Поучение в неделю 12 по Пятидесятнице

Учителю благий, что благо сотворю, да имам живот вечный? (Мф.19:16)

Видим ли мы в наш век таких юношей, какого нынешнее Евангелие представляет? И столь ли счастливы наши времена, как прежние? Евангелие представляет, что великое множество народа собиралось, дабы услышать спасительное учение Иисуса Христа, видно, что они с малых лет были приуготовлены, чтоб слушать слово Божие. Воззрите вы на сего юношу, коль усердное в нём желание, чтоб наследовать живот вечный: «Учителю благий, – говорит он, – что благо сотворю, да имам живот вечный?» Но ныне думает ли кто о том? Когда Иисус Христос исчёл сему юноши заповеди, он непостыдно мог сказать: «Вся сия сохраних от юности моея». Не взирайте вы теперь на молодых, но посмотрите на стариков, много ли мы сыщем из них, которые б могли сказать пред Богом: «Вся сия сохраних во дни старости моея». Ежели и те, которых ослабли силы, в которых погас огнь страстей, не могут сего сказать, что те засвидетельствуют пред Ним, которыми по младости лет обладают страсти? Стыд покрывает лице наше пред очами Божьими. Но откуда сие? Не оттого ли, что отцы не стараются приводить детей своих к познанию и исполнению закона Божия? Потщимся убо мы показать несчастье отцов и общества, которое происходит от худого воспитания, дабы возбудить сии нерадетельные особы вспомнить долг их.

Не радеть о воспитании своих детей, есть пребывать неблагодарным в рассуждении чудес Божьих, которыми Он их производит во свет и промышляет о их первых слабостях. Ибо что мы скажем о их начале? Они из небытия в бытие приведены, они слабы, немощны и не в состоянии промышлять о своих нуждах. И кто не удивится, что в такое время, в которое ничего младенцы не имеют, чтоб могло понравиться, Бог вдыхает любовь в тех, которым они жизнью одолжены.

С каким чудесным попечением Бог сохранил нам их посреде множества приключений, которые, казалось, согласились их у нас отнять! С каким чудесным попечением предусматривает Он о нуждах, которые для них необходимы, приуготовляя им пищу и укрепляя силы!

Кто убо из родителей, взирая на толикие действия Промысла, пренебрежёт должность, которую Бог, вверяя им произведённых в свет, налагает на них?

Не радеть о воспитании детей, есть не хотеть поправить в них те худые склонности, которые они получили от самих родителей. Едва только начнут показываться в младенце некоторые признаки разума, то уже показываются и признаки оных склонностей. Уже мы видим их злость и, ежели сей под пеплом сокровенный огонь не утушат родители, то он причинит великий пожар. И когда они то получили от родителей, то можно ль им смотреть на сие с холодностью и, не могши их родить невинными, не трудиться сделать их добродетельными? Вы должны почитать себя причиной всех болезней, которые младенцы претерпевают, всех слёз, которые проливают, всех воздыханий, которые испускают. Они неповинны, но вы наградите их несчастье, возобновляя их природу вашими примерами и наставлениями святыми.

Не радеть о воспитании детей своих – есть не оказывать к ним должной любви. Какое наследие вы хотите им оставить? Знатные ли титла? Но оные часто не иное что, как пустой звук. Богатства ли? Но они часто вредят или оставляют человека в бедности. Достоинства ли? Но оные часто смешаны с горестью. Изготовьте вы им святое воспитание, благочестие, страх Господень – сие-то есть самое лучшее наследие!

Добрый отец и на смертном одре может о детях своих непостыдно то ж, что и Иисус Христос, небесному Отцу сказать: «Явих имя Твоё сим, их же дал еси мне, сохраних я, и никтоже от них погибе. Они в мире суть, и аз к Тебе гряду. Отче святый, соблюди их во имя Твое, сотвори, да идеже есмь аз, и тии будут со мной». Хотите ли вы их оставить под тенью Всемогущего? Внушите им Его страх и всадите Его любовь в их сердца. Хотите ли вы быть в состоянии сказать небесному Отцу: «Соблюди моих детей во имя Твоё», то старайтесь, чтоб вам можно было и сие сказать: «Аз дах им слово Твоё».

Не радеть о воспитании своих детей – есть обременять общество бешеными, вместо того, чтоб доставить ему или добрых начальников, или добрых подданных.

Что будет сей юноша, определяемый на служение Церкви, который не воодушевлён наставлениями и добродетелями, достойными сего служения? Предатель вещей священных, мятежник, который под видом славы Божьей послужит только ко вреду Церкви.

Что будет сей отрок, которого назначают к приказным делам, не сделав ему любезными правосудие и честность? Ябедник, возжигатель сваров, который будет питать несогласие в фамилиях, продолжать вечно тяжбы и который приведёт неповинных к оскудению и убожеству.

Что будет сей отрок, которого готовят к первым должностям, не внуша оных великих понятий и оных святых начал, которым должны следовать великие люди? Он будет судить или по пристрастию, или безрассудно о счастье и жизни своих сограждан. Он будет питаться кровью и имением тех, которых благосостоянию должен был себя посвятить. Он будет тиран, который сокрушит дома и города, которые надлежало ему защищать.

Нерадеть о воспитании детей – есть давать им оружие против самих себя. Вы жалуетесь на то, что ваши дети суть мучением вашей жизни и что они, получив от вас бытие и счастье, не хотят вспомоществовать вашему содержанию частью своего избытка. В сем вы должны единственно возлагать гнев на самих себя. Развратность, которую вы в них оставили, сие делает. Есть ли бы вы научили их закону, то б они исполнили его и были подпорой вашей немощи и утехой вашей старости.

Нерадеть о воспитании детей своих – значит припасать себе в вечности мучения, о которых только одно помышление должно весьма потревожить чувствительное сердце. Известно, что угрызения совести будет составлять наивеличайшие осуждённых казни. Колико отец терзаться будет, когда помыслит: «Я низвергл детей моих в пропасть, в которой я теперь сам».

Представьте себе отца, усмотревшего во множестве осуждённых сына, которого он туда сам вверг и который ему сии ужасные говорит слова: «Отец бесчеловечный, которого движения совсем скотские или намерения совсем мерзкие побудили мне дать жизнь, до какого привёл ты меня отчаяния! Посмотри, несчастный, на сей пламень, которого ярость меня снедает. Посмотри на сей дым, которого густота меня задушает. Посмотри на сии оковы, которых тягость меня удручает. Это пагубные следствия тех оснований, которые ты мне внушил. Не довольно ли было родить меня грешником? Почто было делать меня богопротивником? Не довольно ли было сообщить мне заразу естества? Почто было к оной присовокуплять яд вредного воспитания? Не довольно ли было подвергнуть меня несчастьям, совокуплённым с жизнью? Почто было ввергать меня в те, которые следуют после смерти? Отдай мне, отдай жестокосердный, небытие, которое ты у меня отнял. Возьми от меня сие вредное бытие, которое ты мне дал. Покажи мне горы и холмы, которые бы меня сокрушили и скрыли от ярости моего Судии. Или, есть ли мщение Божие, которое тебя наказывает, не даёт тебе сей власти, сделаюсь я сам твоим мучителем. Я буду вечно представлять твоим глазам сие страшное позорище и чрез бесконечные вопли, которыми не престану оглушать твои уши, буду тебя укорять чрез всю вечность в моём несчастье и в моём отчаянии».

Но отвратим мы наши рассуждения от толь печального состояния, а будем рассуждать о славе и величестве небесного жилища, к которым отцы должны предуготовлять своих детей, но нерадеть о воспитании их – значит отводить их от вечного утешения.

Сожитие с Богом столь сильно осчастливит нас, что человечество, когда соединится с Богом, забывает все увеселения света и ничего не может любить кроме Бога. Но сверх того святые узнают друг друга в будущей жизни. Посмотрите на святаго Павла, которого служение подвержено было злоключениям, но надежда всегда его подкрепляла увидеть приобретённые Иисусу Христу души: «Кто нам упование, – говорит он, – или радость, или венец похваления? Не и вы ли, пред Господем нашим Иисусом Христом в пришествии Его? Вы бо есте слава наша и радость». А сие упование, сей венец увенчает вас и ваших детей, когда вы их постите Богу чрез святое воспитание. Коликое утешение увидеть по сем вопиющем глас: «Мёртвые, выводите из гробов детей своих, которых дал вам Бог», и объять их объятиями радостными, предшествовать им ко Иисусу Христу и, принося Ему их, сказать: «Се аз и дети, ихже дал еси мне».

Вы, благополучные отцы и матери, которые имеете вокруг себя детей, пренебрежёте ли свою должность, чтоб пещися утвердить их в страсе Божьем, который их столько остит, что они пребудут и в сей жизни приятнейшими всем, и в будущей любезными Богу. Бог поручил их полной вашей власти, утвердил сию святостью законов. Употребите вашу власть в пользу их, научите их, чтоб они познали истину Евангелия. Представьте себя им примером святой жизни, удалите их от всех соблазнов. Представьте нежным их чувствам святые наставления, внушения и примеры. Располагайте их всегда к тому, чтоб они ни о чём ином столько не разговаривали и ни о чём больше не спрашивали, как о чём вопрошал Иисуса Христа представленный в нынешнем Евангелии юноша: «Что благо сотворю, да имам живот вечный?» Сие и вам, и нам предуготовит то жилище, в котором вы возрадуетесь вечно, начиная радость оную в сей жизни, и сея радости никтоже возьмёт от вас. Аминь.

Поделитесь с друзьями: