Научно-исторический отдел

Иерей Владимир Хлынов при белой власти

Законоучитель Мариинской женской гимназии г. Тобольска протоиерей Владимир Хлынов, сотрудница гимназии и ученицы. Последний, 1918-1919 учебный год. Тобольск.

10 августа 1918 г. отец Владимир пророчески произнес: «По неведомым пока для нас жизненным законам переживаемого нами времени нельзя сколько-нибудь значительному человеческому селению обойтись без человеческих жертв», пришло на Русь время принять «кровавую участь», «необходимость воспринять мученический венец». Вспомним, что и в феврале 1918 года протоиерей Владимир Хлынов звал пастырей… к полной духовной самоотдаче, а если потребует Бог — к мученичеству.

В августе 1918 года отец Владимир говорил о пришествии времен гонения на Церковь, о «сатанинской злобе» революции и вновь вопрошал: «Разве мы не видим, что настала пора в нашей жизни, когда неизбежными становятся человеческие жертвы?»

Одной из таких жертв станет и он сам…

В августе 1919 года Красные части приблизились к Тобольску. Что ждало пастырей?

В 1918–1919 годах «Тобольские епархиальные ведомости» постоянно сообщали о бесчинствах большевиков: убитых священниках и крестьянах, попытках обратить церкви в ресторан, публичный дом, о воровстве, грабеже, бандитизме, пытках и всевозможном насилии на территориях, подвластных красным. «Ведомости» с ужасом констатировали, что духовенство «не просто убивалось, а зверски, мученически умерщвлялось. Так, архиепископа пермского Андроника зарыли живым в землю, епископа Амвросия в Свияжске изрезали, а потом отрубили руки и ноги; священников за волосы выволакивали из храмов и целыми группами топили в реках и т.д. Нужно изумляться той неукротимой и, кажется, ничем ненасытимой злобе», которая двигала теми, кто это делал. Подобная ярость ясно свидетельствовала о сатанинской природе новой власти.

Изуверства большевиков в Сибири привели канонически законную организацию Высшее Временное Церковное Управление Сибири к мысли обратиться с просьбой о молитвенной поддержке «в Париж к архиепископу Парижскому, в Лондон к архиепископу Кентерберийскому, в Рим Папе Римскому, в Нью-Йорк епископу епископальной церкви, в Нью-Йорк архиепископу Католической церкви, в Белград митрополиту Сербскому, в Бухарест митрополиту Бухарестскому, в Афины митрополиту Афинскому с просьбой сообщить Восточным Патриархам: <…> [Красные] перед убийством часто отрезают жертвам оконечности тела, колют, иных закапывают живыми в землю. Расстреляны крестные ходы с толпами народа в Петрограде, Туле, Харькове. <…> Гонения на церковь по жестокости превосходят гонения первых трех веков. Насилуют монахинь. <…> Царит голод, холод, смерть. Люди в унынии. В огненном искушении одни очищаются, а другие погибают. <…> С глубокой скорбью извещаем Вас о переживаемых многомиллионным населением России несчастиях. По силе общечеловеческой солидарности, по чувству братства о Христе <…> пусть Ваша паства духовная узнает и вместе с Вами посочувствует и помолится Владыке жизни и смерти о столь страждущих за имя Христово исповедниках XX столетия».

5 августа 1919 года вышел последний номер «Тобольских епархиальных ведомостей», где опубликовано послание «Пастырям Церкви Тобольской», подписанное владыкой Иринархом: «Серьезный и тяжелый момент настал для нас как пастырей и как сынов Отечества, находящегося в опасности. Враг злобный и беспощадный вторгся в пределы епархии Тобольской. <…> До последней минуты держите руль пастырского, особенно молитвенного делания, <…> вовремя позаботившись сокрытием семейств в безопасном убежище, оставайтесь на своем посту до времени, когда либо власти, либо паства, либо исключительные условия потребуют Вашего удаления. <…> Архипастырское благословение ныне же преподаю, и Господь обережет Вас от грозящей опасности и злобы человеческой».

Сам владыка Иринарх выехал из Тобольска с отступающими частями белых. Всего в «списке эвакуированного в 1919 году духовенства г. Тобольска и его уезда», представленного Духовным правлением в Тобольскую ЧК в 1920 году, фигурирует 35 священнослужителей.

Первым после епископа Иринарха значится настоятель Тобольского кафедрального собора протоиерей Владимир Хлынов. Отмечено, что он был командирован в город Иркутск «для сопровождения святыни (мощей и иконы)». На самом деле батюшка выполнял задание владыки по сокрытию чудотворных икон Божией Матери «Абалакская» и «Тобольская», а также серебряной вызолоченной раки из-под мощей святителя Иоанна (Максимовича), последнего святого, канонизированного в Императорской России по настоянию Государя Николая II. Сами мощи святителя Иоанна вывозить из Тобольска не решились, тайно упокоив их в подвале собора. Отсутствие мощей в эвакуированной раке хранили в секрете. Операцию прикрытия выполнял протоиерей Владимир Хлынов.

22 октября 1919 года красные взяли Тобольск.

В ноябре 1919 года белые без боя оставили Омск, а в январе 1920 года власть Верховного правителя России адмирала Александра Колчака пала, и красные банды стали хозяйничать в Иркутске. Отступать дальше Иркутска с остатками Белой армии и эмигрировать в Харбин пастырь не мог. В Тобольске его ждала семья. В конце 1919 — начале 1920 года отец Владимир получает хорошую должность настоятеля Иркутской Входо-Иерусалимской церкви (вероятно, подобное назначение связано с особым положением священника, выполнявшим секретную миссию, о чем знал епископ Томский (позднее Иркутский) Анатолий (Каменский)207.

Дальше отступать с драгоценной ракой, вероятно, было нельзя, поэтому ее пришлось оставить в Иркутском Вознесенском монастыре. Дальнейшую судьбу раки установить не удалось. До сих пор не найдена и чудотворная икона Божией Матери «Абалакская». Тобольскую икону Богородицы отец Владимир, по всей видимости, привез обратно, иначе получается, что в кафедральном соборе ныне находится не прежний извод образа Божией Матери «Тобольская».

При первой же возможности, когда линия фронта сместилась еще глубже в Сибирь, отец Владимир пустился в обратную дорогу домой.

К.Г. Капков, руководитель научно-исторического отдела Николо-Сольбинского монастыря