Бабушкины сказки и другие истории

Друзья

ДрузьяВот и наступило самое яркое и прекрасное время года – лето. Наполненное ароматами трав, расцвеченное яркими красками цветов, залитое теплом и ласковым светом, звучащее трелями соловьев и разных пичуг. Лето – это даже звучит, словно шелест березовой рощи, с неизменным и сладким запахом и привкусом лесной клубники.

Мы с подружками целыми днями резвились на улице, греясь под лучами ласкового солнышка и вкушая всю красоту и благодать, которую дарит Господь в этот период времени. Мы были счастливы, когда всем семейством ходили в храм на красивый и радостный праздник Святой Троицы. В храме пахло травой и березовыми листьями, священники были в красивых зеленых одеждах. Это завораживало и наполняло душу светлой радостью и любовью. Как хорошо, когда все вместе, все рядом, и ты можешь ощутить тепло и участие в своей жизни, поделиться своим счастьем, своими впечатлениями, всем, что у тебя есть. Лето – это время счастья, дружбы и игр. Вот как мне представлялось это время года. Так оно и было. Но начался сезон отпусков и дети начали уезжать со своими родителями, кто на море, кто в другие города, к родственникам, и в один прекрасный летний вечер я проводила последнюю подружку, которая уехала на все лето к бабушке в другой город, и сидела погруженная в свою детскую печаль о том, что нет больше веселья, и только собачка Дружок неизменно сидела у моих ног с готовностью поиграть, изредка тычась мордочкой мне в руку. Как бы стараясь отвлечь меня от печальных мыслей о наступившей скучной и безрадостной поре. Дружок всячески пытался развеселить меня, то ложась на землю и хитро поглядывая, то переворачивался на спину и изображал спящего солдатика, то просто бегал и махал хвостом так, что, казалось, он вот-вот открутится. Это было весело, но это ничего не меняло. Я печалилась о потере своего, хоть и детского, но общества, которое пленило своей милой суетой и детскими шалостями. Где-то вдалеке слышалось церковное песнопение. Это в храме шла вечерняя служба. Моя бабушка позвала меня ужинать и мы с Дружком пошли на веранду, где уже был накрыт стол и стояли кушанья. Помолившись, мы с бабушкой сели за стол, а Дружок послушно улегся у входа на веранду. Я поделилась с бабушкой своей печалью, и это повествование, как-то особым образом слилось с церковными песнопениями, которые еще были слышны издали и, переплетаясь с вечерними трелями птиц, создавали какой-то убаюкивающий и располагающий к откровенности настрой. Кажется – ты готов сказать, выслушать и услышать. Мирное и благостное время летнего вечера.

Бабушка подсела и ласково гладила меня по голове, когда я изливала ей всю свою детскую печаль о потерянных друзьях и тоске по нашим играм и забавам. Было тепло, уютно и трогательно, прижавшись к бабушкиной груди, слушая стук ее доброго сердца, ощущать неизреченную заботу и любовь, понимая и в тайне надеясь, что я ошибаюсь, и мое будущее лето не будет скучным и безрадостным. Что-то кроется за перелеском. Что-то прекрасное и несравнимо более яркое и светлое, чем наши детские игры и забавы.

“Давай-ка я расскажу тебе одну историю,” – сказала мне бабушка, – В одном горном селении жили два друга. Один друг замечательно умел играть на арфе и сочинял стихи, а другой друг умел замечательно слушать. Когда один друг играл на арфе и рассказывал стихи о горах, то другой друг с вдохновением слушал и говорил – ”Я вижу горы”.

Так было всегда. Они были счастливы своей дружбой и казалось, что счастье это безгранично и бесконечно. Но в один осенний промозглый день друг, который всегда слушал, впитывал и понимал другого – заболел и умер. Первый друг со всеми полагающими почестями похоронил своего друга и перерезал струны на своей арфе. Он больше не хотел и не мог петь, играть и сочинять. Мир стал пустым. Видя это, односельчане очень переживали и старались разделить его скорбь, кто-то старался заменить ему потерянного друга, но потеря была невосполнимой. Одинокий друг уединился в горы и долго сидел на берегу горной реки в скорбном молчании. Он не заметил, как возле него появился миловидный старец в одежде странника и присел рядом. Они некоторое время сидели, молчали и смотрели на бурные потоки горной реки, которая уносила свои воды. Старец заговорил первым. Голос его был подобен пению арфы, а слова были мелодичны и легки, с легкостью и силой горного потока проникали в самое сердце.

– Послушай меня, юноша. Я вижу твою скорбь, но если бы ты знал истину, то ты бы не скорбел, а радовался.

– Как я могу радоваться! Мой друг умер, и я одинок в этом мире. Мне не для кого больше петь, творить и жить на этом свете, – произнес юноша.

– “Истина есть – Бог. Вот послушай: Господь послал на землю Сына Своего. Имя ему Иисус. Ходил Иисус по всей земле иудейской и рассказывал людям о Боге, и проповедовал заповеди блаженства, исполняя которые, вернемся мы все в дом Отца нашего небесного и Будем неразлучны. На одной из таких проповедей Иисус, увидев вокруг Себя множество народа, велел ученикам отплыть на другую сторону. Тогда один книжник, подойдя, сказал Ему: “Учитель! Я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел”. И говорит ему Иисус: “Лисицы имеют норы и птицы небесные — гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову”. Другой же из учеников Его сказал Ему: “Господи! Позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего”. Но Иисус сказал ему: “Иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов”.

– Как же так? И этот ученик не пошел хоронить отца своего? – спросил с удивлением юноша.

Да. Он остался с Иисусом. У Бога все живы, сын мой! – ответил старец.

Они снова сидели и молча смотрели на бурный поток. Вдруг в шуме горного потока юноша услышал голос своего любимого друга, который с такой благодарностью слушал его песни и стихи. Теперь друг заговорил с ним на языке безграничной любви облеченной в поэтическую форму, так любимую им когда-то.

“Не плачь, когда я уйду.

Поверь – ничего не случилось!

Я просто открыл дверь,

Которая вдруг открылась…

Не надо искать причин,

Поверь – будет всё как прежде.

Я буду всегда с тобой,

Но лучиком светлой надежды.

Не надо ругать весь мир!

Поверь – ничего не случилось!

Я просто вошел в ту дверь,

Которая мне открылась… “

Слезы катились по щекам юноши, а старец участливо поглаживал его по голове и повторил: “У Бога все живы, сынок”.

– Куда ты идешь, отче? – спросил юноша у старца.

– Я хожу по всему миру и рассказываю людям о Боге. Я странник, – ответил старец.

– Разреши мне пойти с тобой? Я буду сопровождать тебя всюду и воспевать имя Господа всем своим талантом и умением. Я снова натяну струны на своей арфе и буду петь и жить Ради Бога, и стану таким же странником, как ты. Однажды я вернусь в Божий дом и снова буду со своим другом в доме Отца нашего, – умоляюще проговорил юноша.

– Бери свою арфу сынок и пойдем. Господь милостив и когда-нибудь наше путешествие приведет нас Домой. А пока будем славить Имя Его Святое и Воспевать милость Его, – сказал старец.

Мир вошел в душу юноши, а мирская суета, печаль и уныние унеслась куда-то далеко, вместе с потоком горной реки.

Односельчане больше не видели этого юноши, но слышали его проникновенные стихи о Боге, которые передавали люди из уст в уста. Если ты с Господом, то ты не одинок. Господь всегда с тобой. Наша жизнь – это увлекательное странствие. Ты не знаешь, что тебя ждет за поворотом, но если ты с Господом, то всё тебе будет во благо.

Помнишь псалом царя Давида:

“Воскликните Господу, вся земля!

Служите Господу с веселием;

Идите пред лице Его с восклицанием!

Познайте, что Господь есть Бог,

Что Он сотворил нас, и мы — Его,

Его народ и овцы паствы Его.

Входите во врата Его со славословием,

Во дворы Его — с хвалою.

Славьте Его, благословляйте имя Его.

Ибо благ Господь:

Милость Его вовек,

И истина Его в род и род.”

Благостное чувство единения и сопричастности с Богом вливалось в самое сердце от всего услышанного. Уныние и детские печали унеслись куда-то.

Мы странники, а это так увлекательно. Что может быть увлекательнее путешествия и что может быть желаннее, чем возвращение Домой.

Светлана, Тайланд