«ПРОСТОДУШИЕ ДЕТЕЙ И СТРОГОСТЬ УСЛОВИЙ, В КОТОРЫХ ОНИ ЖИЛИ, БЫЛИ УДИВИТЕЛЬНЫ» Отрывок из главы «ЗДОРОВЬЕ ИМПЕРАТРИЦЫ»


Вполне определенным образом Императрицу характеризует воспитание детей. Поэтому дополнительно скажем о нем еще несколько слов. Няня Царских детей Александра Александровна Теглева при приеме на работу «была поражена простотой и даже строгостью воспитания девочек». Современный французский историк Даниэль Жирарден (в целом повторяя стереотипы советского восприятия Царской четы) все же особо отмечает: «Простодушие детей и строгость условий, в которых они жили, были удивительны».

Простоту и невинность Великих княжон отмечали многие. Протоиерей Афанасий Беляев, исповедовавший их Великим постом 1917 года, в дневнике с некоторым удивлением записал: «Впечатление [от исповеди] получилось такое: Дай, Господи, чтобы и все дети нравственно были так высоки, как дети бывшего Царя. Такое незлобие, смирение, покорность родительской воле, преданность безусловная воле Божией, чистота в помышлениях и полное незнание земной грязи — страстной и греховной, меня привело в изумление, и я решительно недоумевал: нужно ли напоминать мне как духовнику о грехах, может быть им неведомых, и как расположить к раскаянию в неизвестных для них грехах». Также начальник охраны Царской семьи в Тобольске полковник Кобылинский отметил: «Все они [Великие княжны] были милые, простые, чистые, невинные девушки. Куда они были чище в своих помыслах очень многих из современных девиц-гимназисток даже младших классов».
(далее…)

Поделитесь с друзьями:

«ОСВЕЩЕНИЕ ИСТОРИИ «С ВЕЛИЧАНИЕМ» В ПРЕССЕ» Отрывок из главы «В ТОБОЛЬСКЕ»


История «с величанием» мгновенно получила освещение в местной пробольшевистской прессе. По происшествию было произведено следствие. 30 декабря в газете «Тобольский рабочий» появилась заметка «Снова Романовы!» В ней говорилось: «27 декабря Исполнительный комитет Тобольского Совета Р[абочих] C[олдатских] и Кр[естьянских] депутатов в заседании совместно с президиумом бюро Революционно-демократического комитета, представителями городского самоуправления, Комиссаром военно-окружного комитета, представителями Отряда особого назначения и гарнизонного комитета, постановили: 1) Предложить прокурору окружного суда немедленно сделать распоряжение о производстве предварительного следствия о титуловании семьи бывшего царя». 6 января «Дело о титуловании семьи Романовых» освещалось в газете вновь: «27 декабря в Исполнительный комитет Советов Р[абочих] C[олдатских] и Кр[естьянских] депутатов поступило заявление от общего собрания отряда особого назначения о том, что на богослужении 25 декабря в Благовещенской церкви диакон Евдокимов с ведома священника Васильева в ектении титуловал бывшего царя и царицу «их величествами», детей — «высочествами». (далее…)

Поделитесь с друзьями:

«ПРАЗДНИКИ С ОКТЯБРЯ ПО ДЕКАБРЬ» Отрывок из главы «В ТОБОЛЬСКЕ»


Однако в последующие воскресения 29 октября, 5, 12, 19 ноября 1917 года Царская семья вновь была допущена в церковь, и никаких прямых негативных последствий поступок священника не вызвал. 3 ноября, на день рождения Великой княжны Ольги Николаевны, 14 ноября, на годовщину Августейшей свадьбы и день рождения вдовствующей Императрицы Марии Федоровны на дому были совершены молебны.

Но во вторник, 21 ноября, на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, не только посетить церковь, но и отслужить обедницу на дому почему-то не разрешили (или священник не смог прийти). В воскресные дни: 26 ноября, 3, 10 декабря Царская семья вновь молилась в Благовещенской церкви. На именины Государя, в праздник святителя Николая Чудотворца — 6 декабря, пойти в церковь не позволили, но в доме был отслужен молебен. (далее…)

Поделитесь с друзьями:

«ПЕРВЫЙ ИНЦИДЕНТ» (Отрывок из главы «В ТОБОЛЬСКЕ»)


Вновь посетить храм Семье удалось 1 октября — на праздник Покрова Пресвятой Богородицы. И на следующий день 2 октября Великая княжна Татьяна Николаевна вновь делилась радостью в письме к Зинаиде Толстой: «Три раза мы были в церкви — такое было утешение и радость! По субботам и остальные разы у нас была всенощная и обедница. Конечно, и это хорошо, но все же не может заменить нам церковь. Ведь больше полугода мы не были в настоящей, потому что в Царском Селе у нас походная…».

5 октября, на именины Цесаревича Алексия, тезоименитому святителю Алексию, митрополиту Московскому, несмотря на сугубые просьбы Императорской четы комиссар Панкратов не позволил пойти в церковь, хотя и разрешил отслужить молебен святителю на дому (а накануне была отслужена всенощная). (далее…)

Поделитесь с друзьями:

«ГОРОЖАНЕ БЫЛИ ВЕСЬМА ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНО И СОЧУВСТВЕННО НАСТРОЕНЫ К УЗНИКАМ»


1450115472_16660819885_c2053e0bbd_bВскоре заключенным вновь разрешили посетить церковь — 14 сентября на праздник Крестовоздвижения. И 18 сентября Великая княжна Татьяна Николаевна писала Великой княгине Ксении Александровне: «Были два раза в церкви. Ты можешь себе представить, какая это была для нас радость после 6 месяцев, т.к. ты помнишь, какая неуютная наша походная церковь в Царском Селе. Здесь церковь хорошая. Одна большая летняя в середине, где служат для прихода, и две зимние по бокам [имеются в виду приделы— К. К.]. В правом приделе служили для нас одних».

Пьер Жильяр отметил: «В эти дни вставали очень рано и, когда все были в сборе во дворе, выходили через маленькую калитку, ведущую в общественный сад, через который проходили между двух рядов солдат. Мы присутствовали исключительно у ранней обедни почти одни в этой церкви, едва освещенной несколькими восковыми свечами; публика строжайше не допускалась. По дороге в церковь или на обратном пути мне часто приходилось видеть людей, осенявших себя крестным знамением или падавших на колени при прохождении Их величеств. Вообще жители Тобольска оставались очень расположены к царскому семейству, и наша охрана должна была беспрестанно принимать меры, чтобы воспрепятствовать им останавливаться под окнами или осенять себя крестным знамением, проходя мимо дома, занимаемого царским семейством». (далее…)

Поделитесь с друзьями:

«СЕМЬЯ МОЛИЛАСЬ ПОД КОНВОЕМ…» Отрывок из главы «В ТОБОЛЬСКЕ»


untitledЗа все время заключения в Тобольске посетить всенощную в церкви Царской семье не позволили ни разу, (они служились на дому накануне), а литургии в храме Семья посещала.

Первый раз Царскую семью допустили в Благовещенскую церковь 8 сентября 1917 года — на праздник Рождества Пресвятой Богородицы. Как общий момент, отметим, что когда Царской семье разрешали пойти на литургию в храм, службы всегда были ранними, а вдоль пути следования — пройти немного садом и через улицу — всегда ставился караул, который дежурил и у самой церкви. Во время присутствия Царской семьи горожане в храм не допускались. В самой церкви рядом с Царской семьей, их приближенными и слугами, дежурила охрана, не позволяя переговариваться: Семья молилась под конвоем. По выходе Венценосцев и их приближенных служили вторую — позднюю литургию для прихожан. (далее…)

Поделитесь с друзьями:

«ПРИ УСТРОЙСТВЕ НОВЫХ ХРАМОВ ИМПЕРАТОРСКАЯ ЧЕТА ОРИЕНТИРОВАЛАСЬ ПРЕЖДЕ ВСЕГО НА РУССКУЮ НАЦИОНАЛЬНУЮ ТРАДИЦИЮ…»


00617_20160603_085437Отрывок из главы «ЛЮБИМЫЕ ХРАМЫ»

Можно отметить, что, имея многочисленных родственников разных христианских вероисповеданий, и по долгу службы, Государь с супругой иногда присутствовали на иноверных богослужениях или посещали иноверные храмы. Например, в Санкт-Петербурге Государь молился в 1900 и 1910 году на поминальной службе в англиканской церкви, в 1900 году — на заупокойной службе в католической церкви, в 1901 и 1914 году — на заупокойной службе в лютеранской церкви святого Петра, в 1904 году — на отпевании в реформатской церкви. В 1914 году в Тифлисе Император посетил Ванский армянский собор, суннитскую и шиитскую мечети, а в 1916 году — всей Семьей мечеть и караимскую кенассу в Евпатории. (далее…)

Поделитесь с друзьями:

“Крым был любимым местом царя в России…”


untitledТеперь переместимся на юг Империи.

Здесь особо любимым храмом Императора была церковь в честь Воздвижения Креста Господня в Ливадийском дворце, как и Крым был любимым местом Царя в России (после «отречения» Государь мечтал жить в Крыму как частное лицо). Этот храм был построен из инкерманского камня в стиле древних южных (грузинских, армянских) церквей и освящен в 1866 году. В церкви хранились святыни, поднесенные Царской Фамилии грузинскими князьями: образ Божией Матери «Иверская», греческого письма X века, частицы Животворящего Древа, собранные в XII веке Царицей Тамарой и золотой ковчег с мощами святой равноапостольной Нины. (далее…)

Поделитесь с друзьями:

Любимые храмы


35Другой пещерный храм, устроенный Императрицей для нужд Царскосельского дворцового госпиталя, был освящен в память святых равноапостольных Константина и Елены в 1914 году. Церковь оформили в стиле древневизантийских базилик, молельня Императрицы располагалась аналогично пещерному храму Федоровского собора: сбоку алтаря. В храме были установлены доски с именами «всех прошедших через лазареты Царскосельского района воинов, награжденных за боевые отличия, и всех в пределах этого района от ран скончавшихся». (далее…)

Поделитесь с друзьями:

Любимые храмы (продолжение)


34В начале царствования Императорская чета часто молилась в церкви — резиденции вдовствующей Императрицы Марии Федоровны, находившейся в Аничковом дворце (Собственном Его Императорского Величества дворце). Храм был освящен в память святого Великого князя Александра Невского. По особым случаям Венценосные супруги молились в Большой церкви (соборе) Императорского Зимнего дворца, освященного в честь иконы «Спас Нерукотворного образа», а на престольный праздник Сретения посещали Малую Сретенскую церковь того же дворца. В первой половине царствования супруги нередко посещали также придворные церкви в Петергофе и Гатчине.
(далее…)

Поделитесь с друзьями: