Добрый молодец и семь грехов

Листья за окном кружились в прекрасном, прощальном, осеннем вальсе. Бабушка накрывала стол нехитрыми яствами. Не хитрыми, но такими вкусными и родными, сотворенными с любовью и молитвой и от этого божественно приятными и всегда желанными.  Скоро должен прийти со школы Мишенька. Растет мальчуган — Слава Тебе Господи. А вот и он.

– Бабушка, я дома! Слава Богу за всё!

– Слава Богу! Как день прошел? Мой руки и пойдем трапезничать. Всё уже на столе.

Мишенька с нежностью обнял бабушку и сотворив молитву они сели трапезничать.

– У нас сегодня один мальчик очень хвастался своими успехами. Мне как-то жалко его даже стало. То ли он не верит в себя или боится чего-то. Боялся он раньше мышей, а сейчас вот завел себе крысу в клетке, держит её дома и хвастается, что поборол страх. Странно как-то — как же поборол страх, если только об этом и говорит. Если бы страх ушел, то и говорить бы не о чем было, а здесь похоже, что он посадил его в клетку, но нет от этого мира и пользы в душе.

– Да Мишенька, так бывает. Вот расскажу я тебе одну историю, а ты слушай да, кушай. Жил когда-то давно добрый молодец. Хороший парень и лицом, и делами, но вот один у него был недостаток — пустословил без умолку. Бывало соберется дело какое делать, пойдет, а навстречу ему человек и вот, слово за слово и так он разговорится, что и забудет, что хотел и время идет, а он всё разговоры говорит, а дело то не делается. И силен он был и не глуп, а на работу его никто брать не хотел. Беда да и только. Вот пошел он к старцу одному, а тот ему и помог. Оставил его у себя на месяц потрудиться, да только говорить с ним запретил, а чтобы не печалился молодец — велел ему псалмы петь, когда поговорить захочет, но работу не прерывать. Так справился со своей бедой наш молодец. Поблагодарил старца и вернулся в родную деревню.

Увидели селяне, что парень исправился, получил он работу и рассказал, как помог ему старец. Так и стал жить поживать — вместо псалмов песни удалые пел, да работал всем на загляденье. Хвалили его селяне и он с гордостью об этом рассказывал да поучал младших. Но всё случилось, как в притче Спасителя о нечистом духе. “Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, пришедши, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злее себя, и, вошедши, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого (Мф. 12.43-45)

У молодца нашего была страсть — пустословие. Справился он с Божьей помощью и под руководством старца с этим злым духом, выгнал его из дома души своей. Прибрал свою душу, очистил при помощи труда и молитвы, но вот оставил дом души открытым. Перестал он молитву читать да псалмы петь. Осталась душа без божественного присутствия и вот — полон дом гостей. То одна страсть жила в доме души его, а теперь – семь, и одна злее другой. Они друзья давние да опытные. Первым делом зашел в дом души и поселился нечистый дух гордости. Самодовольным стал наш молодец – победил ведь он страсть свою. Самонадеянно стал рассказывать всем, что не так уж это и трудно было, что у него сил достаточно, чтобы с любой страстью справиться. Самоуверенно говорил он всем, что не посмеет больше эта страсть приблизиться к нему, потому что он опытный боец с нею и победитель её.

Обосновавшись хорошенько, нечистый дух гордости проложил тропу и своему товарищу — нечистому духу лености. Молодец наш жил и думал, что всё прекрасно и навсегда: дух пустословия не возвращается, другие нечистые духи тоже боятся его. А в это время ласково и тихо подогревал его уверенность в этом трехликий дух гордости: самодовольство, самоуверенность и самонадеянность. Он ласково нашептывал — отдохни. Прежде был грех, а теперь нет. Много было напряженной борьбы, но теперь совесть спокойна. Вполне заслуженный отдых. Труд духовный нужен, но чуть позже. Так и свалила сладкая паутина греха лености нашего молодца. Опутала по рукам и ногам. Не давала она прохода спасительному для молодца духу внутреннего делания, зато пригласила жить хитрого и нечистого духа делания внешнего. И начал молодец наш делать всё напоказ, чтобы все знали его дела. Очень ему это нравилось. Молитвы же творить совсем перестал. Они же внутри и ими не похвастаешься. Тихонько опутал молодца сетями третий грех и лишил его главного оружия — молитвы. Вначале сделал он её бессильной, а потом и вовсе исторг её из дома души.

Так наш молодец был счастлив внешнему деланию и плодам его, что растерял остатки укрывающиеся в его душе покаяния. Пышно и торжественно вошел тогда в дом души его и поселился четвертый нечистый дух – нераскаянности. Свита его: самооправдание и невнимательность к себе.  Стали они лучшими помощниками нашему молодцу и ласково нашептывали извинительные причины любому греху, и малому, и большому. Даже бывая в церкви, на исповеди он по существу не раскаивался.

И вошел к прочим грехам — дух неблагодарности. Дух коварный, лживый и злобный. Неблагодарный человек ничего доброго не способен сотворить. Он чужд действию Святого Духа и не слышит Его внушений. Неблагодарный всё приписывает себе и не видит ни действий Божьих, ни трудов человеческих, жалостливо спешащих ему на помощь. Дух нечистый вселился в добра молодца и покатился он в пропасть.

Вслед за неблагодарностью пришел и поселился дух равнодушия ко всем людям. Начал наш молодец видеть во всём лишь упреки и обиды для себя. Озлобленным стал и недовольным на всё и на всех. Между тем сам он направо и налево наносил обиды окружающим. И сомкнулся круг одиночества вокруг добра молодца. Разрушены все отношения и особенно, уничтожены отношения с теми, кто стремился спасти его. Сей нечистый дух крепко поработал. Душа истерзана и вся в обломках, добрые отношения разрушены.

Неладно стало на душе молодца. Смутные сомнения терзали изломанную душу. Нет никакого света освобождения от всего этого. Вот на эту разруху души и приходит пировать дух уныния. Не радовал молодца больше белый свет, но не хотел он выглядеть неудачником и стал — пустословить. Выйдет на дорогу, встретит человека и давай с ним о том, да об этом говорить разное. Снова день со двора, а дела не сделаны…

Пошел он к реке, а навстречу ему старец, который ему помог от славословия избавиться. Видит старец, что погибает молодец под гнетом греховным. Взял он его к себе жить, залечил трудом и молитвой дом души и остался молодец со старцем. В миру ему — погибель, а с Богом — везде Иерусалим.

– Да. Выходит, надо бы пойти этому мальчику в церковь и исповедовать свой грех гордыни, пока другие грехи не пришли к нему жить?

– Да, милый. Сразу надо с болезнями бороться. И с духовными, и с физическими. Запустишь болезнь, и погибнуть не долго.  Поздно уже Мишенька. Заговорились мы, а дела-то стоят.

– Господи помилуй, бабушка. Давай я помогу тебе со стола убрать, посуду помыть, да сяду за уроки.

– Давай, мой хороший. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.

Закат разлил румянец по горизонту и словно полыхая от стыда за давно забытые грехи укрывался осенними облаками от посторонних взглядов.

Когда багровеет на небе закат

Все знают… что будет — рассвет

Когда мир к тебе повернется спиной…

Ты Господом будешь согрет …

В ответ на эти всполохи прошелестела падающая осенняя листва.

Светлана Кобец

Поделитесь с друзьями: