Монашеское делание

Духовное родство

Монах – человек утонченный и вежливый. Он ведет себя красиво, говорит красиво, не оскорбляет, не презирает. Раздает свои вещи, уступает другим свое место, предпочитает других, желает, чтобы другим отдавали предпочтение, берет себе худшее и другим оставляет лучшее. Другим уступает инициативу, а себе ищет самое смиренное служение. Монах – тактичный, он не перебивает других, когда они говорят, сам не выступает инициатором разговора, в нем отсутствуют наглость и дерзость.

+
Когда какая-то сестра ошибается, не будем гневаться, не будем раздражаться. Никогда нельзя допускать, чтобы образовалась в нашей душе враждебность, ненависть. Наша сестра в этом вопросе имеет слабинку, она не нарочно это делает, она не виновата. В момент слабости она не отдает себе отчета, что она говорит и что делает. Например, больного, у которого температура, – мы его осуждаем? Гневаемся на него? Что поделаешь, он больной… Только помогаем ему, как можем. Давайте не будем требовать от других больше того, что у них есть и что они могут дать. Это – ошибочно.

+
Нам недостаточно поститься, совершать бдения, четко исполнять наше послушание, класть поклоны, ходить на службы, все делать последовательно и вовремя. Все это – внесшее. Этим мы не достигаем совершенства. Перед Богом мы не в порядке, когда внутри у нас – гордость, и стоит кому-то нас задеть словом, мы сразу впадаем в гнев, и выходим из себя. Мы достигнем совершенства тогда, когда нам кто-то скажет обидное слово, а мы ответим: «Прости, ты права, это так!» – и будем стараться не повторять вызвавший это слово поступок.

+
Будем иметь мир и любовь друг ко другу, смотреть друг другу в глаза и, что бы нас ни попросили сделать, бежать исполнять это сразу же.

+
Самое страшное, что может быть, – это раздоры среди монахов. Теряется благодать, данная при постриге. Существует ли что-то хуже, чем это?

+
В первую очередь – любовь, а потом все остальное. К этому стремится и монастырь, и все сестричество. Что толку от монастырей, в которых грызутся друг с другом? Но когда есть любовь…

+
Буду смотреть на себя, буду внимательна к себе, и тогда у меня не будет никаких проблем ни с кем. Осторожно с чувством вражды! Имейте смиренные помыслы.

+
Нам нужно сильно возлюбить Христа. Если мы Его любим – это становится явным по нашей любви к братьям и сестрам, к тем, с кем мы живем. Мы не осуждаем их, не сердимся на них. В этом помогает молчание и молитва.

+
Монах должен иметь только одну любовь – любовь ко Христу. Мы же часто об этом забываем и мыслим по-человечески: «Любят меня, не любят?» Для монаха это – падение. Монаха должна интересовать только одна любовь – Христова. Пусть лишь она будет в нашем уме, она должна нас занимать. Если начнем гадать, как часто это бывает, любят ли нас другие или нет, то мы полностью опрокидываем высокую планку монашеской жизни.

+
Сестры, мы пришли в монастырь не для того, чтобы дружить, общаться, водить компании. Связь между нами – нечто более высокое, нежели дружба среди мирян. Эту связь определяет Христос. Тот, Кто нас объединяет, связывает, – это Христос. Не элементы обычной дружбы: не единственное или множественное число, «добрый день» или «привет», «как ты со мной разговариваешь» или «как ты на меня посмотрела» – все это не имеет никакого значения. Не эти вещи объединяют ил разъединяют нас друг с другом. На самом деле ничто не разъединяет нас: есть только любовь ко Христу, объединяющая нас, и это – единственное, что имеет значение. Даже общее послушание не должно быть тем, что нас связывает. Пишу ли я, вышиваю ли, веду машину или вожу экскурсии, пишу ли иконы – все это ни объединяет, ни разлучает меня с другими сестрами. Род занятий не так-то особенно важен, а великое значение внутри монастыря имеет любовь ко Христу, это – то, что нас собирает вместе. Эту любовь мы призваны развить в себе и передать другим.

+
Сестры, остерегайтесь зависти. Ни в коем случае не допускайте ей проникнуть в вашу душу. Нам не должно завидовать нашим сестрам, но должно любить их и радоваться их продвижению. Ведь они – наши сестры! Духовное родство – гораздо более высокое, нежели кровное, и поэтому нам следует намного больше их любить и не завидовать им.

+
Мы должны быть готовыми помогать друг другу. Не будем оставлять сестер одних на трудных послушаниях, но будем помогать им. Также нам следует с благодарностью принимать помощь, оказываемую нам, потому что эгоистично не желать, не просить помощи. С другой стороны, мы смиряемся, когда признаем нашу немощь и необходимость в помощи, и одновременно окажем пользу той сестре, которая нам помогает: ибо мы даем ей возможность оказать нам любовь и таким образом получить милость от Бога. Опять-таки, если случится так, что никто нам не помогает, нам не следует жаловаться, потому, как и это не по-монашески.

+
Мы заботимся о том, чтобы мне жилось хорошо самому – и пусть живется плохо другому, чтобы поесть самому – и пусть не поесть другой, чтобы мне отдохнуть самому – и пусть устает другой. Это – неверно. Пусть я буду тем, кто устает, тем, кто не поест, и не буду жаловаться, если страдаю. Скажем, я заболела, и про меня забыли. Скажу: «Благодарю Тебя, Боже, за этот удобный случай». Меня осудили, не вспомнили про меня, не оказали мне почтения – за все это я буду благодарить Бога. Буду это считать благоприятными возможностями. Они – то нам и приносят пользу.

+
Пусть одна другой услуживает, пусть любит одна другую. Когда в каждой из нас живет истинная любовь к другим, то мы ни за что не гневаемся. Мы принимаем все и молимся Богу. Мы думаем о Христе, и с мыслью о подражании Ему мы терпим все, что бы то ни было.

+
Нам следует быть внимательными. То, что нам необходимо умножить в монастыре, – это любовь. Любовь, прощение. В первую очередь любовь ко Христу. ««Если мы не любим Христа», – говорит старец Порфирий, – то это является большим падением в монастыре».

+
Будем так сильно любить Христа, чтобы единственным нашим желанием было исполнение Его воли. Старец Порфирий перед смертью оставил письмо-завещание, в котором были слова: «Теперь, когда я пойду на небо, у меня такое чувство, что Бог скажет мне: «А что тебе здесь надо?», а я могу сказать Ему только одно: «господи, я недостоин быть здесь, но то, чего любовь Твоя пожелает, пусть сделает мне».

+
Не ищите себе воздаяния: «Я делаю то-то, получу 100 драхм, делаю другое – получу 200 драхм». Все не так устроено! Будем делать все, что можем, для Христа, не требуя вознаграждения. И даже если нам сейчас что-то и даст Бог, единственное, что мы должны думать, – «Слава Тебе, Боже! Благодарю Тебя, Боже мой! Я ничего не заслужила. Слава Тебе, Боже!».

Игумения Феосемни