О воспитании детей

Семья как Церковь

Святитель Иоанн Златоуст учит нас: «Сделай дом свой Церковью». Церковь – это храм и место поклонения Богу. Так бывает и при ежедневной семейной молитве, когда все члены семьи стоят вместе перед Небесным Отцом, взыскуя Его Божественной милости, сплачивающей их, и приближающей к Нему любви, каются в повседневных согрешениях и принимают в себя благодать Святого Духа.

Церковь является также местом духовного исцеления от страстей. Точно так действует в Православии и общежительный монастырь. Совместное пребывание, совместная жизнь, супружество и общение как таковое в домашней Церкви – семье – также сглаживают острые черты характера, расширяют пространство сердца и учат, что без любви во Христе и совершенствования себя семейная жизнь с легкостью может разрушиться.

Тот же отец Церкви называет семью ристалищем – стадионом или гимнастической школой, потому что она действительно тяжелый и долгий путь, а препятствия, искушения и скорби, встречающиеся на этом пути, иногда бывают невыносимыми. Поэтому надо закрепиться на недвижимом камне – Христе и Его Церкви, чтобы волны не унесли нас в морскую бездну.

Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви (Еф. 5, 32). Господь унизил Себя, став Человеком, основал Церковь и с тех пор питает и греет ее (Еф. 5, 29), как Небесный Жених, будучи ее Главой. Ни Церковь не может существовать без Христа, ни Христос не может без Церкви открывать человеку Свои Богодейственные Таинства. Так и в семье один не может существовать без другого, и семья, подобно телу, не может оставаться в целостности, если Христос не глава ей.

Следует также отметить, что благожелательная о каждом из нас Божественная воля заключается в нашем спасении и обожении. В этом цель и смысл всей нашей жизни. Следовательно, и семья, и монашество – не самоцель, а средство спасения. Семья – это путь спасения, который не должен абсолютизироваться сам по себе, а вести нас к Богу. Все формы нашей жизни временны и преходящи, важно только то, насколько они помогают вести нас к вечному Царству Божию. Если семья не ведет к Богу, то все ее начинания слабы и обречены на гибель, как и она сама, если она является лишь образом жизни нынешнего века.

Семья достигает своих целей не тогда, когда ее члены добиваются мирских успехов, и не когда она до конца сохранится в целостности, а только когда ее члены достигают освящения и обожения. Любая другая оценка семьи по человеческим и мирским критериям существенно ограничивает семью и ее возможности.

Хочу закончить словами одного современного преподобного афонского аскета: «Мы становимся истинными членами семьи тогда, когда учимся преодолевать свое ‟я”. Если мы делаемся истинными членами своей семьи, преодолев себя, мы становимся истинными членами и общечеловеческой семьи, семьи Адама, и с этого момента можем молиться Богу о целом мире».

Это не что иное, как вселение Святого Духа в наше сердце. Не случайно за спиной трех самых великих святителей нашей Церкви стоят святые матери, святые отцы, святые семьи. И если мы хотим изменить мир, надо изменить себя и свои семьи.

Да благословит Господь всех вас, да сплотит и сохранит ваши семьи благодатию Святого Духа. Аминь.

Митрополит Афанасий Лимассольский