Детское чтение для сердца и разума

Бабочка с золотыми крылышками, стрекоза с тоненькими ножками и прилежная пчелка. Сказка.

– Ах, матушка! Какую давича я видела прекрасную бабочку! – сказала однажды молодая Милока своей матери.

– Где ты ее видела, дитя мое? – спросила, усмехнувшись, Прозорлида (так называлась ее мать).

– Вон там, матушка, за нашим домом, на розане. Какие у нее крылышки – золотые и сама такая пригоженькая! Еще тут же недалеко видела я стрекозу, и она мне полюбилась. Я ловила, ловила ее, нет, не поймала. Какие у нее легкие и тоненькие ножки! Как приятно она поет! А бабочка еще лучше! Ах, если бы вы сами ее посмотрели! Пойдем, матушка, туда к ней.

– Хорошо, пойдем, – сказала Прозорлида, – посмотрим, что за бабочка с золотыми крылышками.

Прозорлида была искусная и умная волшебница. У соседки ее были три дочери: одна называлась Краса, другая Прыга, а третья Доума. Прозорлида приметила, что одиннадцатилетняя ее дочь Милока часто зовет к себе играть в куклы двух первых, а третью никогда, потому что те были резвы и щеголеваты. Доума была постоянная и трудолюбивая девушка, но не так нарядно ходила. Итак волшебница захотела сыграть волшебную шутку, превративши Красу в золотокрылую бабочку, Прыгу в стрекозу, а Доуму в прилежную пчелку, дабы показать своей дочери сколь несправедлив ее выбор.

– Так это та бабочка Милока?

– Да, матушка, это она, которую я давича видела. Видно она любит этот цветочек. Какие у нее крылышки, посмотрите. Она всегда садиться на хорошенькие цветочки, не сядет на репейник или крапиву.

– Ах, да куда же она летит от нас? К этому болоту! Ведь она замарает там свои крылышки. А, нет, она села на осоке.

– Постойте здесь, матушка, я побегу за ней и догоню ее.

– Куда ты побежишь, Милока! Куда? Здесь очень топкое место, ты утонешь, после трудно тебе будет выйти.

– Нет, Матушка, право, не утону. Я пойду по этой траве, которая растет на болоте.

– Да смотри же, берегись, чтоб не утонуть за своей бабочкой!

Милока бежит, Прозорлида кричит ей в след:

– Эй! Не утони же…

– Кажется, я здесь не утону. Нет, вот такая большая трава! Я натереблю этой осоки и положу ее на траву, так крепче будет и уже нечего бояться. Прекрасная бабочка, как ты хороша! У тебя черненькие глазки, у тебя золотые крылышки, я тебя изловлю, изловлю. Ах, матушка, матушка, утонула я, утонула, помогите!

– Я сказывала тебе, глупенькая, что ты здесь утонешь. Видишь ли, какое опасное место? Вот куда завела тебя пригоженькая твоя бабочка.

– Так, матушка, я виновата. Пропадай она и с золотыми крылышками. Нет, опять не погонюсь.

Милока отдохнула и не хочет уже гоняться за бабочкой.

– Посмотри же ты, бедное дитя, – говорила Прозорлида, – на эту пчелку. Как она постоянна! Как долго сосет сладкие соки из цветочков! Какая приятная работа! Она теперь сидит на розе и скоро полетит в свой дом заготавливать себе пищу на зиму. Она не летает на болото, чтобы там с негодных и вредных растений собирать мед. Она умна и остра на выдумки. Как в ее доме все порядочно! Она прилежна и не проживает лето в праздности, как резвая бабочка.

Прозорлида как ни хвалила пчелку, но Милоке скучно было слушать о ней.

– Нет, матушка, что в ней? Я не могу любить ее. Видите, какая она сердитая на взгляд. Да она же и жалит! Однажды хотела я сорвать цветочек, на котором она сидела и она меня очень больно укусила.

– На что ты рвала в то время цветочек? Ты ей помешала трудиться.

– Нет, матушка, что в ней? Оставим ее и пойдем к этой стрекозе. Вон она там!

– Где она? Укажи мне, Милока.

– Вон там, матушка. В высоких коноплях. Слышите ли, как она поет? Пойдемте…

– Это она, Милока, с тоненькими ножками?

– Да, матушка, она с тоненькими ножками, посмотрите, как она скачет с одной конопельки на другую, а поет-то как! Послушайте – трс, трс, трс…

– Да, любезная дочь, она хорошо поет и высоко прыгает. От этого, видно, она и нравится тебе. Но посмотрим, будет ли она петь зимою.

Столь сильная волшебница, какова была Прозорлида, могла все делать, что только ей было надобно. Она, обротясь к северу, мешает волшебным своим жезлом по воздуху. Вдруг, с полночной стороны поднялись снежные облака и холодный ветер, наступила зима.

– Ну, Милока, посмотри, скачет ли теперь твоя стрекоза? Поет ли она? Видишь ли, как она подняла кверху тоненькие свои ножки? Это от того, что она летом ничего не делала, а только пела, резвилась и прыгала. Теперь она с голоду умерла. А пчела после трудов своих питается медом и спокойно смотрит из низкого своего окошка на погибшую попрыгунью.

– Ах, матушка, пусть она мало трудилась, но мне жаль ее. Она не оживет, прекрасная стрекозочка! – Милока берет ее в руки и целует. – Нет, уж не оживет она. Ах, матушка, неужели вам не жаль, что такая прекрасная тварь умерла. Она умела петь, умела прыгать высоко.

– Любезная дочь, не печалься, это для тебя послужит наставлением.

Лишь только она выговорила то, опять махнула волшебным своим жезлом, снежные облака рассеялись, и зима исчезла. Идут три девушки с поля домой.

– Дитя мое, – сказала тогда Прозорлида, – знаешь ли, какие это девушки?

– Это, матушка, соседки Краса и Прыга, мои подруги, а третья Доума, невеселая их сестра.

– А я тебе сказываю, что это бабочка с золотыми крылышками и стрекоза с тонкими ножками, а третья пчелка.

– Как, матушка! Они были превращены? Да которые же из них были бабочкой и стрекозой?

– Краса была бабочкой, которая летала по болоту, а Прыга стрекозой, которая пела, пела, да и умерла с голоду.

– Да скажите, матушка, кто их превратил в такие твари?

– Кто бы то ни был, я это знаю, – отвечала, улыбнувшись, Прозорлида.

– Как же это могло статься, матушка? Ведь стрекоза умерла!

– А теперь она жива, – сказала Прозорлида, засмеявшись, – что тебе до этого нужды, дочь моя. Послушай, что я тебе скажу. Ежели выбор твоих подруг будет зависеть от тебя, то я наперд сказываю, что тебе нечего перенимать у Красы и Прыги. Если ты будешь во всем следовать Красе, то с этой бабочкой утонешь в болоте или сама будешь ветренной бабочкой. Если же будешь подражать Прыге, то умрешь с голоду также, как и стрекоза. Любезная моя дочь! Никогда не презирай постоянной и прилежной пчелки, несмотря на то, что она не имеет на себе щеголеватого убора бабочки, и не занимается летом пустой музыкой и пляской стрекозы. Выбери Доуму себе в подруги, и ты научишься от нее, как в холодную зиму жизни твоей проводить дни в удовольствии и быть похожей на счастливую и спокойную.

Из первого в России журнала для детей “Детское чтение для сердца и разума”

Поделитесь с друзьями: