Бабушкины сказки и другие истории

Мальчик, который боялся любить

information_items_2695В одном селе, жил мальчик Ванечка. Хороший да пригожий, на солнышко похожий. Жил не тужил, со всеми ребятами дружил. С утра до вечера резвились дети на лужайке возле дома. То в салочки играют, то в лапту – весело было. Особенно радовалась детвора, когда звали их помогать ягоды собирать. Три в корзину – одну в рот – хитрый детвора народ! Всё бы ничего, да вот Ванечка этот, хоть и дружил, и играл, и веселился, но в душе своей маленькой и робкой всех стеснялся, всего боялся и никого не любил. Как так, спросите вы? Разве может быть так? Может. Ванечка был в поведении дерзким и даже иногда слегка задиристым. Никогда и никто не подумал бы, что у него в душе такое творится. Он всегда и везде хотел быть первым. Как наперегонки бегать, так он вперед всех прибежит, как в речку прыгать – так он первый, и в работе он всегда старался быть лучшим. Чудо, а не ребенок! Только вот научал всему его Черный ангел, которого он в друзья выбрал.

Был, конечно, Ванечке и Белый Ангел-Хранитель от рождения Господом дан, но только скучно показалось дружить мальчику с этим ангелом. Всё научал он Ваню послушанию да смирению, терпению и трудолюбию. Вначале Ваня слушался своего белого Ангела, но однажды  приключилась с ним такая история.

Дружил Ваня с соседскими детишками – братом и сестрой. Всем делился он с ними, заботился о них, когда они болели, радовался и грустил вместе с ними, в общем, жили они, как говорится «душа в душу». Ни дня не проходило, чтобы они не мастерили что-нибудь или не обменивались всякими новостями и даже секретами. Казалось, что крепче их дружбы нет на белом свете. Но в один прекрасный день вышел Ваня во двор и видит, друзья его – соседские детишки – играют с незнакомым каким-то мальчуганом. Ничего такого, они и раньше с другими детьми играли, но как только Ваня появлялся, они звали его и продолжали играть все вместе. Сейчас было иначе. Незнакомый мальчик, был красиво одет, подстрижен и сильно отличался от всех сельских детей. Он что-то рассказывал и друзья-соседи даже не обратили внимания на Ванечку, когда тот зашел в калитку. Ваня поздоровался, и хотел было присоединиться к ребятам, но девочка сказала Ване, что они не могут сейчас с ним поиграть и позовут его чуть позже, как только освободятся. Помня о том, чему учил его Белый Ангел-Хранитель, Ваня смиренно побрел домой. Прошел день, другой, третий, а Ваню так и не звали играть его друзья-соседи. Он видел, как они играют и веселятся с этим незнакомым мальчиком. Ему было обидно и больно. Так больно, как будто заноза вонзилась в самое сердце и мешала жить и радоваться. Были, конечно, у него и другие друзья, но так уж получилось, что друзья-соседи были для него важнее и ближе всех.

Утешал мальчика его друг Белый Ангел. Напоминал ему, что терпеть и прощать надо. Но в потаенном уголке мальчишечьей души угасал огонек надежды и селилась тьма, а там, где тьма появляется – туда и слуги тьмы приходят. Вот и теперь, прилетел Черный Ангел и начал в темном уголке души себе жилище устраивать да песенки всякие распевать, чтобы заглушить поучения Белого Ангела. Вот говорит Белый Ангел Ванечке: «Смиряйся да за работу принимайся», а Черный Ангел из своего угла напевает: «Ко всем задирайся и быть первым старайся». Белый Ангел мальчику твердит: «В работе не похваляйся, трудись Бога ради». Тут же Черный Ангел подхватывает из своего  угла: «Бога ради – скучно! Самим кушать нужно!»

Всё больше и больше веселили и нравились песни Черного Ангела Ване. Всё меньше и меньше света оставалось в его душе – гасил тот свет сам Ванечка своими темными мыслями и обидами, а Черному Ангелу только этого и надо. Он уже не ютился в душе мальчика, а жил вольготно и припеваючи. Теперь Белый Ангел ютился в крохотном уголочке души мальчика, и из-за громких песен Черного Ангела голоса его уже почти не было слышно. Знал мальчик Ваня, что водить дружбу с Черным Ангелом – богонеугодное дело, но скрывал он это от всех. Да и как стал он дружить и слушать Черного Ангела, так друзей у него прибавилось. Правда, не радовали они его, и привязанности у него больше ни к кому не было. Смотрел он на всех с недоверием, и никому не верил и не доверял. Черный Ангел научил скрывать свои истинные чувства от всех. Боишься – закричи или нагруби, больно – улыбнись, страшно – беги первым. Вообще будь везде первым, но не ради кого-то или Бога, а ради себя самого. Самость – вот главное в жизни.

Больше не было у Вани друзей, как его друзья-соседи. Да и с друзьями-соседями Ваня теперь общался иначе. Он теперь, наученный Черным Ангелом, был всегда и везде первый. Все хотели дружить с ним, и он позволял ребятам дружить с ним. Все восхищались им, хвалили его, всем казалось, что удачливее и счастливее Вани нет мальчика на этом свете. Всем так казалось, но только не ему самому.

Ночью, когда Ваня засыпал, ему снились сны о том, что его никто не уважает, что все смеются над ним и считают его слабым и глупым. Заноза страха прошивала маленькое сердечко мальчика резкой болью, и он плакал во сне. Утром он снова и снова доказывал всем и себе, что он лучший и первый. Ваня был готов на всё, чтобы добиться своего, и его друг, Черный Ангел, старательно научал его. Подлость умело прикрывалась шутками, наглость маскировалась под дружбу или дружелюбие. Умелый и находчивый был Ваня в общении и делах, ничего и никого он не боялся. Великим оратором был Ваня. Всех он мог убедить в чем угодно, любые слова мог подобрать к ситуации.

Только одного слова не было в его лексиконе – это слово «Любовь». Боялся он этого слова, не любил его и всячески избегал и заменял его. Как только слышал он это слово – «заноза страха» начинала дергать его сердце, и душа, которой уже давно владел Черный Ангел, наполнялась циничными песнями – отговорками и убеждениями, что это удел слабых и трусливых. «Сильный и первый – получает всё!» – твердил Черный Ангел, и Ваня был сильным. Белый Ангел плакал по ночам и показывал во сне Ване его черную душу. Ваня плакал вместе с Белым Ангелом, но утром всё повторялось, и Черный Ангел руководил всеми мыслями и поступками мальчика.

Поехал однажды Ваня в город с родителями. Ходили они по базару и присматривали товары для себя и для своей лавки. Вдруг слышит Ваня, странный звон раздается откуда-то. Неспокойно стало на душе у мальчика. Друг его, Черный Ангел, притих чего-то и больше не пел своих песен. Тихо и пусто стало на душе у мальчика. Звон доносился с другой стороны улицы, там стояла церковь. Ваня почти побежал туда, и родители с удовольствием последовали за ним. Давно они уже хотели свозить сына в церковь на причастие, да вот только далеко храм и не было времени у них, а в селе церкви не было. Так и рос Ванечка крещенный, да без причастия.

Первый раз за семь лет был он возле церкви. Ноги словно сами несли его в храм. Это его друг – Белый Ангел – из последних своих сил спасал мальчика и вел его в дом Божий, как в лечебницу. Пока колокольный звон оглушил Черного Ангела, завел Белый Ангел Ваню в храм. Чувствует Ваня, что-то не то с ним творится.

Словно тысячи свечей зажглись в душе Вани, и увидел он, что черна она и пуста, как выжженная земля. Лишь на самом краю, растет чахленькое деревце. Почти высохло оно, но ещё живо пока. Это деревце надежды Белый Ангел своими слезами поливал, да молитвами подкармливал. Черного Ангела нигде не было ни видно ни слышно. Бросил он Ваню, как когда-то бросили его друзья-соседи.

Только не подтрунивал и не дергал за «занозу страха» Белый Ангел. Обнял он Ваню своими крыльями и прошептал ему: «Эту пустыню души твоей выжженной можно оросить лишь слезами твоего покаяния! Пойдем к священнику, расскажем все горести и страдания, покайся в содеянных глупостях. Он изымет из сердца занозу страха, залечит раны словом Божьим и возродится душа твоя, и расцветет сад Любви Господней и даст плоды по делам твоим!» Послушался мальчик Белого своего Ангела, упал на колени перед Батюшкой и рассказал все свои обиды, страхи и горести, да во всем содеянном покаялся. Перекрестил Батюшка Ваню, прочитал над ним молитву Господу. Всю церковную службу простоял Ваня на коленях со свечей в руке, огнем покаяния в душе и слезами на глазах. Причастил Батюшка нашего мальчика и сказал, чтоб про молитву Господнюю не забывал и каждое воскресение с родителями в город ездил, в храм на службу приходил, да исповедовал бы все плохие дела свои и помыслы, чтобы снова Черный Ангел не вернулся в потаенный, черный уголок его души.

Светло и празднично стало на душе у мальчика. Больше не мучил его страх. Никто ничего не заметил. Ведь он всегда был резвый, да веселый. Только Ангелы на небесах ликовали. Для Вани всё вокруг переменилось. Он, как и прежде, был лучшим и первым, он всё выполнял лучше всех. Только делал он это Во Славу Божью за милость и любовь, которая спасла его душу от погибели. Раньше был Ваня дружелюбным – себе в угоду, а теперь стал любезным – с любовью к Господу. Внешне, может, и не заметил никто, но раньше его боялись, уважали, заискивали, а теперь – любили. Ведь иначе и быть не может. Впустил в свою израненную и истерзанную душу Ваня Свет Божественной Любви, а она и свою душу согревает и всем вокруг путь освещает. Раньше он боялся и бежал от любви, а теперь – Любил.

Слава Богу За Всё! Ваня теперь только своего Белого Ангела слушается, а как заслышит песни крамольные, так Господней молитвой ограждается и без устали восхваляет Господа, чтоб оглох Черный Ангел и отошел прочь со своими причудами.

Жизнь такая странная штука – может, и вы знавали этого Ваню, а может и сами когда, как этот мальчик, Черного Ангела слышали. Я верю, что с вами этого больше не произойдет. Ведь вы не забываете в храм ходить, каяться в своих проделках, причащаться, да молится Господу? Или как?

Светлана, Тайланд