Любимые храмы

35Другой пещерный храм, устроенный Императрицей для нужд Царскосельского дворцового госпиталя, был освящен в память святых равноапостольных Константина и Елены в 1914 году. Церковь оформили в стиле древневизантийских базилик, молельня Императрицы располагалась аналогично пещерному храму Федоровского собора: сбоку алтаря. В храме были установлены доски с именами «всех прошедших через лазареты Царскосельского района воинов, награжденных за боевые отличия, и всех в пределах этого района от ран скончавшихся».

С началом войны Государыня учредила для погибших воинов Царскосельское Братское кладбище, где в 1915 году был освящен деревянный храм в честь иконы Божьей Матери «Утоли моя печали». Императрица лично утверждала рисунки не только иконостаса, паникадила, но также и проекты меньших форм: аналоев, подсвечников, скамей, решеток клиросов — всего убранства до мельчайших деталей «в духе строгого стиля архангельских деревянных церквей XVII века».

Кроме того, она собственноручно вышила полные комплекты облачения для священника, диакона и псаломщика, покрова на святой престол, жертвенник и аналой, а позднее регулярно посещала Братское кладбище, поддерживая его молитвой. Например, в 1915 году Императрица писала Государю: «Поехала в моих дрожках на кладбище: хотелось положить цветы на могилу грузинского офицера, умершего в Большом дворце [в лазарете] ровно 6 месяцев тому назад». Посещали кладбище и Царские дети. Вот так задорно описывает свой приезд к месту вечного упокоения 16-летняя Великая княжна Мария Николаевна: «Приехали туда и пошли на могилы офицеров, там было еще ничего, не слишком много снега, потом я захотела пойти на могилы наших раненых нижних чинов. С боку дороги снег был навален большой кучею, так что я с трудом на коленях влезла на нее и спрыгнула вниз. Там снег оказался выше колен, и хотя у меня были одеты большие сапоги, я была уже мокрая, так что я решила все равно идти дальше. Я тут же неподалеку нашла одну могилу с фамилией Мищенко, как звали нашего раненого; я положила туда цветы и пошла дальше, вдруг вижу опять ту же фамилию, я посмотрела на доску, какого он полка, и оказалось, что это был наш раненый, а совсем не тот. Ну, я ему положила цветы и только успела отойти как упала на спину, и так провалялась, почти минуту не зная, как встать, так как столько было снегу, что я никак не могла достать рукой до земли, чтобы упереться. Наконец я встала и пошла дальше. В это время Татьяна и Анастасия говорят, что они идут на другое кладбище к Соне Орбелиани и что вернутся за мной. А сами послали мне человека, который заведует кладбищем, на помощь. Он с трудом долез до меня, и мы вместе пошли искать другую могилу. Искали, искали и никак не могли понять, куда она делась. Оказывается, она была ближе к ограде и надо было лезть через канаву. Он встал в канаву и говорит мне, что “я вас перенесу”, я говорю “нет”, он говорит “попробуем”. Конечно, он меня поставил не на другую сторону, а именно в середину канавы. И вот мы оба стоим в канаве по живот в снегу и умираем от хохота. Было ему очень трудно вылезать, так как канава глубокая, и мне тоже. Ну, он как-то выбрался и дает мне свои руки. Я, конечно, раза три еще на животе вернулась в канаву, но наконец выбралась. И все это мы оба проделывали с цветами в руках. Потом мы никак не могли пролезть между крестами, так как мы оба были в пальто. Я все-таки нашла могилу».

Во время Первой мировой войны на личные средства Государыни в Царском Селе была устроена походная церковь для перемещения ее по различным местным лечебным заведениям, имея в виду тяжелобольных, не имевших возможности самостоятельно посещать стационарные церкви. Она была освящена в 1915 году в честь мученицы Царицы Александры (и только с марта по август того же года в этой церкви совершили 141 богослужение в 18-ти лазаретах и госпиталях).

Разумеется, Императрица посещала в Царском Селе и другие церкви, часть из которых была учреждена ее личным попечением. Так, Государыня основала Царскосельский Дом для призрения увечных воинов с церковью, освященной в честь святой мученицы Царицы Александры в 1907 году и Дом Общины сестер милосердия Российского Общества Красного Креста с церковью, освященной в память иконы Божией Матери «Всех скорбящих радосте» в 1914 году. Церкви были оформлены в древнерусской стилистике.

Поделитесь с друзьями: