Смертию смерть поправ

DSCN0457Как прелестны первые аккорды весеннего пробуждения. Еще вчера дул промозглый ветер и природа нахохлившись и прозябнув от такого вероломства, словно молодая девушка, одетая в легкую курточку, жалась от безжалостного серого и безапелляционно натиска холодной действительности. Прекрасная, излучающая веру и надежду на теплое и нежное к ей отношение, с трогательной, детской надеждой, она открыто стоит и ждет. Ждет тепла и ласки, ласки солнечных лучиков, которые обогреют и расцветят бытие, всеми красками этой прекрасной, Богом созданной действительности. Природа – она не перестает верить и по вере воздается её. Вот робкий солнечный луч пробился сквозь серые облака, вот ещё и ещё. Струйки ласкового тепла коснулись озябшей, но счастливой от ожидания встречи природы. Вот соловей встрепенулся и запел свою серенаду любви всему живому. Как прелестна его песнь, сколько тепла и любви, сколько нежности и благодарности к Божьему миру – вслушайтесь. Симфония пробуждения. Единение и возрождение от серости к лучезарному, наполненному звуками и ароматами бытию. Весна – это бал, где звучит симфония Божественной любви и явственно, в каждом мгновении, Господь являет нам чудо возрождения и победы жизни. Жизни вечной, прекрасной, благоухающей своей великолепной красотой и совершенством, которое невозможно не вообразить, не описать. Ей можно лишь восхищенно проникнуться и пропеть в такт трели соловья: “Слава Богу за всё”. Ещё вчера вишни  и яблони стояли в ожидании своего часа, часа встречи с Божественным чудом воскрешения. Они, как мудрые девы, не спали, а ждали прихода заветного часа, божественной встречи. И вот- рассвет окрасил горизонт в багрянец и вишневые деревца- невестушки из невзрачных дурнушек преобразились в прекрасных девиц- лебедушек в бело-розовом наряде. Божественно красивы и трогательно нежны чудеса Божьего перерождения. Соловей без устали поет гимн пробуждения и всё замысловатее и нежнее его признания в любви Божественному милосердию и всё теплее и ласковее лучи ,озаряющие голубой покров  накрывающий пробуждающую и возрождающую природу, под заботливым покровительством Пресвятой Матери нашей Богородицы. Дом – милый дом!!! Здесь нет места смерти – здесь царствует жизнь и любовь. И даже когда день сменяет ночь, жизнь россыпью многочисленных звезд, освещает прекрасное великолепие вечной любви Создателя. Милостивое покровительство Пресвятой Богородицы, каждому листику, дарует бриллианты заветной любви, капельки росы, которые искрятся под первыми лучами солнца и напояют всех сладкой нежностью возрождения и пробуждения и да будет так, вновь и вновь поет соловей и вторит где-то в тиши пробуждающегося леса кукушка.

На самом краю небольшой деревушки, всем этим великолепием любовались два милых ребенка, Витя и Оля. Они когда-то были привезены из большого и шумного города к бабушке и деду. Город слишком суетное и жесткое место для детей и тем более для детей, которые заболели. Витя и Оля были, как сказали бы доктора, безнадежно больны и медики посоветовали родителям увести детей в деревню и отдаться на волю Божию. Родители так и сделали.

Были у них в роду два монаха, баба Фрося и дед Владимир. Баба Фрося жила на краю деревни и служила господу молитвой и добрыми делами, помогая воспитывать детей родственникам и нуждающимся. Дед Владимир был монахом в одном монастыре и служил Господу, там где было необходимо, но как-только была возможность, он приезжал к сестре и помогал ей всем чем мог и окормлял духовно чад, находящихся на воспитании, да и жители деревни бежали к нему за советом и благословением. Когда Витя и Оля приехали в деревню к бабушке то им было совсем мало лет. Вите было 3 месяца, а Оле было полтора года. У бабушки уже было трое детишек: Валечка, Наташа и Володя. Они были добрые и хорошие детки. С любовью и теплом встретили они в свою семью Витеньку и Оленьку.

Шла война. Было очень трудно, но Господь не оставлял эту божью семью и дед Владимир, который служил тогда в блокадном Ленинграде, привозил детям свой паек, а сам постился и питался просфорочкой и святой водичкой. Бабушка в молитве и труде поднимала деточек. Они ходили в лес и собирали грибы, ягоды, травы и коренья. На огороде росло всё необходимое, чтобы прокормить семью. Господь милостиво подавал своим детям хлеб насущный и был чуток к их молитвам.

Витенька скоро начал выздоравливать и становился крепким и озорным мальчуганом. Врачи не верили своим глазам, когда его привезли в город на осмотр. Деду Владимиру врач сказал: “Батюшка – это чудо что Витенька жив, но разговаривать он не сможет. У него дефект который не позволит ему заговорить” Витенька сидел на руках деда, и играл с его пушистой бородой. Дед Владимир мужественно выслушал слова доктора, поцеловал Витенку в лобик и улыбнувшись сказал: “Доктор – на всё Воля Божья! Он любит нас любыми, а наше дело молиться и благодарить” На том и расстались. Оленька тоже подрастала и хорошела. Они с Витенькой были как дружны, как ниточка с иголочкой. Оля учила Витеньку говорить. Это было очень трогательное зрелище, когда на расстеленном одеяле, в саду, под яблоней собирались детки и начинали развлекать друг друга рассказами или читали друг другу книжки. Оленька обняв Витеньку, целовала его в макушку и приговаривала: “Милый мой ангелочек, скажи Аминь”. Витенька пытался что-то сказать и это что-то и служило, либо для начала чтения либо для начала какой-то игры. Витенька был всегда обласкан и любим и он чувствовал это. Когда все молились, Витенька старательно крестился и шевелил губами, иногда у него получалось что-то выговорить, но нужна была операция.

Как-то вечером приехал дед Владимир и с ним ещё один монах с его монастыря. Его звали Серафим. Когда-то он был детским хирургом и многим деткам помогал. Вот пришло время помочь и Витеньке. Дед с братом Серафимом долго молились и приготавливали всё для того, чтобы брат Серафим смог сделать Витеньке операцию. Война… у неё свои законы. Брат Серафим привез с собой всё необходимое и дед Владимир, взяв Витеньку на руки , крепко обнял его и держал и молился пока брат Серафим, сделав укольчик, делал операцию Витеньке. Надо было сделать всё так ювелирно, чтобы не навредить и крепкие и любящие руки деда Владимира держали сонного ангелочка Витеньку, пока по милости Божией брат Серафим врачевал. В

сё прошло хорошо. Витенька проснулся и конечно несколько дней чувствовал последствия хирургического вмешательства. Он не мог кушать. Дед Владимир не выпускал его из рук и кормил через поцелуйчики. Витенька очень любил играть с бородой деда и постоянно зарывался своим носиком в его пушистые и мягкие волосы. Дед пел ему и качал на руках. Они не расставались три дня . Витенька так и висел у него на руках и спал у него на груди.Брат Серафим тоже носил его, но Витенька с некоторой настороженностью относился к нему и соглашался посидеть у него лишь немного, а потом снова залазил на руки у деду Владимиру и улыбаясь во все щеки , играл с бородой и засыпал. Три дня борьбы с недугом, самые ответственные, были вымолены и в буквальном смысле прожиты единым сердцем этой семьи. Сердцем в котором был Господь. На четвертый день Витенька первый раз после операции смог покушал с ложечки. Как все радовались. Это было праздником. А когда он вдруг, сидя на руках у деда, в ответ на привычное “ Ты мой Витек-ангелок” сказал: “Да” и улыбнулся, как ясное солнышко, то у всех из глаз потекли слезы и дед Владимир и брат Серафим не удержались. Витенька улыбаясь, вдруг взял двумя ручонками деда за бороду и чмокнул его прямо в губы, а потом посмотрел на него своими голубыми как небо глазами и сказал”Деда”, а затем повернулся к брату Серафиму, строго посмотрел на него и деловито сказал – “Дед” Все смеялись сквозь слезы. Оленька тоже плакала и смеялась. Её Ангелочек -Витенька заговорил.

С каждым днем Витенька говорил всё увереннее и охотнее, но это доставляло ему ещё некоторую физическую боль. Бабушка врачевала его травами и любовью. Он очень любил иконку святителя Николая и дед Владимир дал ему медальон со святителем. Витенька бегал, постоянно доставал медальон с груди целовал его, вытирал, потом пулей летел к деду, карабкался ему на руки, целовал его куда успеет, сползал, подбегал к брату Серафиму, целовал ему руку и убегал играть в сад. Так он делал несколько раз за день, такая у него была духовная потребность. Всё благосклонно относились к этому и благословляли Витеньку, как только он в очередной раз начал облет деда и брата Серафима. Брат Серафим смотрел и лечил не только Витеньку. Детки под присмотром бабушки Фроси были ухожены, но война и врожденные болезни всё же требовали врачевания. Брат Серафим с особой любовью и нежностью относился к деткам и они легко соглашались на лечение. Всё было с Божьей помощью и всё было благополучно. Детки были веселы и Витенька, который стремился наверстать время своего молчания, ещё больше всех веселил.

Оленька, миленькая и очень красивая девочка с голубыми глазами и русыми вьющимися волосами была похожа на ангелочка с рождественской открытки. Брат Серафим всегда с особым вниманием и любовью относился к ней и как-то уж очень пристально следил за ее занятиями и настоятельно просил не перегружать ее играми и рукоделием. Бабушка Фрося заметила печаль в глазах брата Серафима и как-то вечером, когда дети уже спали, усадила на дворе за самоваром брата Серафима и деда Владимира и прямо задала вопрос о Оленьке. Она и сама догадывалась о причинах ее быстрой усталости и одышке, но брат Серафим врач и он лучше мог знать природу этих явлений. Брат Серафим скорбно сообщил, что у Оленьки врожденный порок сердца и только Господь ведает её жизнью, а мы можем молиться и любить её сколько отпущено.

Было решено взять Оленьку в монастырь, под присмотр брата Серафима. В монастыре было множество святынь и была преподобная Васса, которая исцеляла и помогала всем болящим. Решено было вымаливать Оленьку в монастыре, да и питание там было для нее более подходящее. Все знали, что Оленька будет очень скучать без Витеньки и поэтому Витеньку тоже взяли с собой. Так, вчетвером, помолясь отправились в монастырь. Устроились в доме напротив монастыря. Дед Владимир и брат Серафим неотступно следили за детьми и брали их везде с собой. На службе детки сидели на клиросе, а иногда Витю брали в алтарь и он деловито открывает коробочку с ладаном. Монахи называли Витеньку – братик Витек-ангелок и ему это очень нравилось. Оленька была такой миленькой, как будто цветочек. Они с Витенькой часто играли возле трех старинных дубов и наблюдали, как Аисты прилетевшие на лужайке греются на солнышке и расправив крылья важно прохаживаются по монастырским аллеям. Витенька подражая святым старцам этой святой обители, подходил к трем камням, на которых когда-то молились старцы, читал Трисвятое, старательно крестился и поцеловав медальон со святителем Николаем, целовал камни и подбежав к Оленьке, целовал ее в щечку.

Иногда они кормили монастырских белок, которые прибегали к детям и монахам за лакомствами, которыми их баловали. Это было замечательное зрелище. Маленький брат Витек-ангелок протягивал белке сухарик со словами “ На”… Белка смотрела и выжидала, не дадут ли ей ещё чего нибудь. Витек-ангелок, подождав немного, деловито говорил ей : “ Не хочешь – не надо, подумаешь- скажешь” и засовывал сухарик себе в рот. Белка так и сидела в раздумии. Все вокруг смеялись, а Витек-ангелок повторял процесс кормления. Белка понимала, что перед ней серьезный человек и уже не думая долго, брала своими цепкими лапками сухарик и убегала на ветку повыше, чтобы покушать.  Братия очень любила детей. Витеньке пошили форму матроса-юнги и он с гордостью носил ее и очень старался не запачкаться. Он очень заботился об Оленьке и всегда дарил ей цветы и бегал молиться с братией в пещерный храм и к Божьей Матери, чтобы Оленька выздоровела.

Лето пролетело незаметно. Осень принесла с собой серые тучи, дожди и стала безжалостно комкать и рвать листья, гоняя их обессиленные по мокрым от дождя аллеям. Увядание природы чередовалось с буйством красок осени. Багрянец листьев, разноцветные всполохи поздних астр, расцвечивали серые дни осенней поры. Дед Владимир часто читал детям притчи из Евангелия и они подолгу обсуждали их. Каждый день дети причащались и каждую литургию они с радостью вторили братскому хору “Смертию Смерть поправ..”  Им очень нравилось это место… Почему? Да разве ж это можно объяснить! Им нравилось всё в богослужении, но вот это место они пели с особым чувством и с особой радостью.

Осенью Оленька стала болеть чаще.  В праздник Воздвижения Честного  Животворящего Креста Господня она, очень слабенькая, причастилась и на руках деда Владимира, который носил её по монастырской аллее, попросила сходить к преподобной Вассе, в Успенский храм к Божьей Матери, и  посмотреть на дубы и белочек. Брат Серафим, дед Владимир, Витенька и Оленька шли по осенней аллее монастыря. День был теплым. Вьющиеся волосы Оленьки гладил ветерок. Посетив все места, которые хотела посетить Оленька, она попросила деда положить её на один из трех святых камней,чтобы она посмотрела, как птицы клином по небу улетают на юг, домой. Дед постелил свою теплую жилетку на камень и уложил девочку поудобнее, чтобы она могла насладиться красотой осеннего неба, в котором с прощальным криком, клином летели журавли. Они летели далеко, далеко, далеко, в голубые далекие дали, в дивный край, там где райский простор, где не будет не зла не печали. Витенька побежал сорвать несколько цветов для любимой сестрички, чтобы хоть как-то смягчить ее страдания, которые она старательно скрывала от всех, но скрыть это было невозможно. Бледное измученное болезнью личико с заостренным носиком, ещё сохраняло ангельские черты, но голубые глаза, где-то очень далеко отражали просторы неба, голубые далекие дали… 

Все молча стояли  и смотрели, как улетают вдаль журавли. Оленька лежала на телогрейке деда и улыбаясь вдруг сказала: “ Вот оно – Счастье” Дед Владимир и брат Серафим встали рядом с ней на колени и хотели поправить телогрейку, чтобы ей лучше было видно окрестности. Оленька лежала с широко открытыми голубыми глазами, в которых отражалось осеннее небо. Она ушла… Далеко, далеко, далеко. В Голубые далекие дали, в Божий дом, там, где райский простор, куда ангелы Олю забрали. Витенька подбежал с букетиком астр и застыл. В небе клином, с последним прощальным криком летели журавли. Дед взял на руки Оленьку, перекрестил, закрыл ей глазоньки, поцеловал в холодный лобик и все молча пошли в храм. Брат Серафим два раза ударил в колокол. Братия собралась в храме. Оленька, в беленьком платьице, словно спящая принцесса лежала посредине храма. Пел братский хор.Пел проникновенно и с верой. С верой в жизнь вечную, без боли и  страдания, в мире где дети не умирают, но живут и радуются красоте мироздания и любви Творца под защитой Пресвятой Богородицы. Витя как-то сразу повзрослел. Он раньше мог хныкать, когда Оленька уговаривала его идти на раннюю литургию, но теперь нет. Он один из первых приходил в храм, во всем помогал деду Владимиру во время службы, и молился, молился и молился Божией Матери, каждый день стоя на коленях у трех святых камней. Когда ему исполнилось 14 лет, то он поступил в речное училище, чтобы стать моряком, как хотела Оленька. Он стал моряком-подводником.

Весна гимн жизни. Витенька очень любил весну. Пору цветения – тот момент, когда всё вновь оживает и деревья облачаются в самые лучшие наряды, о которых и не мог мечтать самый богатый человек со славе своей. Когда зацветает вишня и в белой девственной красоте предстает пред небесами, как образ милости и бессмертия жизни с Богом.

Витенька стал достойным человеком, служил родине верой и правдой. Был преданным сыном для Бога и отечества. Прошло не мало лет и однажды, когда журавли огласили окрестности монастырских аллей радостным криком возвращаясь, весенней порой, дочь “Витька-ангелка”- Ольга , которая родилась в день праздника Воздвижения Честного и Животворящего креста Господня, приехала в монастырь, поклониться деду Владимиру, который покоится в монастырских пещерах, за его любовь, служение и молитвы. Оля стояла у святых дубов и святых камней, со своей дочкой, молилась и благодарила Господа и Пресвятую Богородицу за ВСЁ! На монастырской аллее уже показались первые подснежники и Олина дочка сорвав несколько цветков, зачем то положила их на святой камень поросший мхом. В голубом весеннем небе клином летели возвращаясь журавли и в их крике вдруг ясно прозвучало “ Смертию смерть поправ и сущим во гробе живот даровав..”

Ольга Польская

Поделитесь с друзьями:
Дата публикации: 7.06.2017 (последнее изменение: 8.06.2017)
Рубрики: Публикации