«КАК БЫЛО ОРГАНИЗОВАНО КЛИРОСНОЕ ПЕНИЕ В ДНИ ЗАТОЧЕНИЯ».


 

«В дни скорбного юбилея 100-летия отстранения от престола Императора Николая II и заключения под стражу Государя и его Семьи, Научно-исторический отдел Николо-Сольбинского монастыря совместно с Крестовоздвиженской Ливадийской дворцовой церковью Симферопольской и Крымской епархии, Кафедральным собором в память новомучеников и исповедников Российских Исилькульской епархии выпускает в свет издание: “Духовный мир Императора Николая II и его Семьи”, главы из рукописи которой мы представляем вашему вниманию».

церковный хор1 Отрывок из главы «В ТОБОЛЬСКЕ»

Отдельно можно сказать о церковном хоре. Поначалу петь на службы в губернаторский дом приходили сестры Иоанно-Введенского монастыря, но к 1918 году их сменил хор одной из тобольских церквей. В связи с ограничением в богослужениях после описанного инцидента, бывшего 25 декабря, надежда на новое прикомандирование монахинь стала таять, и по инициативе Императрицы она сама, дочери и приближенные стали учиться петь хором при домашних службах. Это было связано и с финансовыми сложностями. 26 февраля Государыня свидетельствовала Александру Сыробоярскому: «Будем, вероятно, теперь сами хор составлять, так как не могу настоящего хора содержать больше. Вначале не будет важно, но потом пойдет».

4 марта Императрица писала Великой княжне Ксении Александровне: «Теперь будем тоже во время службы петь (не знаю как выйдет). Дети, Нагорный (кот[орый] тоже будет чтецом — мальчиком читал в Ц[еркви]), я и регент. Очень грустно не бывать Ц[еркви] — не то без Обедни. Хотим говеть на 1-ой нед[еле]».
(далее…)

Поделитесь с друзьями:

«ПОСЛЕДНЕЕ ПОСЕЩЕНИЕ ХРАМА И ПОСЛЕДНЕЕ ПРИЧАСТИЕ»


«В дни скорбного юбилея 100-летия отстранения от престола Императора Николая II и заключения под стражу Государя и его Семьи, Научно-исторический отдел Николо-Сольбинского монастыря совместно с Крестовоздвиженской Ливадийской дворцовой церковью Симферопольской и Крымской епархии, Кафедральным собором в память новомучеников и исповедников Российских Исилькульской епархии выпускает в свет издание: “Духовный мир Императора Николая II и его Семьи”, главы из рукописи которой мы представляем вашему вниманию».

царская семья2
Отрывок из главы «В ТОБОЛЬСКЕ»

Великий пост в 1918 году начался 18 марта. На первой седмице для Царской семьи состоялся полный цикл великопостных служб, причем Солдатский комитет (как пишет Анастасия Гендрикова: «после долгих обсуждений») разрешил Семье посетить храм на первой неделе в среду, пятницу и субботу. Тогда же Царская семья говела. 22 марта, в день памяти 40 севастийских мучеников, их исповедовал священник Владимир Хлынов. В субботу 23 марта вся Семья причастились Святых Христовых Тайн. Это было их последнее посещение церкви и последнее Причастие. В тот день причастились и все приближенные Семьи.
(далее…)

Поделитесь с друзьями:

«СТРАДАНИЯ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ, ЛИШЁННОЙ ПОСЕЩЕНИЯ ХРАМА»


икона

Отрывок из главы «В ТОБОЛЬСКЕ»

На праздник Обрезания Господня 1 января Царскую семью допустили в Благовещенский храм. Но в воскресенье 7 января, на праздник Собора святого Иоанна Крестителя, служба вновь не состоялась. После праздника Крещения Господня, 6 января, в следующий раз Царская семья попала в церковь только 20 марта, в среду, на литургию Преждеосвященных Даров, в первую неделю Великого поста. (Можно отметить, что для приближенных Императорской семьи положение было лучше: проживавшая в Корниловском доме Анастасия Гендрикова в дневнике отметила, что 28 января, в воскресение, она «была утром в церкви (с солдатами, конечно)», а в губернаторском доме в тот день служили обедницу.) Даже в двунадесятый праздник Сретения Господня 2(15) февраля Семье не позволили пойти в церковь; служили обедницу на дому. Все это было следствием необдуманного поступка священника.
(далее…)

Поделитесь с друзьями:

«УЖЕСТОЧЕНИЕ РЕЖИМА И ЗАПРЕТ НА ПОСЕЩЕНИЕ ЦЕРКВИ» Отрывок из главы «В ТОБОЛЬСКЕ»


25 декабря Августейшая семья продолжала поздравлять солдат. Например, 1-й взвод 1-го полка получил елку, сладкий пирог и игру в шашки. В тот же день 25 декабря, на праздник Рождества Христова, в Благовещенской церкви после литургии был отслужен молебен чудотворной иконе «Знамение», привезенной в храм по распоряжению епископа Гермогена из Абалакского мужского монастыря.

Во время службы произошло событие, вскоре серьезно повлиявшее на духовное окормление Императорской семьи. Приведем свидетельства очевидцев. Пьер Жильяр пишет: «Праздник Рождества Христова, и мы отправляемся в церковь. По указанию священника диакон провозгласил многолетие (молитва о продлении дней Императорской Фамилии). Это было неблагоразумно со стороны священника и могло только повлечь за собой репрессии. Солдаты со смертными угрозами требовали смены священника. Этот инцидент омрачил светлые впечатления, которые должны были сохранить об этом дне. Он окончился для нас новыми притеснениями, и надзор за нами стал еще более строгим». (далее…)

Поделитесь с друзьями:

«ПРОСТОДУШИЕ ДЕТЕЙ И СТРОГОСТЬ УСЛОВИЙ, В КОТОРЫХ ОНИ ЖИЛИ, БЫЛИ УДИВИТЕЛЬНЫ» Отрывок из главы «ЗДОРОВЬЕ ИМПЕРАТРИЦЫ»


Вполне определенным образом Императрицу характеризует воспитание детей. Поэтому дополнительно скажем о нем еще несколько слов. Няня Царских детей Александра Александровна Теглева при приеме на работу «была поражена простотой и даже строгостью воспитания девочек». Современный французский историк Даниэль Жирарден (в целом повторяя стереотипы советского восприятия Царской четы) все же особо отмечает: «Простодушие детей и строгость условий, в которых они жили, были удивительны».

Простоту и невинность Великих княжон отмечали многие. Протоиерей Афанасий Беляев, исповедовавший их Великим постом 1917 года, в дневнике с некоторым удивлением записал: «Впечатление [от исповеди] получилось такое: Дай, Господи, чтобы и все дети нравственно были так высоки, как дети бывшего Царя. Такое незлобие, смирение, покорность родительской воле, преданность безусловная воле Божией, чистота в помышлениях и полное незнание земной грязи — страстной и греховной, меня привело в изумление, и я решительно недоумевал: нужно ли напоминать мне как духовнику о грехах, может быть им неведомых, и как расположить к раскаянию в неизвестных для них грехах». Также начальник охраны Царской семьи в Тобольске полковник Кобылинский отметил: «Все они [Великие княжны] были милые, простые, чистые, невинные девушки. Куда они были чище в своих помыслах очень многих из современных девиц-гимназисток даже младших классов».
(далее…)

Поделитесь с друзьями:

«ОСВЕЩЕНИЕ ИСТОРИИ «С ВЕЛИЧАНИЕМ» В ПРЕССЕ» Отрывок из главы «В ТОБОЛЬСКЕ»


История «с величанием» мгновенно получила освещение в местной пробольшевистской прессе. По происшествию было произведено следствие. 30 декабря в газете «Тобольский рабочий» появилась заметка «Снова Романовы!» В ней говорилось: «27 декабря Исполнительный комитет Тобольского Совета Р[абочих] C[олдатских] и Кр[естьянских] депутатов в заседании совместно с президиумом бюро Революционно-демократического комитета, представителями городского самоуправления, Комиссаром военно-окружного комитета, представителями Отряда особого назначения и гарнизонного комитета, постановили: 1) Предложить прокурору окружного суда немедленно сделать распоряжение о производстве предварительного следствия о титуловании семьи бывшего царя». 6 января «Дело о титуловании семьи Романовых» освещалось в газете вновь: «27 декабря в Исполнительный комитет Советов Р[абочих] C[олдатских] и Кр[естьянских] депутатов поступило заявление от общего собрания отряда особого назначения о том, что на богослужении 25 декабря в Благовещенской церкви диакон Евдокимов с ведома священника Васильева в ектении титуловал бывшего царя и царицу «их величествами», детей — «высочествами». (далее…)

Поделитесь с друзьями:

«ПРАЗДНИКИ С ОКТЯБРЯ ПО ДЕКАБРЬ» Отрывок из главы «В ТОБОЛЬСКЕ»


Однако в последующие воскресения 29 октября, 5, 12, 19 ноября 1917 года Царская семья вновь была допущена в церковь, и никаких прямых негативных последствий поступок священника не вызвал. 3 ноября, на день рождения Великой княжны Ольги Николаевны, 14 ноября, на годовщину Августейшей свадьбы и день рождения вдовствующей Императрицы Марии Федоровны на дому были совершены молебны.

Но во вторник, 21 ноября, на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, не только посетить церковь, но и отслужить обедницу на дому почему-то не разрешили (или священник не смог прийти). В воскресные дни: 26 ноября, 3, 10 декабря Царская семья вновь молилась в Благовещенской церкви. На именины Государя, в праздник святителя Николая Чудотворца — 6 декабря, пойти в церковь не позволили, но в доме был отслужен молебен. (далее…)

Поделитесь с друзьями:

«ПЕРВЫЙ ИНЦИДЕНТ» (Отрывок из главы «В ТОБОЛЬСКЕ»)


Вновь посетить храм Семье удалось 1 октября — на праздник Покрова Пресвятой Богородицы. И на следующий день 2 октября Великая княжна Татьяна Николаевна вновь делилась радостью в письме к Зинаиде Толстой: «Три раза мы были в церкви — такое было утешение и радость! По субботам и остальные разы у нас была всенощная и обедница. Конечно, и это хорошо, но все же не может заменить нам церковь. Ведь больше полугода мы не были в настоящей, потому что в Царском Селе у нас походная…».

5 октября, на именины Цесаревича Алексия, тезоименитому святителю Алексию, митрополиту Московскому, несмотря на сугубые просьбы Императорской четы комиссар Панкратов не позволил пойти в церковь, хотя и разрешил отслужить молебен святителю на дому (а накануне была отслужена всенощная). (далее…)

Поделитесь с друзьями:

«ГОРОЖАНЕ БЫЛИ ВЕСЬМА ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНО И СОЧУВСТВЕННО НАСТРОЕНЫ К УЗНИКАМ»


1450115472_16660819885_c2053e0bbd_bВскоре заключенным вновь разрешили посетить церковь — 14 сентября на праздник Крестовоздвижения. И 18 сентября Великая княжна Татьяна Николаевна писала Великой княгине Ксении Александровне: «Были два раза в церкви. Ты можешь себе представить, какая это была для нас радость после 6 месяцев, т.к. ты помнишь, какая неуютная наша походная церковь в Царском Селе. Здесь церковь хорошая. Одна большая летняя в середине, где служат для прихода, и две зимние по бокам [имеются в виду приделы— К. К.]. В правом приделе служили для нас одних».

Пьер Жильяр отметил: «В эти дни вставали очень рано и, когда все были в сборе во дворе, выходили через маленькую калитку, ведущую в общественный сад, через который проходили между двух рядов солдат. Мы присутствовали исключительно у ранней обедни почти одни в этой церкви, едва освещенной несколькими восковыми свечами; публика строжайше не допускалась. По дороге в церковь или на обратном пути мне часто приходилось видеть людей, осенявших себя крестным знамением или падавших на колени при прохождении Их величеств. Вообще жители Тобольска оставались очень расположены к царскому семейству, и наша охрана должна была беспрестанно принимать меры, чтобы воспрепятствовать им останавливаться под окнами или осенять себя крестным знамением, проходя мимо дома, занимаемого царским семейством». (далее…)

Поделитесь с друзьями:

«СЕМЬЯ МОЛИЛАСЬ ПОД КОНВОЕМ…» Отрывок из главы «В ТОБОЛЬСКЕ»


untitledЗа все время заключения в Тобольске посетить всенощную в церкви Царской семье не позволили ни разу, (они служились на дому накануне), а литургии в храме Семья посещала.

Первый раз Царскую семью допустили в Благовещенскую церковь 8 сентября 1917 года — на праздник Рождества Пресвятой Богородицы. Как общий момент, отметим, что когда Царской семье разрешали пойти на литургию в храм, службы всегда были ранними, а вдоль пути следования — пройти немного садом и через улицу — всегда ставился караул, который дежурил и у самой церкви. Во время присутствия Царской семьи горожане в храм не допускались. В самой церкви рядом с Царской семьей, их приближенными и слугами, дежурила охрана, не позволяя переговариваться: Семья молилась под конвоем. По выходе Венценосцев и их приближенных служили вторую — позднюю литургию для прихожан. (далее…)

Поделитесь с друзьями: