Храм Николы Рубленого

Храм Николы РубленогоМы вновь продолжаем рассказ о Никольских храмах Ярославля и купцах-ктиторах. В прошлый раз говорилось о храме Николы Мокрого. На сей раз речь пойдёт о храме Николы Рубленого. В ряде предыдущих статей мы писали о храме Николы Надеина. Все эти храмы украшают собой древний Ярославль. Все они посвящены угоднику Божию Николаю. Все имеют приделы, устроенные в честь разных православных святых. И каждый из этих храмов, будучи по-своему уникальным, имеет и второе, народное название, которое говорит не столько об уникальности самого храма, сколько об удивительной народной традиции именования на Руси домов Божиих. Тут и дань традиции, и богатство “великого и могучего” русского языка, и разнообразие как природных, так и градостроительных особенностей местности. Храм Николы Надеина несёт в своём названии память о храмоздателе, купце Епифании Андреевиче Светешникове, известном по прозвищу Надея. Храм Николы Мокрого отражает в своём названии особенности местности с протекающими поблизости двумя ручьями, а также отсылает к одному из многих чудес святителя Николая, спасшего младенца от утопления в водах Днепра. Что же касается храма Николы Рубленого, о котором наш сегодняшний рассказ, то он получает свое второе имя по древнему названию Ярославского кремля. Его испокон веков именовали в Ярославле рубленым городом.

Никольский храм, расположенный на набережной, в месте впадения в Волгу Которосли, стоял прямо перед входом в древний ярославский кремль, являясь как бы его въездными воротами. Архитектура этого храма, построенного ещё в конце 17-го столетия, подчеркнуто строга и почти аскетична. Он единственный, дошедший до нас в первозданном виде и не претерпевший ни одной перестройки за почти 325 лет своего существования.

Звонница храма, его большой летний Никольский придел и малый, тёплый, освященный во имя святого преподобного Александра Свирского, составляют единое целое. Храм увенчан пятью главами, подчеркивающими его стремление ввысь, и весь он, чисто-белый, ослепительно-светлый, подчеркнуто-строгий и цельный, как будто бы готов воспарить над рекой, оставив грешную землю и вознесшись на небеса.

В 17-м столетии на месте слияния Волги и Которосли располагались судоверфи. Именно их владельцы и торговые люди, отправлявшиеся в плавание, и поставили на набережной белый храм, посвященный святителю Николаю. Имена некоторых благодетелей храма донесли до нас старинные источники. Обращаемся к ним.

Вот что пишет “Краткий путеводитель по церквам Ярославля за 1887-й год”. “В Рубленом городе приходская церковь Николо-Рубленская. Церковь каменная, во имя Николая Чудотворца, с тёплым приделом в трапезе во имя преподобного Александра Свирского, построена коштом приходских людей в 1695-м году. Здесь при иконе Влахернской Божией Матери хранится за стеклом часть ризы Божией Матери, а при иконе Обретения Креста Господня – часть Древа Креста Господня и мощи неизвестных святых”.

А вот о чем повествует книга “Церкви города Ярославля в 1781 году. Записка Ростовского архиепископа Самуила Миславского, представленная  наместнику Мельгунову”:
“Приход Никольский Рубленский, зовомый по именованию настоящей церкви, состоящей внутри Кремля, при рву, зовомом Медведице, и к стороне реки Которости. Церковь каменная одна, настоящая холодная во имя святителя и чудотворца Николая, с приделом тёплым, состоящим в трапезе по левую сторону преподобного Александра Свирского чудотворца. Построена каменным строением по старанию приходских людей в 1695 году, а кем освящена, известия нет. Внутри церковь стенным письмом не расписана, а только выбелена; полы в церкви и приделы кирпичные; покрыта церковь дранью, а главы пять черепицей.

Крестных ходов нет, храмовой праздник шестого декабря. Колокольня каменная, над входом церковным, вышиною в одиннадцать ½ сажен, на ней колоколов шесть: первый тридцать три ½, второй двадцать пять, третий пятнадцать, четвёртый десять, пятый пять и шестой в четыре и ½ пуда. Вкладчица в сей церкви вдова посадская, Ирина Иванова, дочь макаровская – жена Чиркова, по завещанию от родителей, также и от предков своих Семена Потапова и Назара Мякушкина, купцов Ярославских, поступила во владение вечное церкви с священно и церковнослужителями к содержанию, состоящим в калашном ряду половиною лавочного места, с полу-погребом.

Довольствуется оная церковь подаянием от прихожан; в церковь доходы на церковныя потребы бывает от двенадцати до шестнадцати рублей в год, да с построенной на вкладной в церковь земле ныне в чулошном ряду лавки в год сбирается рублев до двадцати, а из того числа по завещанию вкладчицы половина в церковныя потребы, а другая половина священно и церковнослужителям, на раздел по малоприходству на содержание ежегодно даётся, то есть десять рублев. Более ж сего церковь ничего к содержанию не имеет, а церковнослужители довольствуются доброхотным мирским подаянием, а других доходов никаких не имеют. Приходских дворов двадцать пять, в них жителей мужеска пола 56, женска – 73, обоего пола 129 душ.”

Сложно читается текст, написанный языком 235-летней давности, но сквозь эти старые строки веет духом ушедших времен, и наглядно встаёт картина непростой жизни одного из рядовых городских приходов той эпохи.

В 1918 году храм сильно пострадал во время антибольшевисткого восстания. Вскоре затем был закрыт и десятилетия стоял безхозным, постепенно разрушаясь. В восьмидесятые годы его отдали музею под реставрационные мастерские. Теперь остаётся надеяться на законное и справедливое возвращение храма верующим.

Кобленц-Никифорова Анна Александровна, искусствовед,
постоянный лектор Николо-Сольбинского женского монастыря,
лектор Музея предпринимателей, благотворителей и меценатов в Москве,
экскурсовод паломнической службы общины Преображения Господня в Старом Беляево (Москва)

Поделитесь с друзьями:
Дата публикации: 8.03.2019 (последнее изменение: 8.03.2019)
Рубрики: Публикации