РУССКОЕ МОНАШЕСТВО В НАЧАЛЕ ΧΧ ВЕКА

РУССКОЕ МОНАШЕСТВО В НАЧАЛЕ ΧΧ ВЕКА

Начало ΧΧ века для Российской империи ознаменовалось развитием экономики, промышленности и культуры, а также ростом общественных движений и нарастанием кризисных явлений в обществе. В печати, на общественных собраниях, в среде духовенства стали активно обсуждаться проблемы Русской Православной Церкви. После Первой русской революции 1905 – 1907 годов, указа «Об укреплении начал веротерпимости», нарастания чаяний и стремлений к реформам во всех сферах жизни общества у представителей Православной Церкви также появились возможность и желание более открыто выражать свое мнение по вопросу о проблемах современного положения Церкви в государстве и путях их решения. Сказались также ожидания скорого созыва Поместного собора, который должен был рассмотреть и одобрить различные проекты реформ (высшего церковного и епархиального управления, приходской, монашества и т.д.).

На этом фоне в начале XX века состоялись три съезда монашествующих, на которых обсуждались насущные проблемы монастырского быта и предлагались пути их решения. 5 – 13 июля 1909 года проходил Первый всероссийский съезд монашествующих, остальные два состоялись уже после Февральской революции 1917 года – Съезд ученого монашества (7 – 14 июля) и Съезд представителей от монастырей (16 – 23 июля). 

На каждом из этих съездов признавалась благотворная роль общежительного устава для правильного развития монастырской жизни и рекомендовалось вводить общежитие во всех обителях. Также утверждалась необходимость и полезность старческого руководства. И даже в революционном 1917 году, когда жажда перемен и обновления охватила все общественные слои, не исключая и часть духовенства, несмотря на изменившиеся политические условия, участники съезда постановили, например, что учреждение Союза всех православных русских обителей по образцу мирских профессиональных организаций  излишне, а нужно заботиться о внутреннем устроении монашеской жизни, в частности, о том, чтобы старческое руководство существовало в каждом монастыре. Обращалось внимание и на расширение просветительской и благотворительной деятельности монастырей.

Например, задачей съезда ученого монашества ставилось «изыскание лучших способов самоотверженного служения просвещенных иноков Церкви в настоящее трудное время ее внешней жизни и в грядущие дни ее свободного существования, в частности, вопрос о необходимости или желательности учреждения просветительных монастырских или деятельно-монашеских братств». В статье иеромонаха Кирилло-Белозерского монастыря Антония «Желательное в жизни наших монастырей», напечатанной в 1917 году в Новгородских епархиальных ведомостях говорилось: «Пусть монастыри сделаются образцами нравственности, пусть обитатели их живут по заветам Христа, и, исполняя Его заповедь о любви к ближнему, примут на себя культурно-просветительные задачи для народа».

Таким образом, несмотря на революционные настроения, стремления к обновлению и реформам, охватившие российское общество в начале XX века, особенно в 1917 году, представители русского православного монашества в целом оставались приверженцами православной традиции и идеалов истинно христианского монашеского устроения.

Поделитесь с друзьями: