Монашеское делание

Красный карандаш

Если кто-то в это не верит – пусть не верит, каждый человек свободен верить, во что хочет. Но тот, кто называет себя православным христианином, верит в Бога, верит Евангелию, должен всегда иметь наготове красный карандаш. Что это значит?

_______________

Любезные мои чада! Господь наш Иисус Христос в Притче о талантах образно и живо показывает нам, каковы последствия непрощения нами людям их прегрешений против нас, иными словами: что происходит, если мы не прощаем от всего сердца тех, кто сотворил нам какое-либо зло…

«Так, – говорит Господь, – и Отец Мой Небесный поступит с вами. То же самое случится и с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его».

Это предупреждение, которое делает Господь о тех страшных и неисправимых последствиях, что ожидают каждого христианина за непрощение ближнего, и о вечном осуждении, это предупреждение должно не просто заставить нас задуматься, но и направить к конкретным делам – направить на борьбу со своими злопамятностью, враждой, мстительностью.

Что мы скажем? Что станем отвечать в тот великий день Суда, когда разогнутся книги и представятся на Суд записанные в них наши дела? Что ответим, когда всё то незначительное, из-за чего мы теперь бранимся и друг другу мстим, безвозвратно пройдёт и не в наших силах будет что-либо исправить? Что скажем, когда деньги, имущество, слава, оскорбления, недооценка в кавычках и т. п., когда пройдёт всё это? Когда наши собственные прегрешения против ближних составят огромные тома, толстые книги, целые библиотеки, а ближних против нас уместятся на одной или нескольких страницах? Как Бог изгладит все эти книги наших прегрешений, когда сами мы не хотим изгладить всего одну страницу с прегрешениями наших братьев?

Любое зло, сделанное нам кем бы то ни было – соседом, братом, товарищем по работе, родственником, – не так велико, как нам кажется. Оно преходяще. Это значит, что сколько бы оно ни длилось – пусть даже всю жизнь – всё равно когда-нибудь кончится. Оно не может продолжаться и действовать вечно. Но зло, которое мы причиняем сами себе, не прощая ближних, не имеет конца. Оно продолжается вечно, за него мы понесём вечное наказание.

Итак, у нас есть возможность выбирать между двух зол: между тем, что нам делает ближний, – временным злом, и тем, что мы сами наносим себе, когда не прощаем, – это зло вечное. Теперь какой же разумный человек станет желать себе зла, тем более, вечного?! Известно, что сами себе вредят только люди ненормальные, у которых проблемы с головой. Это они, те, что потеряли рассудок, режут стеклом руки, ходят по раскаленным углям, занимаются самоистязанием и часто даже кончают жизнь самоубийством. Но ни один здравомыслящий человек так не поступает. Если так поступать с собой мы считаем безумием, то неужели станем причинять себе несоизмеримо большее зло? Обречём себя на вечную тьму, на общение с демонами только из-за того, что по гордости не захотели простить нанесённых нам другими небольших обид? Неужели допустим эту тяжёлую ошибку?

Где прежние роды, среди которых были люди, перешедшие в иную жизнь, так и не простив кого-то из ближних? Что они этим выиграли? Разве не раскаялись они горько? Конечно, раскаялись, но запоздалое раскаяние их было тщетно и бесполезно. Если кто-то в это не верит – пусть не верит, каждый человек свободен верить, во что хочет. Но тот, кто называет себя православным христианином, верит в Бога, верит Евангелию, должен всегда иметь наготове красный карандаш. Что это значит?

В государственных учреждениях во всех официальных книгах записей данные принято вычёркивать красным карандашом. Вот таким же карандашом каждый, кто хочет называться православным христианином, пусть сегодня же перечеркнёт все памятные ему прегрешения брата. А брат – это всякий человек: знакомый и незнакомый, православный и не православный.

Этот карандаш по переходе нашем в иную жизнь будет тем ключом, которым отпираются врата Рая. Это значит, что, если человек не перечеркнёт прегрешения ближнего красным карандашом, то не сможет открыть Врата Рая. А так, возьмёт карандаш, коснётся замка, и двери откроются. Стоит только произнести ближнему: «Бог простит!» – помолиться за него – и Райские Врата откроются!

Пять неразумных дев бесполезно стучались ночью в двери Рая. Они остались во тьме. Почему? Потому что не сотворили милости, не проявили сострадания, не простили. У них не было ни елея, умягчающего раны, ни красного карандаша, которым перечёркиваются прегрешения ближних и открывается брачный чертог, открываются Райские двери, Врата Горнего Иерусалима. Да, к сожалению, они остались на улице, а там была жуткая непроглядная тьма – ад. Была ночь, безлунная и холодная. А разумные девы с умом рассудительным, дисциплинированным, вошли в брачный чертог, вошли в Рай, в вечную жизнь Света. В светильниках у них был елей – доброе расположение, любовь, которая не мстит, но всем и всё прощает. От нас зависит, где будет наше место.

От нас зависит, войдём ли мы в брачный чертог с разумными девами или останемся вовне, в ледяной ночи посреди дев неразумных. Пока ещё мы живём в этом мире, пока ещё не опущен занавес, пока нить нашей жизни не прервалась, мы можем прощать, можем исполнять то, о чём говорим в молитве: «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим».

В молитве Господней «Отче наш», которую нам преподал Сам Господь и которую мы читаем в храме за всякой службой и каждое воскресенье, мы, обращаясь к Богу, говорим: «Прости меня, Боже мой, как и я прощаю». А если мы сами не прощаем, то, получается, что говорим Ему неправду. Произносим ложь каждый раз, когда читаем молитву «Отче наш», потому что, хотя сами не прощаем других, требуем от Бога, чтобы Он нас простил. Будем же прощать, тогда и нас Бог простит. Прежде всего, будем просить в молитве, чтобы Бог простил всех тех, кто сотворил нам зло, простил всем людям их прегрешения, а потом простил и нас; ведь мы виноваты перед Ним больше всех остальных.

В «Отечнике» говорится, что как-то раз некий брат, молодой монах, пришёл к духоносному старцу и сказал ему:

– У нас появился вор, он ходит и обворовывает кельи отцов. Он и у меня украл сухари и другие съестные припасы. Я решил заявить на него в суд; может, так он образумится, перестанет грешить, заплатит за то, что украл, и это будет ему хорошим уроком.

Но старец отвечал ему так:

– Нет, чадо, не делай этого, не заявляй на него, не веди к судье. Ведь он человек, прости его и помолись Богу, чтобы он перестал воровать.

– Нет, отче, всё это бесполезно; он уже очень давно этим занимается. Если его не наказать, то он так и не остановится; наказание для него благо.

– Нет, чадо моё, не надо на него заявлять и вести к судье. Предоставь это дело Богу.

Но молодой брат не соглашался и стоял на своём. Тогда старец ему говорит:

– Если уж ты так решил, то пойдём помолимся перед началом этого дела, чтобы оно успешно совершилось.

Они встали на молитву, и духовник стал читать «Отче наш». Дойдя до места «и остави нам долги наша», старец сказал:

– Господи, не оставляй нам прегрешений наших, потому что и мы не оставляем прегрешения наших братий, которые нам должны.

– Батюшка, Вы ошибаетесь, «Отче наш» читается не так.

– Если ты собираешься идти к судье и жаловаться на согрешившего брата, то «Отче наш» нам нужно читать так.

Брат понял своё заблуждение, попросил прощения и ушёл; на брата он жаловаться не стал.

Рассказ этот очень поучителен и полезен. Если мы поймём его суть, то нам будет легко подвизаться, чтобы стяжать дерзновение к Богу в молитве. Если станем с готовностью прощать всякого человека, сделавшего нам зло, то будем иметь дерзновение просить и для себя у Бога вечного прощения и обрящемся в числе спасённых рабов Его! Аминь.!

Старец Ефрем Филофейский (Мораитис), произнесено в Америке в 1990 году

Поделитесь с друзьями: