Монашеское делание

О монастырских послушаниях

К моему великому сожалению, я услышала, что некоторые из вас делят монастырские послушания на высшие и на низшие, к тому же одна сестра высказала жалобу по поводу послушаний. Сестры, «лучших» или «худших» послушаний не существует. От нас зависит повышение уровня нашего послушания – каким бы оно ни было, – от усердия, с каким мы к нему приступаем. Мы призваны освятить наше послушание и освятиться благодаря ему. Освящение – вот то качество, которое мы придадим ему, потому как само по себе трудовое послушание не может нам ничего дать, если мы сами его не оценим и не употребим на пользу.

+

Нам не следует печалиться, если мы несём какое-то послушание, которое нам не по душе, потому как мы его считаем низшим. Вообще, мы не должны считать ни одно послушание низшим, но все послушания принимать с радостью как от Самого Христа, и пытаться освятиться через них. То есть ко всем послушаниям нам надо относиться с духовной точки зрения и мыслить хорошо о них. Например, мне дали послушание мыть стаканы? Буду радоваться тому, сколько стаканов холодной воды (Мф. 10:42) я вымыла и подала.

+

Что касается нашего послушания, мы должны проявлять усердие, интерес и попечение о выполнении его. Соответственно природе послушания мы должны узнавать о нем у ответственной за это послушание сестры. Мы не должны считать второсортными или низшими такие работы, как возделывание огородов, полей, уход за животными, за цветами, деревьями, но напротив, нам следует с заботой осведомляться обо всем этом, для лучшего исполнения послушаний и ради точного исполнения поручений. Монаха должны интересовать не только богословские познания, но также и познания в той практической области, которую ему доверил Бог через игумена и братство. Это – полезно, ибо и сам монах защищает себя от рассеянных и злобных помыслов, когда его ум занят этими полезными вещами, и братство утешается, видя как он наилучшим образом выполняет свое послушание, и Богу угождает такой монах.

+

Часто диавол, искушая, пользуется некоторыми физическими недугами, чтобы чинить препятствия монахам. Например, он ас заставляет думать: «Сейчас матушка больна и не может находиться с нами, а что мы можем сделать без нее?» Так он пытается нас ввергнуть в уныние, чтобы мы отказались выполнять наши обязанности. Мы же должны думать, что выполнение наших обязанностей зависит не от матушки, но от нас самих. Все мы знаем наши обязанности, когда мы исполняем их со смирением и послушании друг другу. Они неизменны.

+

Ни под каким предлогом мы не должны покидать наше послушание, даже если мы больны и у нас температура, – только если нас освободят от него. Неправильно перекладывать на других сестер наши обязанности, будем же верны нашему долгу, чтобы не образовывать брешь в работе и не расстраивать сестер. В этом вопросе надо быть внимательными, он очень серьезный, и мы должны проявить выносливость в нашем послушании и не покидать нашего поста, что бы ни случилось. Потому что, если мы покинем наше послушание из-за того, что мы плохо себя чувствуем, что у нас небольшая температура и.т.д., что же мы будем делать, если нас когда-нибудь призовут исповедовать нашу веру во Христа?

Помнится, однажды у меня, когда я еще была на Метеорах, стопы покрылись грибком. Ноги болели страшно, я по-настоящему страдала, но никому ничего об этом не говорила и старалась сделать так, чтобы никто об этом не догадался. Тогда меня посылали пешком в соседнее село за молоком. Из-за того что местность была пустынной, на протяжении всего пути я шла косолапая, то есть опираясь на внешние края стоп, чтобы несколько уменьшить чувство боли. Тем более, как я полагала, меня никто не видит. Но в какой-то день, когда я, нагруженная, возвращалась с молоком и переступала так, меня заметили с высоты монастыря и спросили, почему я так странно хожу. Только когда я призналась, что у меня болят ноги, и после этого мне купили лекарства.

+

Знайте, что в духовной жизни существует последовательность. Одна вещь влечет за собой другую. Невозможно пройти пункт 2, если не выполнить прежде пункт 1, поэтому пусть вас не удивляет, если вы где-то застряли и не можете идти вперед. Это значит, что вы что-то упустили на предыдущем этапе. Это логично. Как могу я жить высшей духовной жизнью, в то время как я не в состоянии даже стакан поставить на место как следует?

+

У монаха нет ничего, что бы принадлежало исключительно ему. Поэтому нестяжание является одной из трех отличительных черт монашеской жизни наряду с детством и послушанием. Итак, мы не должны считать своим, – это наши грехи, и больше ничего. Если у нас есть что-то, то это есть потому, что нам это дали, и все же это нам не принадлежит. А принадлежит это Богу и монастырю. Даже вещи, которыми мы пользуемся исключительно в рабочих мастерских, и их мы не должны говорить: «Мой мольберт, моя швейная машинка, моя кисть, мои ножницы, мой инструмент…» Но нам следует давать их в пользование в любой момент и предлагать их, когда они понадобятся кому-либо. Даже те вещи, которые мы принесли с собой из дома, – не принадлежат нам, но монастырю. Ибо, посвящая себя Богу, мы посвящаем Ему одновременно вместе с собой и наши вещи, и наши способности, и наши знания. Невозможно мне посвятить себя Богу и придержать для себя предметы, которые полезны всем, тем более лишить других возможности ими пользоваться. Так, мне нельзя сказать: «Это – мой градусник, он будет у меня в келье, и я не буду давать его никому». Все вещи сдаются игумену, которые нам приносят родственники. Их подарки мы не можем сохранить себе, разве что с благословения. Эти вещи мы отдаем эконому, и он их распределяет среди тех, у кого есть в них потребность.

+

Неприемлемо для меня, находясь в монастыре, хотеть иметь свое собственное мнение, отличное от мнения остальных, и требовать от других послушания себе. В монастыре мы – одно тело во Христе, так что немыслимо нам не иметь общего мнения и не повиноваться друг другу. Вот какой дух монашеского общежития. Это не есть дух конфликта и противопоставления себя друг другу.

+

Мы-то с вами какие такие трудности пережили в нашей жизни? Какие такие мучения, чтобы говорить, что у нас нет сил, что истощилось наше терпение? Абсолютно ничего! Сегодня, здесь, в монастыре, у нас все готовое. Теперь то, что придает смысл нашей жизни, – это поиск и чаяние Нетварного Света.

+

Если вы будете внимательно читать книги, написанные святыми, особенно «Добротолюбие», где все собрано в содержательном, емком виде, – то увидите самих себя.

+

Будем ставить себе цели и каждую неделю рассматривать, что мы сделали, что мы еще должны сделать, сколько нам еще надо приложить усилий. Будем это себе твердить, пока мы этого не осуществим. Не забудем об этом.

Игумения Феосемни

Поделитесь с друзьями: