Проповеди

“Кто хочет быть первым, будь всем слугою” (Мк. 9:35)

0_448b3_cb09eb02_xl_resizeВ Евангелии рассказывается о том, как Господь наш Иисус Христос собрал двенадцать своих учеников и начал им открывать тайные смыслы, ради чего пришел Он на землю, смысл Его жизни на земле, Его проповеди, говоря: «вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет в руки грешников, и оплюют Его, и будут бить, и будет вознесен на позорный крест во искупление грехов всего рода человеческого. Но эти слова, которые, казалось бы, были как оружие в сердце, как острое копье в сердце каждого ученика должно было восприниматься, они не доходили, не понимались до конца. Это видно из того, что после этих слов, как ни в чем не бывало, двое из учеников Спасителя, Иаков и Иоанн, начали просить Его, пытаясь сделать это наедине, чтобы другие не слышали, потому что им было не удобно перед другими учениками просить о том, что они хотели. Они подходили к Христу, но никак не могли найти удобное время, чтобы без других учеников сказать о своем желании. Господь увидел, что они метутся и ищут такого момента, Господь был сердцеведцем, Он знал и видел, чего они хотели. Он обратился к ним и спросил: «Что вы хотите?» Они начали высказывать, что они хотят, когда Он будет во славе Своей, оказаться один по правую, другой по левую сторону.

И Господь начал им объяснять: «вы не то просите, это не самое главное, вы просите о том, что может быть результатом вашего правильного выбора, но вы должны просить, чтобы состоялся ваш правильный выбор, чтобы вы сделали то, что могло бы вам доставить, что вы просите». И говорит: «Можете ли вы пить Чашу, которую Я буду пить?». Они сказали: «Можем». «И можете терпеть, что Я буду терпеть?» – «Можем». И Господь, видя, что они Его до конца не понимают, сказал: «И Чашу будете пить, и терпеть страдания будете, а вашу просьбу исполнить не в Моей власти». Почему Он так сказал? Потому что Он знал, что будет потом, после предания Его Пилату, как они все разбегутся, как они будут спасать себя, и вот это всё не сможет доставить им то, что они просят, они сами убегут, не будут стоять справа и слева у креста. А справа и слева у креста стояла Мать Его и один из учеников, Иоанн Богослов. Но Господь для того сказал им, что не может исполнить их желания, потому что это место уже кому-то уготовано.

Чтобы они понимали, что человек достигает состояния Царствия Небесного, утешения, света, радости в зависимости от того, насколько он сам на это способен и достоин. И вот другие ученики, слыша их просьбу, и так же не понимая до конца, что Господь им пояснил, стали обижаться на них, почему они хотят быть лучше других, и стоять ближе, чем другие, во Славе Божией. Господь сказал им, что это всё мирское, в миру владыками, князьями, царями бывают по рангам – кто старше, кто младше. А в Царствии Небесном не так, там есть другая иерархия – духовного уровня, и это не зависит от внешнего положения человека. Мы знаем, что в жизни преподобный Серафим был всего лишь иеромонахом. А когда было прославление его святых мощей, его гроб несли с честью только архиереи. То есть по внутренней иерархии человек может приближаться к Богу и быть выше, независимо от внешнего своего положения. И об этом Господь рассказал: «У Бога всё совсем по-другому. И кто хочет из вас быть старше, ближе, выше, тот будь слугой для всех, тот смирись перед всеми, и ты будешь выше». Это большой урок нам, братья и сестры, особенно когда мы совершаем поприще Великого поста. Добродетель с гордостью не может благоухать, даже грехи с покаянием пред Богом более приятны, чем добродетель с гордостью. Хотя нельзя сказать, что нужно грешить и каяться, но мы должны понимать, что Богу приятно наше смирение, наше самоукорение и наше понимание того, что у Бога всё есть, нашего Ему ничего не надо, а нам нужно стяжать покаяние, единственное, что мы можем принести Богу.

В Евангельском отрывке, рассказывается, как Господь пришел в дом Симона, который принял Его, казалось бы, с радостью. И когда они все возлегли, Господь начал излагать Свое учение о Царствии Небесном, вошла женщина, о которой было известно всем, что она была грешница, имела страсть плотского греха. Вошла она не просто, а с алавастровым сосудом драгоценного мира, которое по тем времена стоило очень дорого – триста динарий. Динарий – это плата за день, значит, триста дней надо было работать, нужно было работать почти год, чтобы заработать на это миро. Она не пожалела, пошла купила самое драгоценное нардовое миро, зашла в дом и начала мазать миром ноги Спасителя и утирать волосами, с чувством покаяния, сознавая, что она имеет большие грехи и не может от них отстать, потому что эта страсть полностью овладела ее душой. И она понимала, что Господь может исцелить ее душу от этой привязанности ко греху, может освободить ее, потому что страсть и есть страдание. И, может быть, оно доставляет удовольствие человеку, и этим притягивает, но, в конце концов, человек страдает больше, чем получает удовольствие. И когда человеку надоедает страдать какими-то грехами, но он не может от них отвязаться. И вот она пришла ко Спасителю и начала омывать Его слезами и мазать миром. Этот поступок женщины, которая, по преданию, была Мария Магдалина, всех смутил. Почему-то апостолы, которые были при Спасителе, которые должны были понимать дух Спасителя, Его взгляды, они не поняли, у них был свой взгляд на вещи, они еще не переняли дух Христов. И вместо того, чтобы это их радовало, что она обращается к покаянию, они смутились, они начали осуждать Христа, они начали негодовать, почему, если Он Пророк, если Он знает, что за женщину Он допускает к Себе. И Господь, зная мысли, зная, что это смутило их до глубины души, что они пошатнулись, засомневались. И это как раз был самый первый, самый ужасный поворот в жизни Иуды. Потому что этот внутренний ропот, если остальные ученики перебороли, увидев, что Господь упрекнул их, они остановились, покаялись, то Иуда не смог покаяться. И вот именно после этого случая он пошел к первосвященникам и сказал: «что мне дадите, если я Его предам без народа, чтобы никто не препятствовал вам Его взять?» Вот тогда произошло это предательство, потому что он внутри был не согласен со своим Учителем. Вот тогда бывает предательство и у нас, братия и сестры, когда мы лишаемся доверия, когда мы по отношению к начальству считаем по-другому, когда нам кажется, что мы умнее и лучше знаем.

Господь, обращаясь к Симону, говорит: «ты смущаешься, а Я зашел к тебе в дом, а ты не дал мне даже воды омыть ноги». По общепринятой традиции гостеприимства на востоке путникам, которые шли по горячему песку, давали прохладной воды, омывали ноги, чтобы они отдохнули. И гостя приветствовали – «давали целование». Симон ничего этого не сделал, даже как обычному гостю, не то что как особому, Учителю. А вот она своими слезами омывает ноги, мажет миром, как большим гостям, и протирает ноги своими волосами. «Ты мне не послужил, а эта бедная женщина пришла сюда, покаялась, послужила, насколько она смогла послужить. Прощаются грехи ее многие за то, что много возлюбила. А кому мало прощается, тот меньше любит».

Какая связь между этим вот презрением, недоверием к Учителю, тем, что ученики считают, что они больше понимают, и Спаситель не прав, и тем, как апостолы хотели быть возле Христа в славе Его? Это говорит о том, что и в том, и в другом случае они не имели еще великой благодати, не имели еще такого опыта духовного, и не были в таком понимании, что, когда человек осуждает, или презирает, или негодует, хочет славы, хочет, чтобы ему служили, он является младенцем в духовной жизни, потому что он не знает, что ему нужно. А когда человек смиряется, кается, когда человек укоряет себя, а других оправдывает, это говорит о том, что человек духовно выше, что он понимает суть человеческой жизни на земле.

Когда мы читали Великий Канон Андрея Критского и житие блаженной Марии Египетской, там был такой особый момент, когда ей встретился в пустыне авва Зосима, который всю жизнь был в монастыре, считался святым человеком, имел пресвитерский сан, он перед Марией Египетской пал ниц и просил ее благословения. И она, зная, что он пресвитер, зная, что он святой жизни человек, она просила у него благословения. Они оба были духовно просвещенными людьми, благодатными, они не могли себя считать лучше других. Они долго спорили, потому что каждый считал себя хуже и ниже другого. А у нас в жизни бывает наоборот, нам кажется, что мы лучше знаем, лучше умеем, лучше понимаем, чем старшие, наши родители. И обязательно после этого падаем в какое-то искушение. Закон духовной жизни заключается в том, чтобы смирить себя и быть великим пред Богом. А кто хочет быть великим пред людьми, тот остается малым и незначительным.

Мы должны понимать, что никто не свободен от грехов, особенно от греха плотского, от блуда, нет на земле человека, который не согрешал бы этим грехом. Если не в деле, то в мыслях, если не одним, то другим, если не в детстве, то в юности, если не в молодости, то в старости. Допускается этот грех, чтобы человек видел, что он представляет из себя на самом деле без Бога. И только когда человек приходит к Богу, кается, плачет и хочет отстать от грехов, тогда Господь прощает, и человек ощущает, действительно, освобождение.

Бывают состояния различные. Есть состояние, когда человек грешит, и тянется ко греху, и не хочет каяться, и еще осуждает и людей, и Бога, что не все удовольствия он получает. Есть состояние, когда человек, с одной стороны, грешит, но потом кается и мучается между грехом и прощением, это состояние воинствующего христианина, который воюет со своим грехом, он старается выходить из грехов. Это разные состояния. Когда человек понял, что без помощи Божией он падает, и он старается никогда никого не осуждать, не презирать, не надмеваться над другими и смотреть себе под нос, чтобы не упасть. Когда человек достигает праведности через покаяние. Нам нужно достичь хотя бы того состояния, в котором есть и грехи, но есть покаяние, есть борьба с грехами, хотя бы вот это стяжать состояние, потому что тогда принимается молитва, тогда Господь дает прощение через исповедь. Но когда человек совершенно бросает покаяние и пускается во все грехи, тогда он находится на опасном пути. Вспоминаем жизнь Марии Египетской, и Марии Магдалины, и других святых, которые в жизни тоже страдали большими страстями, и все-таки победили эти страсти. Вспоминаем свою жизнь, свои дела, свое покаяние. Обратимся к Богу с покаянием и будем ждать и помнить всегда, что через покаяние происходит отпущение всех грехов, любой грех не может быть непрощенным Богом, если есть покаяние, искреннее, сильное покаяние. Самая главная тема поста – покаяние. Если мы в этом периоде с помощью Божией сможем отстать или хотя бы бороться с самыми главными своими страстями, значит, мы в день Христова Воскресения, на Пасху сможем ощутить радость праздника не только через трапезу, но будем чувствовать эту радость душевно, что Христос воскрес в нашей душе. Вот к этому надо стремиться, и это нужно помышлять, чтобы, пройдя путь соблазна, греха, путь земной жизни, мы все-таки шли в горний Иерусалим. Если мы будем вспоминать, что наша земная жизнь – это путь в горний Иерусалим, что туда ничто нечистое не войдет, то мы будем стараться хотя бы больше каяться, и держаться больше без греха, без искушения. Тогда Господь увидит наше старание, покаяние, и будет давать нам благодать, и тогда мы почувствуем радость и легкость чистого состояния души.

Епископ Исилькульский и Русско-Полянский Феодосий