О воспитании детей

Исторические особенности жизни монастырских школ

Как складывалась жизнь детей в монастырских школах? Святоотеческие сочинения доносят особенности быта и обычаи школ при некоторых древних обителях – монастырях святителя Василия Великого, преподобного Пахомия и преподобного Венедикта. Также сохранились детали из жизни некоторых приютов-школ более позднего времени.

Обучение детей начинали обычно с семи лет, с возраста отрока, когда церковные каноны полагают ответственность человека за соделанные поступки. Западные монастырские школы допускали начало обучения с пятилетнего возраста. Святитель Василий Великий говорит о возможности принять в монастырскую школу ребенка и самых малых лет, если этого требуют обстоятельства, утверждая, что «время первого возраста, почитаем удобным к принятию приходящих», вспоминая слова Христа: «оставите детей приходить ко Мне» (Мк. 10. 14) и слова апостола, хвалящего «измлада изучившего Священные Писания» (2 Тим. 3. 15) и советующего воспитывать детей «в наказании и учении Господнем» (Еф. 6. 4). Даже с младенческого возраста дети могли быть принимаемы в монастырские школы-приюты с силу сложившихся жизненных обстоятельств. Известно, например, что в XX веке в приюте святителя Иоанна Шанхайского были младенцы, находимые им в трущобах Шанхая.

В древних монастырских школах обычно учились дети одного пола, пол зависел от монастыря, при котором эта школа существовала. Смешанных школ в истории монастырского образования совсем немного, но в силу исторических обстоятельств существовали и таковые. Например, в школе-приюте святителя Иоанна Шанхайского жили и учились вместе мальчики и девочки.

Как правило, дети жили в особом доме на территории монастыря или поблизости (как, например, в Студийской обители), под началом специально поставленных для этого учителей, отдельно от братии или сестер монастыря с целью, чтобы не приобрели они «смелости и безмерной дерзости пред старшими, но, по редкости встреч, сохраняли уважение к высшим».

Дети, имеющие родителей, в период обучения не часто общались с ними, отправляясь домой на праздники и каникулы, а в остальное время находясь в тесном контакте со своими наставниками. Святитель Василий советует начальником над детьми поставить человека старшего возрастом, превосходящего других опытностью и великодушием, чтобы мог он «отеческим сочувствием и благоразумным словом исправлять погрешности юных». Известны примеры, когда учителями становились сами монашествующие и даже игумены и игуменьи монастырей, но распространены и случаи, когда для воспитания детей приглашались благочестивые христиане-миряне.

Сами обычаи жизни древних монастырей, в русле которых существовали дети, служили их воспитанию. В школе Студийского монастыря монахи сами водили детей «в монастырский храм к церковным службам, наставляли их слушать и читать святоотеческие аскетические и назидательные повествования и жития святых». Устав святителя Василия Великого предписывал братии общение с детьми прежде всего в Боге, не одобряя светских забав. Дети участвовали не во всех монастырских молитвах. В монастырях святого Василия предполагались общие дневные молитвы для детей и для монашествующих. Святитель пояснял такое устроение той причиной, что «у детей чрез соревнование совершенным укореняется навык к сокрушенной молитве и для старших немаловажно пособие детей в молитве».

В обителях преподобного Пахомия дети выполняли общие работы вместе с монахами. С древности существовала традиция присутствия детей на общей трапезе вместе с иноками, а позже стали иногда устраивать особую трапезную для детей. Предметом особенной заботы было питание детей и всегда им делалось «снисхождение в пище». Уставы святых отцов предписывают в отношении детей «всегда иметь во внимании свойственную им по естеству немощь, и никак не держать в отношении к ним строгости положения о пище: надо снисхождение им оказывать в роде пищи; и время для принятия ее назначать пораньше Уставом положенного для всех». Но с раннего возраста дети жили по церковным канонам, поэтому не было обычая готовить для них особую пищу, они вкушали то же, что и насельники обителей. Продолжительность детских келейных молитв, а также «сна и бодрствования, времени, меры и качества пищи для детей» святые отцы советуют определять с рассуждением и в каждом случае индивидуально.

Обращаясь к истории известных и близких нам по времени монастырских школ – Халкинской школы и Афониады, мы можем отметить некоторые общие черты распорядка дня. Как правило, утром следовал ранний подъем и молитва. Затем, после завтрака, начинались занятия, которые перемежались с отдыхом и трапезами. Младшим детям положен был дневной сон после обеда. После полдника снова следовали занятия, часть вечера отведена для свободного времени и прогулок. Уделялось внимание занятиям физической культурой – дети играли в мяч, в подвижные игры на воздухе или в помещении. Вечер заключали молитвы, а в течение дня отводилось время келейному чтению.

Иеромонахи Кирилл и Мефодий (Зинковские)

Поделитесь с друзьями: