Бабушкины сказки и другие истории

Как дед хотел монахом стать

СКАЗКИ ИЗ СУНДУКА БАБУШКИ ДАШИ

Мы начинаем публикацию подлинных народных сказок, передававшиеся из уст в уста, которые никогда ранее не печатались. Они были записаны Еленой Алексеевной Краснопевцевой в экспедициях ансамбля «Веретёнце» от Дарьи Семеновны Ходосовой, жительницы села Плёхово, Курской области.

КАК ДЕД ХОТЕЛ МОНАХОМ СТАТЬ

Жил-был мужик, и все у него было: коровки, лошадки, курочки… Жена была, детишек много. Он жил-поживал, дети выросли, девок замуж повыдавал, сыновей женил. С женой стали вдвоем жить. Хозяйство большое было, помогали детям, как и полагается. А потом жена умерла, и остался он один. Зачем, думает, мне такое хозяйство большое? Пойду-ка я в монастырь. Приходит в монастырь, а игумен его спрашивает:

– Дед, что ты делать умеешь?

– А все могу. Хочешь – сено косить, хочешь – коров доить буду.

– Ну ладно, приходи завтра, я тебе урок дам.

Приходит мужик. Дает ему игумен топор и веревку, и говорит:

– Иди в лес, руби дрова.

Пошел мужик. Размахнулся. Только хотел дерево срубить, а не смог.

Приходит игумен и спрашивает:

– Ну что дед, много нарубил?

– Нет, не мог рубить.

– А что так?

– Лес золотой стоит.

– Ладно, приходи завтра.

Приходит на следующий день. Игумен всем послушания раздает. Кому коров пасти, кому сено готовить…

– А ты, дед, бери веревку, бери топор, да в лес иди.

Взял дед веревку, топор, пришел в лес. Только размахнулся, хотел дерево срубить, а не может.

Приходит игумен и спрашивает:

– Ну что, дед, много нарубил?

– Нет, не смог.

– А что так?

– Лес был серебряный.

-Ладно, приходи завтра.

Приходит на следующий день дед. Игумен всех опять на разные послушания посылает.  Кому в трапезной готовить, кому траву косить.

– А ты, дед, бери веревку и топор, иди в лес.

Пошел дед в лес. Только размахнулся, хотел дерево срубить, а не может. Приходит игумен и спрашивает:

– Ну дед, сегодня много нарубил?

– Нет, не смог.

– А что так?

– Лес был трухлявый.

– Вот так и ты дед, пока была твоя жизнь золотая, много чего у тебя было, ты жил не тужил. Наступила серебряная пора твоя, засеребрились вески у тебя на голове, а ты все тем-же жил. А сейчас, когда стал, как тот лес трухлявый, ты пришел к Богу молиться. Нет у тебя навыка ни молиться, ни пост держать, ни трудиться на этом поприще. Так и не взял его.

Поделитесь с друзьями: