Любимые храмы Царской Семьи

26Поговорим о едва ли не самом любимом храме Императорской четы — Федоровском соборе Русского городка Царского Села. Прежде отметим, что именно в царствование Императора Николая II была фактически заново открыта русская икона, а в церковной архитектуре возобладал древнерусский (или иначе: неорусский, русско-византийский) стиль. Например, новый придворный собор Петра и Павла в Петергофе напоминал московский храм Василия Блаженного (Государь был в Петергофе на его освящении), храм-памятник морякам, погибшим в русско-японской войне, в память Гефсиманского борения Христа, был построен в Санкт-Петербурге в стиле суздальских церквей (и также освящался в присутствии Государя).

Император всячески поддерживал, возникшее незадолго до революции «Общество возрождения художественной Руси», участниками которого стали многие известные архитекторы, живописцы, графики. Общество имело целью «распространение в русском народе широкого знакомства с древним русским творчеством во всех его проявлениях и дальнейшее его преемственное развитие в применении к современным условиям». Главной работой Общества стало строительство своего рода «Китеж–града» — Русского городка с центральной художественной опорой — Федоровским собором.

Это был больше чем оригинальный архитектурный комплекс «под старину». Император понимал, что общественное сознание все более впитывает в себя различные идеи интернационального характера, которые он совершенно не разделял. Царь искал выход в обращении общественного взгляда к культуре допетровской Руси. К национальной эстетике. Русский городок Царского Села мыслился Государем точкой опоры, если угодно, мистического плана, местом отдохновения Государя, где он черпал силы.

Первоначально за образец для Федоровского собора был взят Благовещенский собор Московского Кремля в его первоначальном виде — древнейшая придворная церковь и главное место молитвы первых Царей из рода Романовых. При постройке в проект ввели значительные коррективы, в результате храм приобрел древнерусский стиль псковско-новгородских церквей.

Касательно внутреннего убранства, в 1914 году Государь отметил в дневнике: «Рассматривали [с женой] различные образцы рисунков и цветов стенописи из Ростовских и Ярославских церквей для выбора в наш полковой Феодоровский собор». Для оформления его был использован орнамент ярославской церкви XVII века в честь святого Иоанна Предтечи.

Главный престол Федоровского собора освятили в честь иконы Божией Матери «Феодоровская» — родовой иконы Дома Романовых. Боковой придел устроили в честь святителя Алексия, митрополита Московского, кому был тезоименит Цесаревич. Нижний пещерный храм, где особо любила молиться Императрица, посвятили любимому святому Императорской семьи Серафиму Саровскому. Интересно отметить, что в верхнем храме были помещены новые иконы, выполненные по древним образцам, а в нижнем — старинные оригиналы, привносившие особый духовно-эстетический настрой. Автор книги о соборе, изданной в Русском городке, отмечает: «В общем убранстве пещерного храма есть черта, близко связывающая его с обликом святого, памяти которого посвящен его престол. Преподобный Серафим, будучи многоценным сосудом Божией благодати и сияя великими добродетелями, хранил образ глубокого смирения; и в сем храме редчайшие иконы и драгоценные ткани соединены в общую картину простоты и скромности. Только знающий человек может видеть ценность собранного, а во внешности его нет ничего, что бросалось бы в глаза, поражало бы взор. Храм этот не подавляет величием, не ослепляет блеском, он умиляет и располагает к тихой молитве».

В алтаре, а также молельном месте Царской семьи и отдельной молельне для Императрицы иконы были расставлены на тяблах (полках), как до сих пор принято в старообрядческих молельнях. Полки и ниши с иконами были покрыты вышитыми древнерусским орнаментом пеленами. Стены собора декорированы парчой, полы покрыли толстыми коврами под старину. Даже служки храма носили русские костюмы времен Царя Алексея Михайловича (сафьяновые сапоги разных цветов, кафтаны из плотной парчовой ткани). Императрица лично вышила в собор пелену и воздухи (покрывала для священных предметов: потира и дискоса).

Храм предназначался для служб и Царской семье, и местному военному гарнизону. Поэтому собор, освященный в 1912 году, числился в Военном, а не в Придворном ведомстве церковью Собственных Его Величества Конвоя и Сводного пехотного полка. В 1914 году он был переименован в Федоровский Государев собор. В 1916 года Царь в дневнике отметил: «Так хорошо молиться в Феодоровском соборе с казаками и солдатами».

Начальник канцелярии Министерства Императорского двора Александр Александрович Мосолов вспоминал: «В Царском Селе Александра Федоровна любила ходить молиться в темные приделы Федоровского собора, ею же построенного». В 1917 году из Тобольска Государыня писала Вырубовой: «Вспоминаю нашу церковь и мой маленький, похожий на келью уголок около алтаря». Молельня Императрицы располагалась с южной стороны от алтаря, откуда, соответственно, был вид на весь алтарь сбоку. Так в древности слушали литургию византийские Царицы.

Интересно, что на Пасху, в год 300-летия Дома Романовых, в Федоровском соборе служили протоиереи Георгий Шавельский, Николай Кедринский, Александр Васильев и Афанасий Беляев — все четверо — и только они, — в период по 1917 год были духовниками Царя (по должности или по обстоятельствам).

К. Капков (“Духовный мир Императора Николая II и его Семьи”)

Поделитесь с друзьями: