Поучение в неделю третью по Пятидесятнице

Весть Отец ваш Небесный, яко требуете всех сих. (Мф.6:32)

Не радостно ль нам слышать сие уверение от Спасителя нашего? Не успокаивается ли наш дух, когда мы вообразим, что о всех наших нуждах ведает Бог? Бог, который всё может сделать, который от небытия в бытие всё произвёл, Бог, который есть бесконечная благость, еяже плод есть весь свет видимый и невидимый, и все пользы, происходящии от тварей к составлению блаженства нашего, и, что больше всего, который и Сам столько приближен к нам, чтоб во все минуты жизни нашей являть нам Свою благость. Сего-то ради Он открывает нам себя под именем Отца, Отца нашего, Отца, призирающего на все наши требования, или паче предусматривающего оные: «Весть Отец ваш Небесный, яко требуете сих». О великого нашего благополучия! О крайняя Его к нам благость! Рассудим мы о сем смотрении Его о нас, дабы, познав Его о нас попечение, познать, как мы себя к принятию Его милостей располагать должны.

Смотрение или промысл Божий есть непрерывное и неизменное правление и распоряжение о всём свете, основанное на причинах, достойных величества Его. Нет ни малого сомнения в том, что все твари управляются Божьим промыслом.

Священное писание в премногих местах попечение Божие о сем свете изъясняет. Сам Бог поднебесную надзирает, ведый вся, яже на земле, вся, яже сотвори. Давид исповедуется Ему: «Очи всех на Тя уповают, и Ты даеши им пищу во благовремении, и птенцем врановым, призывающим Тебе, отверзаеши руку Твою и исполняеши всяко животно благоволения». Евангелие открывает нам, что из самых презренных птиц ни едина не падает без воли Его, крины сельные, сено в пещь вмещаемое, Он украшает. Самые презреннейшие от нас вещи наклоняет к великой пользе света. Что ж о себе мы слышим? Власы главы нашей суть изочтены. Подлинно мы с самой той минуты, как только узрели сей свет, ничего не сыщем, чтоб получили не от небесного Отца.

Рассудим, как мы только родились, была ль в нас какая способность к воспитанию нашему? Кто влил в наших родителей такую склонность, что они, не щадя имений своих, да, так сказать, и жизни, воспитывали нас, старались о нас, содержали во всяком покое, не Бог ли? Иной, может быть, при самом своём рождении лишился родителей – их тогда жизнь или прекратила какая-нибудь болезнь, или отняла неприятельская рука, могло ль и сие удержать Божию десницу, Божие попечение? Никак. Докажет сие тот, который, не имея родителей, от посторонних был воспитан. Когда мы ни о каких вещах не могли рассуждать, а ныне уже многие понимаем ясно, кто нас в том вразумил и научил? Кто нам дал такую способность? Не Бог ли? Что иной в том, иной в другом состоянии, иной к духовным, иной к светским делам призван – кто нас к тому привёл? Не всесильная ль Божья десница? Что мы имеем довольную к содержанию пищу, довольное к прикрытию наготы нашей платье и для убежища от перемен воздуха дом – кто нам сие даровал? Что иной из нас, находясь в руках врагов, остаётся безбеден, иной, неисцельную имея болезнь, свобождается от неё – кто его защитник и целитель, не вся ль во всех действующий Бог? Когда мы приходим или от старости, или от трудов в изнеможение – кто нас в том подкрепляет? Не Бог ли?

Может быть, иной скажет, что к воспитанию детей своих родители понуждаются тем, что при старости надеются от них взаимного вспоможения. Но кто наполнил сосцы матерни млеком пренужным к воспитанию младенца? И могла ль она сама сие сделать? Какое пристрастие заставляет к произращению кринов сельных и землю, и воздух, и воду, и светила небесные служить? Надеются ль какого вспоможения при старости от птенцов своих небесные птицы? Но они не меньше, как и люди о своих детях, о них промышляют. Да слышит таковый глас Господа глаголюща, что Он и крины сельные одевает, ни одна птица без воли Отца небесного не падет. Он больше о нас, нежели как матерь печётся. Бог такой союз учредил в свете – кому ж иному мы сие припишем?

Видели мы промысл Божий, простирающийся к пользе нашей от дней рождения, желаете ль увериться, что Он не оканчивается только младенчеством нашим? Послушайте, когда царствующий Пророк представляет себе Бога, аки престающего промышляти о нас, ужасное находит следствие: «Отвращшу же тебе лице, – говорит к Богу, – вся возмятутся», все твари приидут в непорядок, и из красот света составится безобразная смесь. Что вы думаете? В каком тогда состоянии останемся мы, которые без других тварей самая несчастливейшая тварь? Велико и сие, когда Бог прочие твари устраивает к благоденствию нашему, как, например, что солнце светит, земля приносит плоды, воздух благорастворением своим служит к подкреплению нашего состава. Но при всём том небесный Отец наш особливое смотрение о нас имеет, в рассуждении всех обстоятельств нашей жизни Он видит и несодеянные нами дела, да не только наши, но и тех, которые в тысячу родов от кого-либо произойдут, и о тех располагает и определяет по причинам бесконечной премудрости и благости своей.

Послушайте, что Он Аврааму говорит: «Умножая умножу чада твоя». Они преселены будут в землю чуждую, «и поработят я, и смирят я лет четыреста. Языку же, ему же поработают, сужду Аз, по сих же изыдут семо со имением многим. Ты же отъидеши ко отцем твоим в мире. В четвёртом же роде возвратятся семо, не бо исполнишася греси аморреов до ные». Видите ли, как Бог предвидит и дела людей, и обстоятельства, и причины их, видите ли, какие Он делает решения, как определяет и о самой кончине человека.

Когда Он юному Иосифу предвозвещал царство, мы, слыша о тех несчастьях, какие произвела ненависть братняя, не усумнились ли бы о событии таковых предвозвещение? Но Бог, что совещал, то сотворил – изъял его от всех скорбей его, поставил начальником над Египтом, и, хотя братья его совещали ему злая, но Бог обратил во благая.

Богодухновенный Исайя в главе 45 такие слова Божие изображает к одному царю персидскому: «Сице глаголет Господь Бог помазаннику моему Киру, его же удержах за десницу, повинути пред ним языки и крепость царей разрушу, отверзу пред ним врата, и гради не затворятся. Аз пред тобой пойду и горы уравню, врата медяные сокрушу и вереи железные сломлю, ради раба моего Иакова и Израиля избранного моего, Аз прозову тя именем твоим и прииму тя».

Как вы думаете, слушатели, в толь время Бог чрез пророка такие речи говорил Киру, когда уже он в свете был? Тогда ль обещал народ израильский, возлюбленного своего Иакова, избавить, когда Кир воевал на вавилонян? Никак. Больше двухсот лет было до рождения Кирова, как Бог чрез пророка предвозвестил избавление Израилю, никто тогда о нём, кроме Бога, не знал. А когда Он за двести лет о том предвозвестил, как думаете, давно узнал? Прежде века. Сия есть премудрость Божья, сокровенная от века.

Бог предвидел, сколь добродетелен сей муж будет, как способен к произведению промысла Его над возлюбленным Израилем, и так в предвечном своём совете положил его на избавление Израиля употребить.

Мы не знаем почти ничего о себе: не знаем, как долго продлится жизнь наша, благополучна или несчастлива будет, кто каких врагов иметь будет и кто от кого облагодетельствован будет, какие мы будем иметь о делах наших мысли, сколько согрешим, сколько добрых дел сделаем – от нас всё то скрыто, но Бог всё то знает прежде века. Сия премудрость Божия от нас сокровенна, но Богу «разумна от века вся дела Его». И потому, как Он вся видит, так о всем и предопределяет премудро, и вся производит всесильно, видя всякого из нас жизнь, так о ней и предопределяет.

Когда мы советуем о чём-нибудь, не представляем ли тогда справедливые резоны, для каких какому определению воспоследовать должно? Так Бог, зная, чему и для чего быть, так и определяет. Мы, не проникая всех обстоятельств всякого дела, не редко обманываемся, но Бог, пред которым вся нага и откровенна, не может ни в чём обманываться. Мы, хотя б что и определили, да произведение в дело нашего определения удерживается сильнейшею рукой, но Бог всесилен, кто противостоять Ему может?

Могут при сих рассуждениях иные сказать, что ежели бы Бог так промышлял о нас, то б не было нам несчастливых приключений. Но обратим внимание на жизнь нашу: наши грехи, наша порочная жизнь – начало и источник наших несчастий. Ежели бы Бог не принимал раскаяния нашего, ежели бы Он не избавил нас явлением Своим во плоти от греховного состояния, всеконечное бы несчастье постигло нас. Но Он, столько благодетельствуя нам, хотя иногда попускает вкушать нам горестные плоды дел наших, но и в сем случае верен Он, что не оставляет нас в таких искушениях, которых бы мы не могли понести. Он и сии напасти обращает к тому, чтоб мы, познавши печальные следствия грехов наших, воздержались от них и обрели спасение вечное. Видим мы иногда и неповинно страждущих, но и сему или неосторожность их виновна, или Бог, дая им знать, сколько злые люди несносны в свете, предохраняет их от подобных дел и тем, наиболее утверждая в добродетели, умножает почести их на небеси. Часто при том открывается их невинность, превознося их в сем веке, как Иова, Давида, Иосифа и прочих.

Сии размышления научают нас, чтоб поручать себя промыслу Божию. И так поручай себя Ему праведник с благой надеждой, поручай и грешник, но с совершенным исправлением жизни. Смиритесь вси под крепкую руку Божью – Он вас вознесёт в известное Ему время. Предайте себя Богу, промышляющему о нас, но предайте и мысли, и сердца ваша закону и благодати Его.

Потщимся и прочие твари Его употреблять по намерениям Его святым, ибо злоупотребление их есть грех противу Творца – пиющий да не упивается, ядый да не пресыщается.

Будь притом всяк трудолюбив в своей должности, ибо и сие промысла Божия есть дело, что Он всякого из нас различными одарил силами, мы их от Него получили с тем, чтоб употреблять их ко славе и к пользе, и созиданию других. И так, праздных и ленивых пренебрегает небесного Отца попечение.

Должности, возложенные да проходит всяк трудолюбно и свято. Судья да хранит правосудие, леностью и нерадением своим да не послабит порока. Господин да исполняет к рабам своим долг отеческий, рабы да сохранят верность и да будут усердны в делах своих. Отцы да научают детей своих страху Божию, дети да почтут родителей своих. Мужи и жены да непорочну сохранят верность, и любви своей да положат основанием не страсть, но добродетель. Богатые да снабдят от имений своих убогих, убогие да пребудут благодарны и терпеливы. Пастыри да попекутся о спасении вверенных им от Бога душ, пасомые да приемлют с радостью даемая от них наставления. Земледельцы да возделают трудолюбно нивы свои, призывая благословение осиявающего их солнцем и дающего дождь ранен и позден. Всяк в своей должности да будет трудолюбив и управляет оную по закону Божию. Когда мы так поступим, то подадим довольные причины премудрости Промыслителя нашего все таковые дела наши устроить во благое. Бог, которому разумна от века вся дела Его, таковым промыслом Своим готовит вся благая, Он весть прежде прошения нашего, ихже требуем, и хощет подать, только желает, чтоб мы искали того, шествуя путём правды. Аминь.

Поделитесь с друзьями: