Поучение в неделю 11 по Пятидесятнице

Тако и Отец Мой небесный сотворит вам. (Мф.18:35)

Различно на различных местах Священного писания нарицается Бог, но ни которое наименование столько не удивительно, сколько одно от апостола Павла приписанное Ему: «Мститель Господь о всех сих». Казалось бы нам, сие имя Божьему неизмеримому благоутробию быть не только не пристойно, но и противно. Той ли отмститель есть, Который есть Отец щедрот и Бог всякой утехи? Той ли паки отмщение делать кому восхощет, который и нам друг другу отмщевать во Евангелии не повелевает, говоря так: «Любите враги ваша, добро творите ненавидящим вас». Что до Бога касается, то Он милостив есть, но вкупе и праведен, и по той своей правде, как судия нелицеприятный, без отмщения никакого зла оставить не может, особливо ж, когда ещё зло тое бывает с обидой некоей ближнему. Сие изъясняет оная Евангельская притча о бесстудном и небогобоязливом судии, от Христа сказанная, к которому часто приходила одна вдовица и молила его, чтоб отмстил её от одного соперника, но он по жестокосердию своему ни смотреть на неё не хотел, и то было чрез долгое время. Напоследок же видит он, что жена тая не отступает от него с прошением, затем принуждён был сказать в себе: «Хотя я и Бога не боюсь, и людей не срамлюсь, но понеже творит ми труды вдовица сия, приходя и вопия предо мной, отмщу ея, чтоб более мне уже не скучала». «Слышите бо, – придаёт сам Христос при конце притчи сея, – что говорит судия неправды. Бог же не имать ли сотворити отмщение вопиющих к нему день и нощь, и долготерпя о них? Глаголю вам, яко сотворит отмщение их вскоре».

Разумеем убо, слушатели, что Бог отмститель есть. Теперь следует вопросить – каков Он отмститель есть? На основании сих Евангельских слов: «Тако и Отец Мой небесный сотворит вам».

Премудрый Соломон живо описует Бога под таким видом, аки бы Он имел в руках своих и мерило, и весы, и счёты. «Еже, – говорит, – много мощи присутствует тебе всегда, и державе мышцы твоей кто сопротивится? Но вся мерой и числом, и весом расположил еси». Ежели убо, по описанию премудрого сего мужа, Бог всё не без меры числа и веса делает, то, конечно, уже надобно думать, что есть у Него некая мера уставлена и во отмщение обид и неправд наших. Но какая се мера или вес держится в руках Божьих в наказание злотворцем? Сам своё описание толкует там же Соломон: «Имиже, – говорит, – кто согрешает, сими и мучится по размеру его». И что ж сего яснее, что твёрже к доказательству предложенной истины найтись может? Не надобно, подлинно, лучшего свидетельства.

Слышите благочестивые и внемлите! «Имиже, – говорит Дух Святый чрез мудреца, – согрешает кто, сими и мучится»: отнял кто имение или честь у ближнего своего – отнимется со временем и у него, обидел кто бедную вдовицу или сирот – возвратится сия обида непременно на жену и чад его по смерти его, погубил кто клеветами или иными какими происками брата своего – погибнет, всеконечно, погибнет и сам, хотя не скоро. «Имиже, – сказано, – согрешает кто, сими и мучится». И сие говорит Бог чрез Соломона, тое ж подтверждает Он и чрез других: «Ров, – говорит Давид, – изры и ископа, и падет в яму, юже содела. – И в другом псалме, – в сети, юже скрыша, увязе нога их». Пространнее ещё премудрый сын Сирахов в книге своей: «Вергаяй, – говорит, – камень на высоту, на главу свою ввергает, и ископоваяй ров, впадется в он, и распростираяй сеть, увязнет в ней. – И далее, акибы толкуя слова свои, о ком оные сказаны, ещё яснее представляет о том, – творяй, – говорит, – зло ввалится в не, и не познает, откуда приидет оно к нему, и отмщение, яко лев, уловит его». Приемлет вся сия и подобная Духом Божьим умудрённых мужей свидетельства сам Сын Божий у Матфея в главе седьмой и, что они пространными словами предлагают, кратко заключая ко всем нам, говорит так: «Знайте, что в нюже вы меру мерите другим, возмерится непременно и вам». И в нынешнем Евангелии: «Тако, – говорит, – и Отец Мой небесный сотворит вам». А как тако? Тако, то есть, как мы творим ближним нашим. Сие вся притча оная, которую сими словами заключает Христос, нам показывает.

Гордый оный и немилосердный фараон обесчадил многие утробы, наполнил египетскую реку неповинными младенцами, смесил воду с кровью их, когда выдал такой в народ указ: «Всяк мужеский пол, иже родится евреем, в реку ввергайте». Смотрите ж, что за сие ему последовало: как он сделал с детьми еврейскими, так Бог сделал и с ним – потонул в недолгом времени и сам он в воде, как олово, со всем своим воинством. «Истрясе, – написано, – Господь египтяне посреде моря, и, обратившись, вода покры колесницы и всадники, и всю силу фараонову (в числе которых и сам фараон находился), и не оста от них жив не един». О ужасной мести! О строго правосудия Божия! В водах ты потопил, тиран, младенчество незлобивое, в водах убо погибай и сам со всеми злости твоей министрами – так правда подписала Божия, да всяк знает, что «имиже кто согрешает, сими и мучится», в нюже меру мерит другому, возмерится и ему.

Давид в одно время принуждён был терпеть за грех свой такое ж отмщение от Бога: помятуете вы, как он Уриино осквернил ложе, осквернил убо и его ложе после, да кто ещё? Родной сын его. Видите ль убо, что имиже человек согрешает, теми и наказывается, в нюже меру мерит кто другому, возмерится и ему. Тако Отец небесный поступать с нами хочет, как мы поступаем с ближними нашими. И сие правосудие Божие ежели где, а особливо на немилосердных, говорит Иаков святой, бывает людях: «Суд, – рече, – всегда без милости, не сотворшему милости».

Что все почти выше приведённые примеры, особливо же оный, в нынешнем Евангелии помянутый должник, бывый тьмою талант одолженный господину своему, подтвердить всякому может. Видим бо мы в притче сей, что удобнее господину тому было отпустить рабу сему тьму талант, нежели и одно снести немилосердие, которое показал он над бедным клевретом своим. Когда он за долг истязывался, то окончилось то истязание таким определением: «Милосердовав же Господь раба того прости его, и весь долг отпусти ему». А когда он же, вышедши из палат господских, поймал одного клеврета своего, должного ему стом пенязей, и начал давить без милосердия, говоря: «Отдашь ми, имже ми еси должен». Наконец, ещё повёл и посадил его в темницу, не смотря ни на слёзы, ни на умильное его моление, то уже сие дело никакого извинению или милосердию места найти у господина не могло. «Рабе, – рече,лукавый, весь долг отпустих тебе, понеже умолил мя еси. Не подобаше ли убо и тебе помиловати клеврета твоего, якоже и аз тя помиловах?» И то сказав, «прогневался, и предаде его мучителям», дая всякому пример, что несть милости, не сотворшему милости, но в нюже меру мерит кто другому, в туюжде возмерится и ему.

А понеже озлобление бывает в людях сугубое: одно без всякой причины и называется, собственно, напастью или гонением, другое – по причине некоторой и называется отмщением, то уже при сем рассуждении уповательно, и желают многие слышать, не ужель и по причине гонящии или озлобляющии своих ближних, тому ж подпадают гневу Божию, которому и первые? Непременно. Ибо отмщение Бог равно отмещевает сие, как и другие зла наши. Довод сему подают оные у Матфея евангелиста в главе шестой изображённые слова Христовы: «Аще не отпущаете человеком согрешений их, ни Отец ваш небесный отпустит вам согрешений ваших». И премудрый сын Сирахов: «Отмещай, – говорит, – от Господа обрящет отмщение».

Да на что нам иных доказательств? Самый вышепомянутый евангельский должник, кто не видит, что не напрасно давил своего клеврета, но за долг, ниже чужого требовал от него, но своего, ктому ж ещё и не нагло поступил с ним, но судом (ниже бо мог бы его всадить в темницу, разве чрез посредствие судей, на рассмотрении дел таких учинённых), однако ж, не убежал за то гнева от господина своего. «Прогневался, – рече, – Господь его, предаде его мучителям». И пусть же рассуждают здесь те, которые за одно поносительное слово, о них сказанное, душу вынуть из бедного своего клеврета хотят или за то, что поклона им не отдал, когда всякие сети ногам его препинать, и что ни есть в свете зол, всех их на одну главу его собрать не ужасаются. Пусть рассуждают все таковые, чего им от Бога отмщений ожидать должно.

Да не скажет же здесь кто, ежели нельзя нам искать отмщения ни в какой обиде, так на что ж и судьи установлены? Понеже иное судьи нам, иное мы друг другу, а нам от того ж приказ есть – не отмщать наши обиды. Но и судьи убо, ежели дойдёт до них, отмщать наши обиды должны, да наши ж, а не свои. Свои и они мстительной рукой награждать не могут в силу оного повеления Господня: «Отпущайте, и отпустят вам».

Ниже, может, кто на сие противоположит, сказанное в законе Моисеевом оное: «Аще кто сотворит порок ближнему, якоже сотвори ему, такожде и ему да сотворят – изломление за изломление, око за око, зуб за зуб». Сказано то было иудеям, а мы – христиане! О коль же велика разность между иудеянином и христианином! Толь велика, колика между младенцем и возрастным человеком. Кто не знает, что иудеям, как младенцам, несовершенным в вере и склонным всегда бывшим к отпадению от Бога, многие Бог лёгкости попустил на время, которые после искоренить намерен был. Как, например, бросать жён, ежели которая не понравится кому, было попущено иудеям. Но спросишь для чего? И услышишь ответ в Евангелии, что не аки бы то было Богу угодно, но за жестосердие их только, понеже инако бы убивать они их стали.

Когда убо пришёл Христос, исправил то, как и другие многие, дотоле дозволенные бывшие им обычаи, между которыми и сие, что так жестоко они отмщали свои обиды. «Слышасте, – сказал, – яко речено бысть древним – око за око и зуб за зуб. Аз же глаголю – не противитися злу». Прочее и в иудеях, убо закон сей праведен был, а исполнение его – во многих неправедное. Праведно исполняли судьи (что и ныне у судей не отнято, как выше сказано), а которые искали того у судей не от желания правды, но от желания отмщения, не были праведны в том или похвалы от Бога достойны.

Но да обратимся к преждереченным. Буде ли, слушатели, и по причине некой показываемое от нас ближним нашим зло, то есть во отмщение от них некоторого нам показанного зла, без праведного отмщения от Бога пробыть не может, то как уже смеют другие поносить и какими могут образами утеснять ничтоже злое пред ними сотворших? Опять, буде ли оный немилосердный раб за то, что своего требовал без милосердия, осуждён был, то как уже не страшатся осуждения от своего владыки те, которые удерживают чужое, вдовичье, сиротское и других безгласных людей, утешаясь их слезами и корыстуясь почти кровью самой?

О, Ты, судитель праведен и крепок, по Давиду, и отмститель жесток злотворящим, по Павлу! Каким Ты образом столько времени, тяжестным самой земли, сим людем терпишь? Где Твои молнии, где громы бывают, когда в слезах своих валяются при ногах их обиженные и никакой милости не получают? Почто не тогда же поражают и разбивают в прах окаменные сердца их? Но ах, кто мы, которые в сем стязаться с Богом дерзаем? Он вся мерой и числом, и весом распределяет, как выше показано: знать, что по этому и здесь ещё не вышло число дней долготерпения Божия и не исполнилась мера грехов тех беззаконников, что Бог не казнит их. Накажет же, конечно, и, наказуя, не укоснит, как Пётр святый пишет: «Суд, – рече, – их не укоснит и погибель не дремлет». А когда придёт наказания того время, сказано будет, конечно, о всяком из них, что о блуднице оной апокалиптической: «Елико прославися и рассвирепе, толико дадите ей мук и рыданий». То есть, сколько им долго терпел Господь, столько великое постигнет их тогда отмщение во исполнение многажды помянутых слов оных: «Имиже согрешает кто, теми и мучится, в нюже меру мерит, возмерится и ему»

И так, кто мы, слушатели? Те ли, которые других снедаем, утесняем и никакой никому милости не кажем? Или те, которые от других вся сия терпим? Ежели мы из числа первых, то престанем от таких дел, да не постигнет нас отмщение Божие, и погибнем внезапно. Буде ли ж из числа других, то нам ничего больше от нынешней нашей беседы не следует, как только, чтоб мы не желали, кольми ж паче не искали бы, отмщения нашим неприятелям, но отдавали бы всё то на рассуждение Богу, послушая оного увещания Его: «Да не отмщает рука твоя, и да не враждуеши на сыны людей твоих, но оставь Мне то, Аз в день отмщения воздам им». А паче бы ещё молили Бога, чтоб простил им, что они неразумные на погибель свою нам делают, говоря со Христом: «Отче, отпусти им, не ведают бо, что творят». И тогда-то мы прямые будем, по силе Евангельского обещания, сынове Вышняго, тогда подражатели Христовы, тогда христиане. Аминь.

Поделитесь с друзьями: