НовостиНовости приюта и школы

Беседа с маленьким пономарём

dsc04600Интервью с Алексеем Пашковским, учеником 2 класса «Доброй школы на Сольбе»

– Алексей, расскажи, пожалуйста, как так получилось, что ты стал пономарём?

– Матушка завела меня в алтарь неожиданно – вот прямо на Казанскую Матерь Божию. Наверное, она хотела поздравить меня с праздником, поэтому и поставила помогать батюшке.

– Благословила тебя?

– Благословила. Я знал, что женщинам нельзя входить в алтарь. Когда Матушка туда вошла, я понял, что Матушка – это Матушка, ей можно заходить в алтарь.

– Ты сам догадался?

– Да! Ещё я раньше думал, что тем сестрам, которые послушницы, им нельзя заходить в алтарь, а те, которые имеют постриг, им – можно.

– Наверное, всё-таки только тем можно, у кого есть благословение?

– Да.

– Как началось твоё новое послушание?

– Батюшка сказал:

– Дай мне кадило!

– А где кадило?

– Вон там, в шкафчике.

Я нашёл его и подал батюшке.

– Бери свечу, будешь носить её.

– Куда мне носить, я же не знаю!

– Возьми свечу, перекрестись перед горнем местом, потом поклонись батюшке, – так он мне объяснил, а потом куда-то направил.

И вот, он выходит с Евангелием, за ним я (тогда ещё стихаря у меня не было). Когда я вышел, у меня ноги сильно дрожали…  А потом я перестал бояться.

– А первый раз, значит, волновался немного?

– Боялся, что у меня ничего не получится: упаду со свечой и пожар устрою в храме. Но оказалось, что у меня ничего такого плохого не вышло.

– Это была первая твоя служба?

– Да, а потом я уже перестал волноваться и мне стихарь красивый сшили.

– Расскажи про твои впечатления, ощущения.

– Вот когда Матушка завела меня в алтарь, у меня ощущение было, что я к ангелам зашёл. А сегодня на праздник у меня уже другое ощущение – что не к ангелам зашёл, а на сам суд Божий! И ещё казалось, что вот-вот мы сейчас все преставимся ко Господу. Я открыл дверь в алтарь, а шагнуть туда мне было даже страшно. Но я шагнул всё-таки, взял благословение у батюшки. Он мне благословил стихарь, я взял его, надел.  После службы у меня было ощущение, что Суд Божий заканчивается и вот-вот нас всех расставят в ад или в рай.

– Именно в алтаре так было?

– Да, именно в алтаре.

– Ты как-то готовишься к службе или просто приходишь вовремя?

– Нет, я готовлюсь. Надеваю стихарь, помогаю батюшке готовиться. Он сначала благословляет стихарь надеть, потом я на всё беру благословение. Батюшки меня благословляют, потом я беру кадило, потом выхожу со свечой. Старший пономарь всё лучше знает, он идёт перед батюшкой, а я иду за батюшкой. Я после Евангелия всегда выхожу.

– То есть ничего без благословения делать нельзя?

– Конечно!

– Вот ты уже всё знаешь, но благословение на всё берёшь?

– Да! Например, чтобы взять стихарь, надеть его, надо взять благословение. Чтобы взять кадило, тоже надо взять благословение. Пономарь несёт кадило на крестном ходу. Может нести хоругви.

– Кадило тяжёлое?

– Нет, не тяжёлое, нормальное.

– А ты сам готовишь угли?

– Да, сам.

– А ещё что делаешь?

– Когда другой (старший) пономарь приехал, у меня все дела были лёгкие, я за ним все повторял, только делал в другую сторону (симметрично). В конце декабря он уедет, а я буду уже все знать. Но у меня и теперь свои послушания есть, за которые я отвечаю. Однажды на службе батюшка хотел помыть руки. А раковина с бачком находится в шкафчике в алтаре сбоку. И он нажал на кнопку, а воды нет. Он меня спрашивает: «А почему воды нет?». Я ему отвечаю: «Не знаю». Батюшка проверил, открыл крышку, а вода закончилась. Мне говорит: «Быстрее бери бутылку с водой и наливай туда воду». Я нашёл бутылку с водой и налил. Мне батюшка сказал: «И теперь всегда проверяй, есть ли в бачке вода или нет».

– Ты сколько раз уже пономарил?

– Я с Казанской Божьей Матери и до этого дня.

– Каждый день практически?

– По праздникам и по выходным, а иногда вечером приходил. Когда у нас были каникулы, я ещё и утром приходил.

– Что тебе можно трогать в алтаре?

– В алтаре есть Престол. К нему ведут ступеньки. На ступеньку пономарю можно наступать, чтобы зажечь лампадку. А Престол трогать нельзя и Жертвенник трогать нельзя. Если я их потрогаю, то могу умереть или окаменеть. Ещё в алтаре есть очень важное Горнее место – оно как трон и там икона Христа Спасителя. Справа деревянный крест стоит, который носят на крестном ходу, а рядом – икона Божьей Матери, тоже деревянная. Раньше вот я всё время думал: почему именно Престол – самое главное место в алтаре? Я думал – Жертвенник важнее, считал, что на Жертвеннике жертву Богу приносят. А мне отец Александр сказал, что Престол самый главный в алтаре.

– Таинство Евхаристии где происходит: на Жертвеннике или на Престоле?

– На Престоле. Там происходит пресуществление хлеба и вина в Плоть и Кровь Господа, поэтому Престол – главный. А на жертвеннике только идёт подготовка к Таинству. Это я теперь понял, я раньше думал иначе, считал, что жертвенник важнее. А теперь знаю, что главный – Престол, потом идёт Горнее место, а лишь затем – Жертвенник.

–  Во время службы, когда тебя не видно, ты стоишь в алтаре?

– Я в уголке стою. А если Шестопсалмие, то я в другом месте, поближе к Престолу, лицом к нему. Я сам так думаю, что пономарям во время Шестопсалмия надо стоять ближе к Престолу на коленях.

– Пономарям вообще нельзя сидеть в алтаре?

– Нет, можно и посидеть, но не более 10 секунд, я так думаю. Перед службой и после службы можно посидеть и больше, если устал, конечно, там маленькая табуреточка есть, можно на ней.

– А кем ты хочешь быть?

–  У меня такой секрет есть: я хочу быть монахом, но без клобука до конца жизни, только в скуфье.

– Послушником будешь?

– Да, как, например, сестра Т. Я тоже хочу красить, но только не фарфор, не что-то химическое, а иконы. Монахом-иконописцем буду. Я и сейчас пытаюсь рисовать – всё время людей рисую по плечи.

– Ты слышал про Андрея Рублёва?

– Слышал… Но я хочу быть именно послушником.

– В лавре, в Сергиевом Посаде?

– Нет, в Оптиной Пустыне!

– А ты был там?

– Да, 4-5 лет назад. И ещё в Сарове мы были. Я там говорю маме: «Я окунусь в источнике!» Меня мама взяла, окунула! Здесь на Сольбе в источнике я уже сам окунаюсь. Летом мы иногда после завтрака приходили и окунались, потом ещё после обеда и после ужина. А иногда и по 5 раз.

– Почему тебе именно в Оптиной Пустыне так понравилось?

– А потому, что там все монахи очень смиренные. И несут самые строгие послушания. А то мне мама никакие строгие послушания не даёт. А я хочу попробовать. Я все время по вечерам прошу маму:

– Разбуди меня, пожалуйста, полпятого, чтобы я на службу пошёл, а то каким же я буду монахом? Там даже ещё раньше встают!». А я не привык вставать  даже в шесть. Но мама не будит, говорит:

– Ты ещё маленький, привыкнешь, когда будешь монахом!

– Как же я могу привыкнуть, когда я не могу вставать?!

– Алёша, последний к тебе вопрос. Что тебе больше всего нравится в послушании пономаря? Кадило там подавать или…?

– Носить свечу! Тем более, когда Дары выносят. А в субботу мне больше всего нравится, когда Евангелие читают.