Проповеди

О суде Божием и суде человеческом

information_items_2553Статья иеромонаха Михаила (Чепеля)

“Не судить мир, но спасти” его пришел Господь (Ин.12:47) Страшный Суд на самом деле великий и благородный акт. Нам же нужно помнить, что мы не судьи этому миру. Кто имеет право на осуждение? Никто. О его наличии заявляют лишь последователи сатаны.

Господь никого не наказывает. Он действует через Любовь. Любовь питает совесть и через это человек лечится. Тогда появляется страх Божий (не животный страх) как дар. Страх оскорбить Любовь.

На Страшном суде совесть пробудится у всех. Вот тогда собственная совесть отбросит нас от Бога настолько, насколько греховны мы были в земной своей жизни.

И возникнет тогда вечный плач потерявших Бога, о котором можно прочитать в святооотеческой литературе. Страшны не бесы с кипящей в котлах смолою, страшна вечная потеря Господа. Вся наша земная жизнь покажется мгновением,  к сожалению, безвозвратно потерянным. Даже самая страшная жизнь покажется покинутым раем. Но, увы, возврата не будет.

Молитвы, вопли, стоны, раскаяния,  сожаления уже не работают, так как это земное благо. Но и здесь не все потеряно хотя бы для тех. кто хоть немного думал и готовился к этому. Это земной шанс. Вас могут отмолить ваши родные, друзья,  все, которых вы подготовили к молитвам о вас. Вот почему даже великие святые старцы просят, чтобы мы поминали их в молитвах наших даже после их смерти. Давайте хоть наедине с собой сознаемся – готовы ли мы к этому. Ваше право как жить дальше…

 

Приговор себе на Страшном суде готовим сами.  Абсолютно безразлично кем вы были на земле, все перед Богом наги.  И на Страшном Суде ни ваша принадлежность к “высшему свету”, ни элитарность, ни богатство никакой роли играть не будут. Все это блеф. Но именно на этом чаще всего играют слуги диавола,  присваивая вам титулы “посвященных”, уровни и т.д. Для спасения души это пустое, а вот адские мучения чем “выше” “посвященный” – тем страшнее.

Очень легко обвинить Бога в жестосердии к находящимся в аду. На самом деле это не так. Даже если бы Господь и захотел освободить грешника, совесть грешника отбросит его назад. Не сможет грех уживаться с Богом.

Но для кого-то ад – это прежде всего чистилище, где в огне выплавляется душа, освобождаясь от греха примерно так, как железо освобождается от шлаков. Душа грешника очищается и молитвами живущих.  Молитва – огонь, очищающий душу.  Для оценки личности важно не только как жил, но и как умер. Каждый грех имеет свой уровень очищения, ведь не наказываем мы тюрьмой двухлетнего малыша за то, что он без спроса конфету съел?  Так и там. Другое дело, что каждый нераскаянный грех настолько сросся с его обладателем,  что вырезать или выжечь его не может быть чем-то безболезненным, анестезия не поможет. А если грех пропитал собой всего человека, все его существо?

Суд Божий — совсем не то же самое, что суд человеческий. Из Евангелия мы помним, как земной суд Римской империи с ее совершенным законодательством осудил на смерть Праведника.

Тем более несовершенен людской “бытовой суд” — те оценки, которые мы походя даем тем, кто рядом с нами.  Вспомним, как Иуда ставил в вину Иисусу Христу то, что Он сидел с мытарями и блудницами (некоторые лжепророки продолжают это обвинение повторять). Хотя это всего лишь свидетельство того, что Бог  милостив и готов принять каждого, кто со смиренным сердцем готов к Нему придти. Религия и атеизм – два направления в одном потоке религии, в котором есть место как самому светлому, так и самому темному из того, что связано с человеческой природой. Существует ведь множество и чисто демонических культов.

Поэтому нужно помнить слова псалма: “Не надейтесь на князей, на сынов человеческих, в которых нет спасения ” (Пс. 145, 3) и довериться Богу. Для разумного человека слова “судьба в руках Бога” – аксиома, не требующая доказательств. Не за должностями и не за “голубой кровью” мы пришли на этот свет.

Почему мы так жестоки и не только к окружающим нас, но и к самим себе? По неверию или маловерию. Почему ради должности мы готовы пройти через труп в прямом смысле этого слова? По неверию. Мы не верим в Бога не потому что Он не приходит к нам, не дает о Себе знать. Мы просто не хотим видеть Его, потому что, если увидим, то придется изменить всю нашу жизнь. Для того, чтобы не бояться суда Божия, нужно самому быть милосердным к тем, кто рядом, потому что будет “суд без милости не оказавшему милости” (Иак. 2, 13). Бог ждет каждого со слезами, с печалью о разлуке. Грустно все это. Но и эта грусть попускается для бесконечно превосходящей ее радости Встречи, которая возможна для всех без исключения людей. Нужно только верить в Бога, воплотившегося и претерпевшего распятие и крестную смерть для того, чтобы мы могли жить вечно.