Детское чтение

Герасим и лев

Монастырь преподобного Герасима находился неподалеку от реки Иордан. Жили в этом пустынном месте около семидесяти монахов. Новоначальные иноки пребывали в монастыре, а опытные по благословению старца пять дней в неделю находились в удалении от монастыря в пустыне, подвизаясь там в непрестанном труде, посте и молитве.

Пустынники, в отличие от новоначальных иноков, вели гораздо более строгую жизнь, они ели только немного хлеба и ничего вареного, даже огня не разводили, а пили одну только воду, в кельях спали на земле, подстелив рогожу. В субботу и воскресенье иноки приходили в монастырь, приобщались Христовых Таин и только тогда ели вареные овощи. Монахи с собой приносили рукоделие – то, что сделали за пять дней в пустыне. Затем, взяв хлеб и воду, снова уходили подвижники в пустыню на очередные пять дней, унося с собой только ветви для плетения корзин и тростник для плетения рогож.

Пустынники жили очень бедно, их имуществом была только одежда, та, что была на них надета, рогожа, на которой они спали, да глиняный сосуд для воды. Никто в кельях никогда не запирал двери. Так в посте и молитве, в постоянных трудах жил преподобный Герасим и следовавшие ему по пути спасения монахи.

Однажды рано утром в субботу святой Герасим вышел из своей кельи в монастырь на праздничную службу и нес, как обычно, свое рукоделие. По пути преподобный Герасим усердно творил молитву. Вдруг прямо перед собою увидел он огромного льва. Царь зверей сильно хромал. Видно было, что лев очень страдает, каждое движение вызывало у бедного животного нестерпимую боль. Лев подошел и протянул старцу больную лапу, в которой была заноза, уже сильно загноившаяся; он плакал на свой лад и просил у преподобного Герасима помощи.

Старец сказал ему:

«Потерпи, братец, сейчас я тебе помогу».

Герасим взял звериную лапу и, перекрестив, вытащил из нее огромный шип. Из раны тотчас хлынул поток гноя. Старец аккуратно очистил больное место. Затем, оторвав от своей одежды лоскут, он накрепко перевязал им рану. Зверь облегченно вздохнул. Аккуратно опустив перевязанную лапу на землю, святой Герасим увидел в глазах огромного зверя смирение и глубокую благодарность. Лев, как маленький котенок, нежно ласкался к старцу. Его движения были удивительно плавными и осторожными. Он как будто боялся задеть святого и ушибить его. Взяв аккуратно зубами рукоделия старца, лев взвалил ношу себе на спину, и вместе они поспешили в обитель.

В монастыре все монахи, увидев громадного льва, мгновенно попрятались, и даже когда старец стал просить пустынников не бояться, не сразу вышли. Но увидав, что преподобный Герасим спокойно стоит и гладит густую гриву зверя, потихонечку покинули свои убежища. С тех пор исцеленный лев никогда больше не покидал святого Герасима. Питался он тем, что давал ему старец, – хлебом и сочивом, а по субботам и воскресениям, как и все в монастыре, вареными овощами.

Святой Герасим часто беседовал с новоначальными иноками, наставляя их в монашеской жизни и научая их, как должно соблюдать посты и правильно молиться Богу. Духоносный старец, убеленный сединами, всегда учил самому главному, без чего нельзя быть монахом: терпению и смирению; а еще любви к ближнему, большей даже, чем к самому себе. Лев всегда внимательно слушал его наставления и старался исполнять все, о чем говорил старец. Никогда он не рычал на монахов и никого не задевал, всегда был со всеми приветлив.

В обители у преподобного Герасима не было прохлаждающихся и праздно шатающихся насельников, все усердно трудились, пребывая непрестанно в посте и молитве. Поэтому и у льва в скором времени появилось свое послушание. Преподобный Герасим поручил льву пасти и охранять монастырского ослика, которого звали Серый.

Серый, надо сказать, был изрядным упрямцем. Только кроткие монахи могли его терпеть: то с места не сдвинешь, стоит, как вкопанный; то поскачет, как угорелый, живо изображая из себя арабского скакуна. То песню запоет свою ослиную, так что не знаешь, где и укрыться. В общем, в миру, он точно бы не ужился ни с кем и, наверное, очень бы страдал. Монахи взяли его совсем маленьким и, конечно же, никогда не обижали.

Трудно сказать, насколько хорошо царь зверей знал ослиный язык, но первое время он с немалым трудом общался с Серым. Святой Герасим дивился нраву и кротости зверя. Лев терпеливо переносил упрямство и выходки озорного ослика. Каждый день он пас его около реки Иордан недалеко от монастыря, стараясь ни на минутку не выпускать из виду. А ослик, наоборот, все норовил убежать куда-нибудь или спрятаться. После этих прогулок он часто приходил в монастырь весь в колючках, как куст репейника, и даже слегка запыхавшись. То-то было радости у ослика: ведь, надо сказать, колючки были самым любимым его лакомством. Он подходил к своему гривастому охраннику и с нескрываемым удовольствием объедал с него все колючки. Льву тоже нравились эти редкие моменты взаимопонимания. Он даже довольно урчал, как котик. Ну, а монахи с преподобным Герасимом, глядя на них, приходили в умиление.

Однажды лев на очередной прогулке-выпасе, задремав на солнышке, совершенно потерял всякую бдительность. Ослику только того и надо было, ему лишь бы только попроказничать. Серый разбойник ту же и убежал.

А в это время один человек – купец, шедший с верблюдами из Аравии, – увидел, что ослик пасется один, и тихонько увел его с собой. Ослик, всегда такой шумный, на этот раз даже «и-а» на прощание не сказал. Проснулся лев, а подопечного рядом нет. Лев кинулся туда-сюда – нет нигде порученного ему ушастого разбойника. Исчез. Так и вернулся бедняга в обитель с понурой головой. Старец, думая, что это лев, намучавшись, съел бедолагу, стал его ругать, приговаривая:

«Это что ж ты наделал, утроба твоя ненасытная? Зачем ты монастырского ослика съел? Уходи давай из монастыря, с глаз моих долой».

Лев стоял на месте, понурив голову и не оправдываясь. Он терпел смиренно несправедливые поношения, всем своим видом показывая старцу свое раскаяние и нежелание покинуть святого Герасима и его обитель. Тогда в наказание льву было поручено выполнять работу ослика, таская воду в монастырь. И лев каждый день смиренно носил воду из реки Иордан столько, сколько требовалось обители.

Как-то раз в монастырь пришел помолиться воин. Он увидел льва, носившего воду, и очень пожалел его. Добрый солдат, выяснив причину, по которой лев находился на такой работе, пожертвовал три златницы (монеты) на покупку другого ослика и попросил преподобного снять со льва возложенное на него послушание. И святой согласился.

А некоторое время спустя купец из Аравии, уведший озорника, решил отправиться в Иерусалим и продать пшеницу. Навьючив трех верблюдов и монастырского ослика, он отправился в путь. Дорога аравийского купца пролегала рядом с монастырем преподобного Герасима. Лев в это время, милостью Божьей, находился неподалеку от места прохождения каравана. Он сразу же узнал пропавшего. Ослик тоже узнал льва и приветствовал его продолжительным ослиным пением. Лев, подбежав, с радостью лизнул мордочку ослику, а Серый в ответ ткнул своей головой в гриву льва. Оба животных были весьма рады встрече, особенно ослик. Ведь он побывал в дальнем миру и, наверное, ему слегка при этом досталось. Насмотревшись друг на друга, лев и ослик бодрой рысцой направились вместе в обитель. Верблюды, умилившиеся сценой встречи, решительно последовали за ними. Даже на аравийского купца встреча льва с осликом произвела впечатление. Он, укоряемый совестью, вспоминая недавнее разбойное похищение ослика, вовсе не стал преследовать беглецов. В душе купец глубоко раскаялся о сделанном. Он пообещал Богу в дальнейшем жить честно, своим трудом и больше никогда не брать чужого, даже если оно и плохо лежит.

По прибытии в обитель лев выразил свою радость громким ревом, ослик вторил ему радостным «и-а», а группа верблюдов смиренно и застенчиво стояли за спинами льва и ослика. Преподобный Герасим улыбнулся тогда и сказал братии:

«Напрасно обвинили мы льва, думая, что он съел ослика».

Тогда все монахи монастыря и преподобный Герасим, раскаявшись, попросили у льва прощение. У могучего зверя текли слезы из глаз, до того он был тронут. Благородный лев ведь давно всех простил и на никого не держал ни малейшей обиды.

Многих людей вразумила эта история, она научила их терпеть и безропотно переносить обиды. Терпеть и прощать ради Христа. В память об этом событии преподобный Герасим на иконе изображается со львом.

А когда умер преподобный Герасим, Промыслом Божиим льва не было в обители. Иначе он бы просто не дал похоронить святого. После возвращения лев никак не мог поверить, что старец умер. Он горько плакал и рычал, обходя все кельи монастыря. А когда монахи показали ему то место, где покоится тело преподобного Герасима, он, ударяясь головой о могильный холм, плакал и стонал. Никогда больше не отходил он от могилы старца, так и умер, и был зарыт поблизости от гроба старца, оплаканный монахами.

Ослик тоже очень сильно изменился после пребывания в миру и стал куда более покладистым. Он больше не упрямился и никогда не отходил далеко от монастыря, всем монахам он был хорошим помощником.

Святой преподобный Герасим Иорданский, моли Бога о нас!