детской психологии или возрастных кризисов, спортивной психологии или геронтологии, и так далее. Поэтому, если вам посоветовали какого-либо психолога, который «хорошо помог нам с ребенком», но он отказывается с вами работать, потому что у вас проблема с самооценкой – порадуйтесь, что вы встретили хорошего психолога. Просто не вашего.

Как найти именно «своего» психолога, как работает психолог, что нужно делать, когда вы столкнулись с манипуляцией, как разрулить конфликт, в чем особенности ваших детей, в чем специфика каждого возраста и многое другое – в наших последующих номерах.

Е.В. Сороколат,

православный психолог-консультант

Приглашаем читателей «Сольбинской весточки» присылать свои вопросы для Елены Владимировны Сороколат, ответы на них будут публиковаться в номерах газеты. Наша электронная почта: pressa@solba.ru

Поделитесь с друзьями:
Дата публикации: 7.11.2017 (последнее изменение: 7.11.2017)
Рубрики: Публикации