Научно-исторический отделНовости

Открытие и расцвет Сольбинской пустыни в Петровское время

8 декабря в рамках епархиального этапа XXX Международных Рождественских образовательных чтений Переславской епархии: «К 350-летию со дня рождения Петра I: секулярный мир и религиозность» состоялся круглый стол на тему «Вы есте свет мира…»: о реализации миссии монастырей — исторический аспект и современные вопросы». На этом мероприятии Матушка игумения Еротиида, Настоятельница Николо-Сольбинского женского монастыря, выступила с докладом об открытии и расцвете Сольбинской пустыни в Петровское время.

ОТКРЫТИЕ И РАСЦВЕТ СОЛЬБИНСКОЙ ПУСТЫНИ В ПЕТРОВСКОЕ ВРЕМЯ

В XVIII столетии российское монашество переживало далеко не лучшие времена. Регламентация всех аспектов устройства монастырей, ограничение численности насельников, начатые в петровское время, и продолжавшиеся в последующие царствования привели к серьезному угасанию иноческой жизни.

Красноречиво об этом свидетельствуют цифры. Так, всего к 1700 году в России числились 1201 монастырь. До середины XVIII века было закрыто 175 обителей, а открыто только 37 — в пять раз меньше. Причем, монастыри открывались преимущественно в Сибири, где основание обители было одним из инструментов колонизации края[1].

Открытие Николо-Сольбинской пустыни в центральной части России было за полвека было едва ли не уникальным явлением.

Напомним, что Никольская пустынь, что «слывет в Былцино на Солбе» Переславского уезда была основана предположительно в период 1506–1511 годов[2]. Обитель была дотла разорена поляками в Смутное время в 1609 году и простояла в запустении почти 100 лет.

Удивительно, но именно в петровское время среди глухих лесов Переславского края забытая пустынь возрождается.

Заслуга в этом принадлежит весьма замечательному деятелю своего времени архимандриту Варлааму (Василию Антипиевичу Высоцкому), в конце XVII — начале XVIII духовнику женской половины Царствующего дома, в том числе, любимой сестры Царя Петра I Великой княжны Натальи Алексеевны (а также Цесаре­вича Алексия Петровича).

Вскоре после знакомства Государя Петра I со своей будущей супругой протестанткой Мартой Скавронской, по всей видимости, именно отец Варлаам крестит Марту в православии с именем Екатерина, и становится ее духовником вплоть до кончины Государыни в 1727 году[3].

В 1710 году архимандрит Варлаам (Высоцкий), очевидно при посредничестве своей духовной дочери Екатерины, тогда еще невесты Царя Петра I, подает последнему челобитную о передаче в церковное ведение «пустовой земли», некогда принадлежавшей Николаевскому монастырю на Сольбе. Вскоре по указу Государя Петра I из Патриаршего казенного приказу «церковная Николаевская земля была отдана ему архимандриту во владенье из оброку без перекупки»[4]. Угодья отдавались к Николаевской пустыни «навечно»[5].

Казалось бы, отец Варлаам, в то время настоятель Данилова Переславского монастыря, добился своего. Но, он не просто хотел получить в хозяйственный оборот бывшие церковные земли, а имел далеко идущие планы по восстановлению Сольбинской обители. Поэтому архимандрит и подает новое прошение: разрешить постройку на Сольбе церкви.

Царь Петр I вновь согласился. Церковь заложили по указу Государя от 30 августа 1711 года. Строительство началось уже на третий день после подписания указа: 2 сентября[6]. Очевидно, что все было подготовлено к нему заранее.

Вскоре стали возводить кельи и хозяйственные постройки. К марту 1713 года были полностью готовы Никольская церковь, три сруба келий и дом, где разместились поварня со столовой[7]. Храм был построен и обеспечен необходимой утварью попечением архимандрита Варлаама, как, по всей видимости, и все строительство, включая первоначальную деревянную ограду монастыря с башнями, звонницей и часами[8].

При этом важно отметить: никакого указа именно о восстановлении монастыря не было. Отец Варлаам поступил тонко и политически верно: чтобы лишний раз не поднимать перед Царем монастырскую тему, вел речь только о постройке церкви, но фактически это привело к полноценному восстановлению на Сольбе иноческой жизни.

В 1725 году монастырская церковь сгорела. Император Петр I старался ограничить число священнослужителей и церквей, поэтому по указу от 5 ноября 1722 года строительство храмов, даже на месте сгоревших и обветшалых, разрешалось только с согласия Святейшего Синода, который, свою очередь, испрашивал разрешения Царя. Поэтому, казалось бы, рядовой вопрос: постройка взамен единственной сгоревшей церкви новой, вызвал большую переписку.

Архимандрит Варлаам не оставил монастырь своей заботой и 10 января 1727 года бил челом Императрице Екатерине I: «Ныне я богомолец Ваш желаю на погорелом месте построить вновь деревянную ж церковь [с тем же престолом], <…> и чтоб Вашего Императорского Величества указом и Святейшего Правительствующего Синода благословением, повелено было о строении означенной Николаевской деревянной церкви дать мне из Синодального казенного приказу Ваш Императорского Величества указ»[9].

Уже на следующий день(!) соответствующий указ Императрицей был издан и в тот же день(!) конфирмован Святейшим Синодом.

И в дальнейшем отец Варлаам непрестанно имел попечение о Сольбинской обители, а ближе к своей кончине повел в пустыне каменное строительство. Уже будучи придворным священнослужителем в церкви Императорского Зимнего дворца в Санкт-Петербурге, он подал своей духовной дочери, теперь уже Императрице Анне Иоанновне, прошение об устройстве на Сольбе каменной церкви. Письмо поступило в Синодальный казенной приказ 27 декабря 1731 года, а уже на следующий день(!) были даны, и указ Императрицы о дозволении строить храм, и благословение Святейшего Синода[10].

После кончины отца Варлаама другого строительства храмов на Сольбе не велось, причем за все время истории монастыря, вплоть до его второго возобновления в наши дни, в 1997 году.

Во времена Императора Петра I число насельников Николо-Сольбинской пустыни достигло 35-ти[11]. Впоследствии это число стало уменьшаться, и уже никогда братия на Сольбе не была столь многочисленной (по сольбинским меркам), как при Петре I на протяжении почти всей 200-летний истории мужской обители. (Напомним, пустынь была преобразована в женскую в 1903 году).

Абсолютно все земельные и лесные угодья, вся главная церковная утварь (потиры, дискосы и др.), иконостасы двух храмов, рукописная и печатная библиотека и много другого было пожертвовано в Сольбинскую пустырь во время правления Императора Петра I или в ближайшее послепетровское время. Такой прочный фундамент обеспечил жизнедеятельность обители буквально на столетия вперед.

Все это заслуга архимандрита Варлаама (Высоцкого).

Конечно, возможность активно служить на церковном поприще во многом определяло его особое положение при Высочайшем дворе: близкое духовное родство с супругой Государя Петра I, позднее Императрицей Екатериной I, а также Императрицей Анной Иоанновной. Но при этом, безусловно, что отец Варлаам проявлял большую настойчивость пред Государями в отстаивании церковных интересов при полном отсутствии личной выгоды. Он даже никогда не был настоятелем на Сольбе, и не числился таковым хотя бы формально (титулярным)[12].

Такова может быть роль личности в истории.

Подробно о жизнедеятельности Сольбинской пустыни в петровское время будет рассказано в III книге по истории нашей обители, выход которой, с Божией помощью, намечен на май 2022 года.

Игумения Еротиида

Сокращения:

ГАЯО — Государственный архив Ярославской области

РГАДА — Российский государственный архив древних актов

РГИА — Российский государственный исторический архив

РсФ ГАЯО — Ростовский филиал Государственного архива Ярославской области

[1] Андроник (Трубачев), иг., Бовкало А. А., Федоров В. А. Монастыри и монашество, 1700–1998 // Православная энциклопедия. Русская Православная церковь. М., 2000. С. 327.

[2] Во всяком случае, монастырь на Сольбе был заложен не ранее 1470-х и не позднее 1530-х годов.

[3] Леонид (Кавелин), арх. Архимандрит Варлаам, духовник Императрицы Анны Иоанновны. Биографический очерк // Русский архив.  1874. Кн. 3. С. 569–570.

[4] РГИА. Ф. 796. Оп. 23. Д. 906. Л. 6.

[5] ГАЯО. Ф. 1200. Оп. 2. Д. 89. Л. 94.

[6] РсФ ГАЯО. Ф. 331. Оп. 1. Д. 285. Л. 3 об.

[7] РГАДА. Ф. 235. Оп. 1. Ч. 1. Д. 63. Л. 12.

[8] РГИА. Ф. 796. Оп. 23. Д. 906. Л. 5 об.

[9] РГАДА. Ф. 235. Оп. 1. Д. 6680.  Л. 1.

[10] Там же.  Л. 9 об. — 11.

[11] Там же. Л. 1.

[12] Архимандрит Варлаам подвизался настоятелем Переславского Борисоглебского монастыря на Песках, позднее: Данилова Переславского монастыря, далее: Троице-Сергиевой лавры и, наконец, Троице-Сергиевой пустыни под Санкт-Петербургом.