Поучение в неделю восьмую по Пятидесятнице

Виде Иисус мног народ и милосердова о них. (Мф.14:14)

Христос, Спаситель наш, у евангелиста Иоанна поучает нас: «Образ дах вам, да якоже Аз сотворих, и вы творите». Есть ли же так есть подлинно, то уже, когда и сего дня Христос милость показал над пришедшим к нему народом, дал нам пример, чтоб и мы, над прибегающими под кров наш ближними нашими, являли всякое милосердие и снисходительство. И в чём можем, чтоб подражали мы Ему, и хощет, и молит, и завещавает. Не можем мы недуги словом целить, так можем болезнь сердца многих заступлением нашим уврачевать, не можем хлебы разумножать, так можем разумноженные Богом в насыщение алчущих определять. И сие то есть, чего Христос всегда от нас ищет, сие есть, чего образ и в нынешнем подаёт Евангелии. А понеже уже очень редка сия добродетель, то дабы возыметь нам в ней убеждения, приимем в рассуждение достоинство и пользу ея.

Не просто Иисус Христос нас столь часто во Евангелии о милосердии увещевает, понеже ведает, коликаго она есть пред лицем Его достоинства и коликую всякому человеку приносить может пользу. О, когда бы могли мы вознестись выше облаков и пройти сквозь внутреннюю небес завесу, увидели бы мы, в каком почтении у самого Бога находится сия добродетель! Подлинно, ни которая другая добродетель так не приятна Ему, как сия. Жалуются иудеи, что Бог ни постов их, ни молитв не приемлет: «Что яко постихомся, и не увидел еси? Смирихом души наши, и не увидел еси?» На что отвещает им Господь: «Не знаете вы, неразумные, для чего всё сие мерзостно Мне, для того, что нет в вас милости клевретом вашим. Во дни бо пощений ваших, обретаете воли ваша и вся подручная ваша томите. В судех и сварех поститеся и бьёте пястми смиренного». Ведайте, что ежели и, как серп, выю вашу слячете, и во вретище и пепел смиритеся, да не престанете от жестокости сердца вашего, то ни тогда наречетмися пост ваш приятен. Такие ж почти точно находятся слова и у Михея пророка: «Засвидетельствует бо там Господь о иудеях пред всеми, что хотя долго вопить будут к Нему они, не послушает однако ж их. А для чего? – даёт причину выше, – понеже объядоша плоти людей Моих и кожи их от костей их одраша, яко плота в коноб и яко мяса в горнец», что суровость значит и немилосердие.

Придайте ж к рассуждению вашему и то, что сам Бог не гнушается в титул Себе принимать сей добродетели и называется бо и в Писании священном, и в церковных молитвах многажды Отец щедрот и Бог милости и человеколюбия. И может ли что ещё выше сего войти в помысл наш?

Не удивительно, что знатные люди и самые земные потентаты сей титлы, милостивый государь, не отвергают, когда сам уже небесный Монарх, сам Царь царей и Господь господей, любит титуловаться сим именем. Не мог ли бы Бог называться и Отцом правды, как праведный, или Богом премудрости, как во всём премудрый, но ни единого из сих имени себе не приемлет, но токмо имя милости, знать, что за дорого её почитает. И нас убо поучает: «Будите милосердны, якоже и Отец ваш небесный милосерд есть». Сия дивная милости сила, можно примечать, не неизвестна была и самым язычникам, понеже часто Филипп Македонский говаривал к своим: «Помнить надобно царю, что он человек есть, а милостью самому Богу подобен сделается». Упомянул о сем у Клавдиана в совете своём, и Феодосий Онорию, сыну своему, когда сказал: «Будь милосерд, во-первых, понеже во всём мы побеждаемся от Бога, одна милость сравняет нам Ему». И сия, о великом милости пред другими добродетелями достоинстве, сказана: «Приступите и послушайте ещё, сколько она нам приносит пользы».

Пользу, являемая от нас ближнему милость, приносит нам, слушатели, сугубую: и в сем веке приносит она нам пользу, и в будущем. Мала ли сия польза, что милость по смерти нам врата Царствия Небесного отверзает, пред самый трисиянный неприступного Божества престол нас приводит и неизреченных от рук Его сподобляет даров? Не всяк ли, когда умирает, содрогается, размышляя о правде Божьей? Но уже милость ничего того опасаться не велит своим любителям: «Исходи всяк милосердный человек из жития сего, радуясь, спросит ли кто тебе о причине того, ты отвечай ему, что ты любил милость, а милостивые достойно и праведно помилованы будут по оному Евангельскому свидетельству: «Блажени милостивии, яко тии помилованы будут». И сей есть плод твоей добродетели, который ожидает тебе в будущей жизни.

Посмотрим ещё, какие плоды милости, которые рождает она рачителю своему в настоящей жизни. Милость утверждает царства и царей хранит. Свидетель премудрый Соломон, которого суть сии слова: «Милость и истина сохранение царю, и утверждается милосердием престол его». Милость всем нас любимыми делает. Сирах свидетельствует: «Чадо, в кротости дела твоя препровождай, и человеком приятным возлюблен будеши». Милость всякие недостатки наши исполняет. Довод тому ясный: вдовица оная, которая за однократное напитание Илии пророка горстью муки, кормилась чрез всё время глада, покамест дал Бог дождь на землю. Да в сей-то силе и пророк сказал: «Не видех праведника оставлена, ниже семене его просяща хлебы». Ибо точно здесь говорит он о таком праведнике, который «весь день милует и взайм даёт». Милость от смертных случаев предохраняет человека и живот его продолжает. Ангел Товии то сказывает: «Милостыня, – рече, – от смерти избавляет». И мало ниже: «Творящии милостыни, исполняются жизни». Подыми на врага всякое оружие, устреми мечи и копья, употреби против него все силы твои, со всем тем ничего не успеешь, разве ещё более подвигнешь его на ярость и сопротивление тебе. Обратись же к тому ж врагу милостью, яви ему любовь твою, покажи, сколько можешь благодеяний, увидишь, как он скоро весь твой сделается. Святой апостол Павел в послании в римлянам всякого из нас, увещевая, говорит: «Аще алчет враг твой, ухлеби его, аще жаждет – напой его». Но для чего, святый апостоле, к такой милости, для чего к толь трудному  благотворению возбуждаешь нас? «Сие бо творя, – говорит, – собираеши углие огненно на главу его». Что ж это за углие огненное? Различные различно толкуют, между прочими суть весьма знатные учители, которые чрез огненное здесь углие разумеют горячую любовь, которую благодеяниями из жестокого сердца вражеского, как из кремня огонь высечь можно. И рассуждение сие Павлову духу, который никого нигде не учил отмщения желать врагу своему ни в сем веке, ни в будущем, есть весьма согласно.

Видели мы и, довольно видели, коликого пред Богом есть достоинства милость, видели, и каковые она мучителям своим приносит плоды. Держима убо за неё обеими, как говорят, руками. Будем милосердны к ближним нашим, хотя не за то, что они того ж естества, которого и мы, люди, так хотя за то, что они такие ж уды Христовы, как мы, тою ж кровью Его искуплены, которой и мы, той же образ и подобие Божие носят, которое и нам носить позволено.

Во-первых же, начальствующии в нас написать сие должны на сердцах своих. Кто не знает, что они на таком теперь месте стоят, где закон волею и воля законом их быть может, что держат они в руках своих меч, которым и живить могут, и мертвить подчинённых себе, что и помиловать, и озлобить им всякого легко. Но притом не должны они думать, что уже сами милости ни от кого не требуют. Требуют милости и они от Того, Который есть превыше их, а, следовательно, и сами милосердны быть к подручным своим должны для того, что у Оного, Который превыше их, «суд без милости бывает не сотворшим милости». По начальствующих, особенно полюбить сию добродетель должны те, которые окружают начальствующих, понеже они многим сделать милость и одним тем, что донесут начальникам о нуждах их, в состоянии бывают. Почему они и всегда блажены суть, как в таковом поставленные месте, где полезны многим быть могут. Другие бы может быть и хотели, да не могут. Но скажут ли здесь некоторые из сих почтенных особ, что они давно о том известны, да не делают приходящим к ним никакой милости для того, что боятся от других честью их не меньших за то гнева, а оттуда и худых неких себе приключений. Но на то сей ответ: «Когда добродетельной идёте дорогой, ни в чём не усумневайтесь, Господь бо поборяет на египтяне». Господь помощник нам есть против всех, гонящих нас и запинающих души наша в спасительном сем шествии. Особливо, что при таком нашем о оказании милости другим попечении, неотменно возьмёт наше на себя защищение Тот, который и Сам милосерд есть, и нам милосердным быть повелевает. Аминь.

Поделитесь с друзьями: