Детское чтение

Разговор между отцом и детьми

37 (1)Андрей и София, двое любви достойные дети, пришли поутру к своему отцу. София с весёлым лицом спрашивала: «Батюшка, видели ли вы, как снег шёл?»

Отец. Нет. Я видел, что шёл дождь, а снегу не видал.

София. Мы с братцем видели и очень обрадовались. Не правда ли, Андрюша?

Андрей. Мы осмотрели уже сани, годятся ли они.

София. Ах, батюшка! Есть ли бы сегодняшний снег не растаял! С ним растаяла и радость моя, и надежда.

Андрей. Не говори так, сестрица! Для чего ты теряешь надежду? Зима ещё только начинается, впредь много ещё будет снегу, и мы будем в санях кататься.

София. Однако долго ещё этого надобно ждать. У меня такой нрав, чтоб всякое моё желание тотчас исполнялось.

Отец. Нрав твой не очень хорош, по крайней мере, для здешнего света, где, по большей части, желания наши исполняются либо поздно, либо совсем не тогда и не так, когда бы и как нам хотелось, а многие желания и совсем пропадают, так, как сегодняшний снег.

Андрей. И для того-то в здешнем свете надобно ничего горячо не желать и ни на что слишком не надеяться, не правда ли, батюшка?

Отец. Правда. Должно знать умеренность во всех вещах, равно, как в желаниях и надежде.

София. Однако ж, батюшка, когда зима настанет, и снег выпадет, будем ли мы кататься в санях?

Отец. Вы знаете, что я не запрещаю вам никакого невинного увеселения, есть ли оно не может для вас быть вредно или опасно, а потому не запрещу вам и кататься. Однако это позволение дам я вам с небольшим уговором.

София. А с каким, батюшка?

Отец. С таким, чтобы вы мне сказали: что такое снег, от чего он происходит и какая от него польза?

Андрей. Этот уговор мне очень приятен. Я при нём опять могу чему-нибудь научиться. Однако, батюшка, мы сами, конечно, не можем исполнить этого уговора. Для того, что мы ни от кого ещё не слыхали, что такое снег, от чего он происходит и какая от него польза?

Отец. Но вы уже видали зиму несколько раз в своей жизни, и вам надобно уже было самим подумать о том. У вас есть глаза, разум и душа для того, чтобы замечать всё, что вы видите и слышите, и думать о том.

София. Но как же, батюшка, надобно думать о чём-нибудь?

Отец. Это я тебе тотчас покажу. Теперь опять снег пошёл. Возьми несколько снежинок на руку.

София. Это трудно сделать, они тотчас на руке растают.

Отец. Что же остаётся на руке, как снежинка растает?

София. Для чего вы у меня это спрашиваете? Вы видите, что вода осталась на руке вместо снежинки.

Отец. Я спрашивал у тебя для того, что должно замечать и самые мелкие обстоятельства, когда хочешь какую-нибудь вещь рассматривать, думать о ней и узнать, что она такое и от чего происходит.

Андрей. А! А! Теперь-то я примечаю от чего снег тает. Снег ничто иное, как дождь, который замерзает на воздухе, и, замёрзши, падает.

София. Ты ошибаешься, братец. Вспомни, что мы в одной книжке читали это о граде. Снег мягок, а град – крепок, как лёд.

Андрей. Правда твоя, сестрица. Я вспомнил это. Ты сделала, что моё примечание вдруг растаяло.

Отец. Оно не совсем растаяло. Для того, что снег в самом деле имеет общее с дождём и градом свойство. А какое ты думаешь?

Андрей. Я думаю то, что снег, также как и дождь, ничто иное, как вода.

София. Ты хотел сказать водяные пары? Однако, извини меня, что я прервала твои слова. Скажи ж теперь, какое снег имеет общее свойство с градом?

Андрей. Град состоит из замёрзлых дождевых капель, а снег, я думаю, состоит также из них.

София. Однако, снег – не град, а град – не снег.

Отец. И так, теперь дело идёт только о том, в чём состоит разность между снегом и градом.

Андрей. Конечно! Но как же нам это узнать? Не правда ли, надобно сравнить снег и град и посмотреть в чём состоит их разность?

София. Да где ж ты возьмёшь граду?

Андрей. Я представляю его в уме так, как бы он теперь шёл. Я вижу, что град твёрд, а снег мягок. Град таков, как замёрзлое зерно, а снег, как листочек. Зерно града ничто иное, как замёрзлая дождевая капля, к которой, когда она падает, прилипают или, лучше сказать, примерзают ещё другие влажные пары. И теперь-то я вижу, что снег не точно замёрзлой дождь, и становится снегом не тогда, когда уж падает.

София. Мне самой кажется, что это правда.

Андрей. И так, конечно, замерзают водяные пары, из которых состоят облака. Не правда ли, батюшка?

Отец. Правда. Снег состоит из водяных облачных паров, которые замерзают на воздухе тонкими листочками, прилипают один к другому и падают белыми снежинками.

Андрей. А что пары замерзают и слипаются, это происходит, конечно, от стужи?

Отец. Так.

София. Позвольте мне ещё спросить. Когда пары мёрзнут от стужи, для чего ж нейдёт снег, когда бывает очень холодно?

Отец. Это происходит от того, что при жестокой стуже листочки паров так бывают тверды, что не могут слипаться и составлять снежинок. Ты видишь, что и выпавший снег бывает очень твёрд, когда замёрзнет.

София. А! А! для того-то снежинки бывают так мягки, что сильная стужа не даёт им крепко замёрзнуть. А попытаюсь, не могу ли поймать ещё одну снежинку, чтоб её хорошенько рассмотреть.

Отец. Возьми её на чёрную тафту или на чёрную бумагу.

София. А для чего?

Отец. Чтоб лучше рассмотреть её фигуру.

София. Посмотри, братец, вот снежинка. Как она хороша! Фигура шестиугольная, будто нарочно так вырезана. Зимою, когда все кровли и земля покрыты снегом, как прекрасно светится от него в хорошую погоду!

Андрей. От чего ж снежинки имеют шестиугольную фигуру?

Отец. Это происходит от шестиугольных соляных частиц в воздухе, к которым замёрзлые пары вокруг прилипают.

София. А от чего они белы?

Отец. Они состоят из воздуха и льда и, следовательно, из прозрачных частиц, а потому и отбрасывают живо солнечные лучи.

София. Я очень люблю снег не для того, что по нему хорошо в санях кататься, но и для того, что поля им украшаются. Я почитаю его зимним платьем садов и полей, он защищает от стужи травы, деревья и что в земле бывает.

Андрей. А когда он сходит, то земля становится плодороднее, вода в ручьях и реках прибывает. Также очищает он и воздух от вредных паров.

София. Долгие зимние ночи бывают от него светлы и приятны.

Андрей. Я вижу, что ты очень любишь зиму.

София. Это правда! Я люблю зиму почти больше всякого другого времени.

Отец. Не ошибаешься ли ты? Смотри, чтоб с тобою того ж не случилось, что было с одним мальчиком.

София. А что такое? Пожалуйте, расскажите нам.

Отец. Вот тебе книжка! Прочитай в ней сама эту историйку.

(Из первого в России журнала для детей “Детское чтение для сердца и разума”)

Поделитесь с друзьями: