Детская подражательность (П.Д. Шестаков)

DSC_2461Молю же вас, подобни мне бывайте, яко же аз Христу. (1 Кор. 4:16)

В природе детской самая выдающаяся черта—подражательность, желание подражать большим, даже играть роль большого, делать все, что большие делают. На этой то черте детской натуры основывается то воспитательное положение, которое выражается латинским изречением: Longum iter per praecepta, breve et efficax per exempla. (Длинен путь при посредстве наставлений, краток и верен при посредстве примеров). Действительно, одними словесными наставлениями не скоро добьетесь до желанных результатов в деле воспитании ребенка, да едва ли и добьетесь, как одними теоретическими правилами не научите ребенка писать правильно. Единственный и верный путь воспитать ребенка — пример родителей и окружающих его. Примеры научают, а не одни правила.

Ребенок зорко смотрит, внимательно, хотя и незаметно наблюдает и быстро перенимает. Поэтому семейная жизнь должна быть устроена и идти так, чтобы она была хорошим образцем для ребенка; тогда и в нем мало-помалу укоренятся добрые нравы и привычки, и на нем отразится образ действия родителей и окружающих его лиц. — Опыт показывает, что даже внешние, мелкие привычки родителей, в роде моргания глазами, сморщивания носа, подергивания плечами, усваиваются детьми и нередко остаются на всю жизнь. Понятно, что и более крупные, выдающиеся свойства и действия родителей входят в привычку детей, с усердием следящих за каждым шагом отца и матери и всеми силами старающихся подражать им.

Подражает ребенок равно охотно и хорошему, и дурному. Видя, что мать и отец подают просящему милостыню, он, при первом случае, увидя бедного, говорит: «папа, дай копеечку подать бедненькому». Привыкнув к тому, что родители его ходят в церковь каждый праздник, ребенок, как только услышит удар в колокол, бежит к отцу иди к матери и кричит: «пойдем во всенощной (или к обедне), — звонят», при чем не позабудет попросить копеечку в тарелочку положить.

Присущею ребенку подражательностию с одной стороны облегчается, с другой и не мало затрудняется дело воспитания. По-видимому, стоит только родителям так устроить жизнь в семье, чтобы их ребенок видел и усваивал лишь добрые, нравственные примеры, — и воспитание пойдет быстро, успешно: сам ребенок бессознательно своею подражательностью будет помогать родителям, как также бессознательно, по инстинкту, своим движением он помогал матери при своем рождении. Но легко сказать; следует устроить семейную жизнь так, чтобы ребенок видел лишь добрые, достойные подражание примеры, так, чтобы отец и мать могли сказать своему дитяти: «Даждь ми, сыне, твое сердце, очи же твои моя пути да соблюдают» (Кн. Притч. Соломон., гл. XIII—26); а как трудно в действительности достигнуть этого семейного совершенства. Какое строгое, неуклонное, ежеминутное самонаблюдение требуется от родителей, чтобы не погрешить в присутствии ребенка ни единым словом, ни единым движением, чтобы не подать ему ни малейшего соблазна.

Если даже отец и мать добросовестно, в предстоявший перед рождением ребенка 9-ти месячный искус, готовились к принятию дорогого маленького гостя и многое в себе самих исправили и улучшили путем самовоспитания; то за ними стоят длинные годы протекшей жизни, в них лежат иногда несмываемые следы их собственного, далеко не столь обдуманного, как следует, воспитания. Это прошлое порою может обнаруживаться и при ребенке и оставлять в душе его недобрый след, а ребенок все видит, все слышит даже тогда, когда, по-видимому, не смотрит и не слушает.

Положим даже, что отец и мать ребенка с таким тщанием будут следить за своими словами и действиями, что будут подавать своему дитяти примеры, действительно достойные подражания. Но в семье, кроме отца и матери, могут быть другие лица—бабушки, дедушки, братья или сестры отца или матери. Вот от этих то посторонних влияний как оградить ребенка? Как уберечь его от впечатлений и примеров вне дома, в сообществе с другими детьми? Единственное средство сохранить ребенка под руководством отца и матери и уберечь от посторонних, нередко вредных влияний, — иметь его по возможности постоянно на глазах, а для этого, конечно, требуется отречение не только со стороны матери, но и отца, от развлечений и удовольствий вне дома, посвящение себя на первых порах всецело дому и ребенку и кроме того окружение себя лицами испытанной честности и нравственности, которые, если не могут научить и наставить ребенка словом и примером, то по крайней мере и не испортят его.

Наблюдение за ребенком и сохранение его нравственной чистоты преимущественно, конечно, лежит на обязанности матери, так как отец часто отвлекается службою или другими занятиями, которыми он приобретает средства для жизни семьи.

Мать естественная воспитательница своих детей. На ней лежат все обязанности по воспитанию ребенка, на нее ложится и нравственная ответственность. Отец должен помогать ей в деле воспитания, по мере сил и возможности, и в свободное от занятий время не оставлять ее одну коротать часы с ребенком, не давать ей повода отвлекаться от забот о ребенке беспокойством о муже.

Как устраивается жизнь в хорошей русской семье?

Еще когда ребенок в колыбели, он видит ежедневно отца и мать пред образом молящихся и делающих крестное знамение. Как только ребенок проявляет сознание, мать приучает его складывать пальцы для крестного знамения и молиться, причем немногосложные слова детской молитвы произносит сама мать, пока ребенок не заучит этих слов.

День в хорошей семье начинается и оканчивается молитвою. Молятся отдельно каждый, мать всегда в спальне, в присутствии ребенка, который, если он первый, спит в спальне родителей, чтобы мать могла слышать каждый крик дитяти.

В старое время в русских семействах утренняя и вечерняя молитва совершалась целою семьею, и домочадцы (прислуга) участвовали в общей молитве. Читал молитву отец семейства. Начиналась молитва молением о Царе и Царской семье. Хороший и трогательный то был обычай, соединявший и хозяев, и слуг в одну семью, ежедневно молившуюся о Царе и о мирном, безмятежном жительстве.

Перед праздником отец и мать идут в церковь ко всенощной, а во время праздника к обедне. Когда ребенок начинает ходить, его тоже берут с собою в церковь. Таким образом, постепенно воспитывается любовь к церкви православной, нашей «воспитательнице и руководительнице».

Каждая семейная трапеза начинается и оканчивается молитвою, наложением на себя крестного знамения. В последнее время это, к прискорбию, считается излишним; на публичных обедах только одно духовенство наше свято соблюдает этот исконный обычай старины.

Ребенка следует приучать к умеренной пище. Само собою разумеется, что родители должны ему подавать пример умеренности. Неумеренность и пристрастие к излишествам развили столь распространенную в настоящее время жажду к приобретению во что бы то ни стало. Мы не можем быть довольны малым, нам все подавай больше и больше. Отсюда преобладание меркантилизма. Воспитание должно подавлять эти алчные инстинкты, или вернее, вовсе не возбуждать их в ребенке. А к этому вернее всего ведет приучение дитяти к простой, воздержной, умеренной жизни.

Время между молитвою и трапезою должно быть посвящено труду: отец занимается своим делом, мать своим.

Ни отец, ни мать не проводят время в праздности. Свободное от занятий время отдыха — прогулке и чтению. Любовь родителей к труду и чтению благотворно действует на ребенка, который будет в первое время делать то же из подражания, а потом труд и чтение обратятся ему в привычку, сделаются его второю природою, предохраняя его от пустых и вредных развлечений. Чтение разовьет его ум и обогатит его знаниями.

В число работ матери входят и работы для бедных. Посильная помощь бедным, забота о них служат к смягчению сердца ребенка, который, видя оказываемую родителями помощь беднякам, безмолвно, но крепко впитывает в себя самое лучшее христианское чувство — милосердие.

Никогда ни отец, ни мать не позволяют себе осуждать других и говорить о других худо в присутствии ребенка. Никогда не позволяют себе читать вслух такие произведения, которые могут соблазнять дитя. В этом случае, да не утешают себя родители тою мыслию, что ребенок мал, не поймет. Многое может понимать ребенок не умом, а тонким детским чутьем, сердцем.

Вообще, как при выборе сказок и рассказов, так и при выборе первого чтения, нужно соблюдать большую осторожность.

Не всякая сказка, не всякий рассказ и не всякое стихотворение хорошо для ребенка. Осторожно нужно выбирать сюжет для рассказа и чтения, потому что ребенок очень любит слушать и рассказ, и чтение, весь обращается в слух и верно и живо схватывает суть рассказа и прочитанной статьи.

С большим удовольствием выслушивают дети рассказы из священной истории. Жизнь Иосифа, проданного братьями иноземным купцам, производит на ребенка сильное впечатление, иногда вызывает слезы. Чрезвычайно интересуют ребенка рассказы басен. Разумно веденные рассказы и чтение приносят ребенку громадную пользу, а возбужденная в годы детства любовь к чтению делается драгоценным достоянием всей жизни человека.

Доброта, скромность, вежливость и другие хорошие качества передаются ребенку в наследие и утверждаются в нем путем подражания родителям, тоже замечаем мы и с обратными качествами (…)

Петр Дмитриевич Шестаков, «Мысли о воспитании в духе православия и народности»

Поделитесь с друзьями: