Святитель Филарет, архиепископ Черниговский и Нежинский. Беседа в неделю о Закхее

Помните ли, слушатели, что говорил Спаситель о богатых, когда богатый юноша отказался следовать за Спасителем? «Удобее есть, – говорил Господь, – верблюду сквозе иглине уши проити, неже богату в царствие Божие внити» (Лук. 18, 25). Но, присовокупил Спаситель: «не возможная у человек, возможна суть у Бога» (Лук. 18, 27). И вот в оправдание последних слов Господа представляется нам пример Закхея. Сей пример показывает именно то, что и богатый может быть в числе чад Авраамовых. Как же это может случиться, послушаем евангельское повествование о Закхее.

«И вшед (Иисус) прохождаше Иерихон. И се муж, нарицаемый Закхей; и сей бе старей мытарем, и той бе богат» (Лук. 19:1, 2). Закхей был не только мытарь, что значило откупщика государственной пошлины, но «старей мытарем» – главный откупщик сборов. Иерихон, где жил Закхей, был богатый город; торговля пальмовым лесом и бальзамом делала его славным и цветущим. Потому не удивительно, что главный откупщик таможенных сборов в торговом Иерихоне был богатый человек.

«И искаше видети Иисуса: …и не можаше от народа, яко возрастом мал бе. И предытек возлезе на ягодичину, да видит, яко хотяше мимо ея проити» (Лук. 19, 3, 4) Слух о чудесах и учении Иисуса возбудил в Закхее веру в Иисуса; вера возбудила желание видеть Иисуса. Закхей ищет счастия видеть Иисуса. Но вот препятствия: «возрастом мал бе». Малый рост мешает видеть Иисуса в толпе народа. Что делать? Протесняться сквозь толпу, чтобы приблизиться к Иисусу? Известному богачу, человеку с таким значением в свете, толкаться между людьми всякого рода, – щекотливо. При том Закхей, как приметно, не считал удобным, без предварительного знакомства, вступить в сношение с Иисусом. Что же делать? Хочется видеть Иисуса, но как увидеть? Искать высокого места, высокого дерева? Очень щекотливо. В виду многих лезть на дерево? В виду всех оставаться на дереве? Это значит выставить из себя цель, куда посыплются насмешки молодежи, колкости остряков, говор толпы. Очень понимает, очень чувствует это Закхей. И однако решается на все, чтобы только видеть Господа. Прекрасная решимость! Закхей решается на неприятности, на унижение, чтобы только исполнить святое желание; Для Господа вступает в борьбу со светом и его мнениями: вот подвиг достойный высокой души!

Не легок для богача такой подвиг; но если он необходим для спасения, надобно избрать его. «Доколе… храмлете на оба колена?» – говорил пророк Илия Израилю. Если Бог Израилев – Бог ваш, зачем не оставляете беззаконных желаний ваших? Зачем вся душа ваша не служит Ему – истинному Владыке и Богу вашему? (3Цар. 18:21) Ты чувствуешь худое положение твое, чувствуешь нужду в перемене жизни; но ложный стыд мешает тебе начать другой образ жизни, но тщеславие удерживает тебя на пути, который так верно ведет к погибели. Сжалься над собою. Представь себе тот стыд, которым покроешься, выставленный на суде всемирном. Представь себе ту скорбь нескончаемую, которая терзать тебя будет за твою измену Господу, за твое безумное обречение себя на погибель для мира погибельного. Трудно идти против обычаев, принятых светом? Тяжело выставлять себя на позор миру? Но если известный оборот денежный обещает нам выгоды; если есть надежда получить за труд славу: на что не готовы бывают для денег? Каких трудов не несут для честей? Отчего же нет такой решимости, нет такого постоянства в нашей любви к собственному, вечному спасению? Зачем для денег больше жертв, для честей больше трудов, чем для Господа? Дело в том, что и не начинают добра, не приступают к нему, чтобы обратиться в смиренной молитве за помощию к Господу. Если ты уверен в святости предприятия, в нужде его для души: помолись Господу и иди бодро своею дорогою; не унижай души твоей пред грехом. Пусть люди не понимают тебя! Знает и покрывает тебя Бог. Потеряешь здесь славу? Там возвратят. Осмеют здесь люди? Утешит здесь и там Господь. Хотя бы довелось тебе за добрый подвиг терпеть насмешки, клеветы; не отступай назад; без сражения не бывает победы, а победителю венец, – претерпевый до конца той спасется.

Решимость Закхея на неприятность для добра не осталась без награды. Закхей считал за счастие только что взглянуть на Господа; а Серцеведец, видя расположение Закхея, утешает его неожиданною радостию, – посещает самый дом Закхея. За то и Закхей не остановился на одном первом подвиге. Согретый, воспламененный любовию Господа, он тогда, как неразумие ропщет на любовь Господа, посетившую дом грешного мужа, делами показывает, что в сердце его произошла чудная перемена, – делами свидетельствует благодарность свою к посетившей его любви Господа.

Господи! говорит он, – «се пол имения моего… дам нищим» (Лук. 19, 8) Отчего же Закхей, благодарный Господу, обращается с благодарною любовию к бедным? Это оттого, что богатый Закхей мог делать доброе именно благотворением ближнему, – оттого, что от богатого прежде всего требуется, чтобы он жил не для себя только, а для бедных. Богатство дано богачу не для него одного; богач – поверенный Божий, человек, которому поручено сделать распоряжения, достойные благоразумия, достойные воли Божией; на его отчете состоят и бедные. Такова воля Божия о богаче! С бедного взыщут за недостаток терпения, за ропот на бедность; богатому напомнят о Лазаре, если он оставлял того перед вратами в ранах, без куска хлеба, а сам роскошно ел и пил. «Бог любы есть» (1Иоан. 4, 16). Он хочет, чтобы бедность подкреплялась щедростию богатых, а богатый находил утешение в благодарной молитве бедных. Для отца семейства самое приятное удовольствие, когда делают удовольствие детям его. Точно также и для Отца небесного. «Взалкахся и дасте Ми ясти: возжадахся и напоисте Мя: …в темнице бех и посетисте Мене. …Господи, когда Тя видехом алчуща… или жаждуща… или странна…? Понеже сотвористе единому сих братий Моих меньших, Мне сотвористе» – говорит Господь (Матф. 25, 35–40). Кто холоден к страданиям бедности, равнодушен к стону нищеты; тот напрасно уверяет себя, что он любит Господа. Если не любим мы ближнего, которого видим: как можем любить Бога, которого не видим? Ближний мой носит образ Отца моего небесного: как же не помочь ближнему, как не разделить с ним того, что есть у меня? Вы, которым дал Бог средства благотворить ближним! Творите волю Божию о вас, чтобы было с чем явиться в ту жизнь: питайте алчущего, одевайте нагого, утешайте печального, посещайте заключенного в темнице. «Блажен милуяй нища и убога: в день лют избавит его Господь» (Псал. 40, 2). «Иже затыкает ушеса своя, еже не послушати немощного и той призовет, и не будет послушаяй его» (Прит. 21, 13).

Половину имения назначаю я бедным, говорил Закхей Господу, а половину удерживаю у себя, но и ту не для себя; ее удерживаю я с тем, чтобы платить обиженным мною: «кого чем обидех, возвращу четверицею» (Лк.19,8). Если Закхей и другую половину оставил не для себя: почему не раздает он ее бедным, как роздал первую? Это потому, что чужим нельзя располагать по своему произволу, – чужое надобно отдать, кому принадлежит оно. «Чти Господа от праведных твоих трудов, и начатки давай Ему от твоих плодов правды», – говорит премудрый царь (Прит. 3, 9). Закхей нажил богатство так честно, как наживают его многие. Одна половина без спора пред совестию признана собственностию честности его и из другой половины только четвертая доля полагается неправедно нажитою. И однако было и у Закхея несправедливо нажитое. Да и легко ли избегают греха, наживая богатство? Не самою ли большею частию приобретают его ценою неправды? Не чаще ли платят за него обидою ближнему то тайною, то явною? Если же так: то что значила бы милостыня из такого богатства? Не тоже ли, что милостыня хищника? Нет, пусть хищник-богач отдаст отнятое тому, у кого отнято: правда требует, чтобы заглаждена была неправда удовлетворением правде. Иное дело, когда нет возможности загладить неправду. Тогда обратись к помощи милосердия.

«Аще кого чем обидех возвращу четверицею» (Лк.19,8). Закон Моисеев говорил, что если кто уличен будет в краже: он платит за овцу четыре овцы; если же сам он объявит о краже: то с него брать вдвое (Исх. 22, 1). Закхея никто не уличал в хищении. И однако он налагает на себя ту пеню, которая взыскивалась законом с уличенного хищника. Такова кающаяся любовь! Она не только платит правде, но платит такою платою, которой и не требовала правда; она исполняет не только букву закона, но и то, о чем не говорит буква. Она хочет страдать, чтобы принести Господу плоды, достойные чистого покаяния; подвергает себя наказанию, чтобы как можно более смирить себя, как можно глубже почувствовать свою виновность и неправду.

Итак, второй подвиг кающегося богача должен состоять в подвиге благодарной любви. Надобно, чтобы раскаяние оправдало себя делами. Прежняя жестокость к нищему брату должна быть заменена щедростью. Богатство досталось не без греха? Необходимо наказать себя за неправду открытым сознанием в неправде. Правда требует, чтобы все чужое возвращено было по принадлежности, а любовь ожидает, чтобы вознаграждение было не только полное, но и умноженное до избытка. Жаль расстаться с земным? Но, если не расстанется, не увидит богач вечных благ, мало того – поплатится вечною мукою за неправды. Чтобы надеяться на евангельские награды, надобно творить евангельские добродетели. И язычник любил любящего его, платил долг по требованию правды. Христианину надобно делать более, надобно вознаграждать обиженного вдвое.

Бог благодати и милости да вразумит всех нас во спасение, и подаст силу творить дела спасительные. Аминь.

Поделитесь с друзьями:
Дата публикации: 22.01.2018 (последнее изменение: 22.01.2018)
Рубрики: Проповеди