Проповедь епископа Исилькульского и Русско-Полянского Феодосия в день празднования иконы Божией Матери «Троеручица» (слово к монашествующим)

Сегодня праздник в честь иконы Божией Матери «Троеручица». Дивны дела Божии, и неизмерима его милость роду человеческому. И сегодня мы с благодарностью отслужили эту службу, вспоминая чудо, которое Божия Матерь явила преподобному Иоанну Дамаскину, который с горячей молитвой, с твердой надеждой и несумненной верой, вопреки здравому рассудку, обратился, чтобы Божия Матерь помогла ему. Почему вопреки здравому рассудку? Да потому, что отрезали ему правую руку, десницу, и он целый день истекал кровью. Десница была повешена на всеобщее обозрение, чтобы всем был урок якобы верности калифату. И, несмотря на все это, преподобный Иоанн, понимая, что невозможно, чтобы рука срослась, просит Божию Матерь все-таки помочь ему. Вечером он выпросил свою руку, приложил ее на место и в горячей молитве к Божией Матери всю ночь молился и заснул. По этой молитве утром он проснулся, и рука действительно срослась. Вот это чудо, которое Божия Матерь явила тогда, в начале восьмого века, мы прославляем сегодня, в двадцать первом веке, и поучаемся надежде и вере на милость Божию.

В те времена, когда император Лев гнал церковь, иконопочитателей, когда повсеместно была угроза не просто пострадать, а угроза жизни, градоправитель Дамаска святой Иоанн посылал письма в Константинополь к своим друзьям и просил, чтобы те дальше и дальше рассылали письма всем верным людям для того, чтобы не уклонились они в ересь гонения икон, которая запрещала почитание икон.

Поскольку Дамаск не относился к Константинополю в Византии, император Лев не мог никак отомстить за эту проповедь почитания икон, тогда он придумал хитрость: нашел умелого писца, который подделал почерк преподобного Иоанна и написал как бы от него письмо из Дамаска в Константинополь императору, чтобы тот захватил город Дамаск, что он, Иоанн, поможет ему в этом. И ответ якобы императора на это письмо, что он остается верным калифату и не пойдет на это.

Когда калифу передали эти письма, то оправдание преподобного Иоанна оказалось не достаточным, и калиф распорядился отрезать ему руку, наказать его якобы за предательство.

Но Господь милостив, и Божия Матерь явила силу Божию. Преподобный Иоанн на второй день показал свою сросшуюся руку всему народу, и все поняли, что Бог выше всех лукавств и всех изощрений врага рода человеческого.

Что же для нас сегодня является особым примером? Конечно, мы не имеем такого положения, как преподобный Иоанн, и мы, может быть, не можем надеяться на чудо, но мы можем ежедневно стараться быть верными Богу. Мы можем ежедневно стараться жить искренне пред очами Божьими. Мы можем сделать так, чтобы не допустить неправды в своих мыслях, в своих словах, чтобы жить перед Богом истинно, надеяться на Его милость и с верою уповать на свое спасение.

Для Иоанна Дамаскина был великий подвиг, что он проповедовал почитание икон вопреки императору. Великий подвиг был и в том, что он был правителем мусульманского города, когда Дамаск был под калифатом, а он был православным христианином и пользовался авторитетом. От нас сегодня Господь не требует таких исповеднических подвигов, но для нас остается важным, как и тогда, в восьмом веке и сегодня, чтоб мы истинно исповедовали Господа.

А в чем истинность? В первую очередь мы должны быть истинны по отношению к самим себе. Это очень важно, потому что, когда человек потеряет чувство правдивости и искренности к Богу и к людям, он начинает лукавить. Он начинает крутить всею жизнью так, как ему нравиться, и начинается искушение, начинается мучение этого человека, начинается его испытание, а он страдает. Только он страдает не за Бога, не за веру в Бога, а страдает за свое лукавство. Вот это самое главное мы должны понимать, что наши страдания здесь – это не страдания преподобного Иоанна Дамаскина, который за истину Божию пострадал, за проповедь, за защиту православия. А наше страдание чаще всего за то, что мы бываем не искренни пред Богом. Мы не только судим, но и Богу потом начинаем лукавить, начинаем считать себя не такими, какие мы есть, какими Он нас видит.

Самое главное для монашествующих, для людей, которые приходят отдать свою жизнь в руки Божии – это преданность воле Божией.  Когда посылают на послушание, представь себе, что ты пришел в монастырь для того, чтобы получить здесь то, что тебе даст Бог. Дают послушание в коровнике – слава Тебе, Господи, благодарю Тебя, Господи, значит Ты мне доверил это. Дают послушание на кухне, значит: Господи, Ты мне доверил всех сестер или всю братию, чтобы от меня зависело их здоровье, чтоб я готовил им вкусную, хорошую пищу и чтоб они не болели. Посылают в церковь на церковное послушание – слава Тебе, Господи, что Ты сподобил меня быть в доме Твоем, убирать и пребывать здесь в земном небе. И вот так без конца. Любовь к послушанию создается самим Господом и Божией Матерью, чтобы через это послушаться игумению или старца. Когда будет такое отношение, когда мы будем с благодарностью принимать все, что нам дается – это первый шаг для того, чтобы быть истинными, послушивыми Божией Матери и Отцу Небесному.

В наше время очень мало людей, которые приходят в монастырь действительно с горячим желанием служить Богу, поэтому впоследствии начинается другое отношение к Богу и к людям. Раньше на Руси в монастырь родители благословляли самых лучших детей, первенцев, самых-самых лучших Богу отдавали. И монашество являлось примером всем христианам, примером жизни, примером веры, примером молитвы. Но если даже мы поступили в монастырь не совсем так, то надо хотя бы постараться быть разумнее и понять, что, если мы здесь, но живем не так, как должно жить здесь, значит мы зря тратим время и этим портим все. Если мы будем разумны и попытаемся понять, что жизнь быстротечна, а у нас есть очень хорошая возможность здесь бывать как можно чаще на службах, молиться, и даже 5-10 минут в день взять книжку, почитать что-то духовное, образовать себя духовно, когда ходишь на послушание, читать Иисусову молитву. Так не хочется молиться, не хочется читать. Хочется общаться другим общением, читать другие книжки, послушание не совсем то. Получается, что мы сами себя делаем неверными пред очами Божиими, мы неискренни, мы начинаем сами себя удалять от Бога.

Если почитать жизнь преподобного Иоанна Дамаскина, видишь, какие испытания были в его жизни, читаешь, и холод проходит через всё. То, что ему хотелось, ему все запрещали. Он писал такие гимны, от которых – вдохновение, восторг. А ему старец сказал не писать больше. И вот много лет он смирял свою гордыню. И когда ему разрешили опять писать, да, вот он смирился, стер свою гордыню прямо в прах, и когда ему разрешили писать, он написал песнопение «О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь», задостойник, который мы поем, когда служится литургия святителя Василия Великого. Это такое песнопение, такой восторг, такие слова, такое чувство от смиренного сердца!

Поэтому, пока человек не смириться, пока человек в прах свою гордыню не сотрет, пока он не поймет, что он – прах, и что только с Богом он может быть образом Божиим, он будет делать дела неразумные. Он будет страдать от того, что не попадает на ту колею, на которую встал. А когда человек сотрет свою гордыню в прах, когда он будет бороться со своим эгоизмом, своим «я», тогда откроется в нем сила Божия, и увидит он смысл пребывания в монастыре, величайший смысл, и будет непрестанно благодарен Богу, что он стоит здесь, в этом храме, в этом монастыре стоит пред Богом и имеет такую возможность пребывать и восторгаться, восхищаться величайшей милостью Божией.

Поэтому, дорогие братья и сестры, сегодня Господь напоминает нам, что в жизни можно по-всякому пройти, но вот как пройдешь, так и останется душа в таком состоянии, такую печать оно и на тело наложит. Поэтому, главная задача наша не в том, чтобы делать подвиги. Есть две крайности: подвиги без благословления и ничего не делание. Чаще всего начинается величайшими подвигами без благословления, а заканчивается ничего не деланием. Но не в этом суть монашества, не в этом суть служения Богу. Господь говорит: «Кто хочет идти за мной, отвергни себя». И когда человек, в течение, может быть, многих лет, все-таки делает эту работу, совершает эту борьбу отвержения себя, то тогда он становиться способным взять крест и идти за Христом.

А если человек не отвергает себя, то он как бы идет за Христом, но он не идет. Он идет сам за собой. Он во всем хочет своей воли. Если не так, то, значит, он не согласен, и он начинает сопротивляться, начинает идти делать поступки, которые привлекают потом и ему мучения и скорби, и всем вокруг него. Поэтому суть монашества, суть этого узкого пути начинается с того, чтобы отречься от себя, а заканчивается взятием креста и шествием неуклонным путем за Спасителем.

Дай Бог, чтобы у каждого из нас эти слова остались в памяти, и мы помнили, что жизнь все равно пройдет. И мы все равно будем страдать, все равно будем болеть, – это наша участь на земле. Только суть в том, с каким намерением совершать этот подвиг страдания и скорби, и во имя чего будет это. Или во имя очищения себя, во имя угождения Богу, или потому, что страсти, желания наши нам будут доставлять скорби и болезни. Вот в этом – величайшая разница. Дай Бог, чтобы наши желания в монастыре, наше монашество, наше желание служить Богу остались не только в образе черных одежд, но в стремлении ежедневно попирать свою гордыню, принимать все как милость Божию и все-таки постараться начинать идти тем узким, легким и радостным путем.

С праздником!

11.07.2019

Поделитесь с друзьями: