“Любите врагов ваших”

«Но вы люби́те врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего» (Лк. 6:35)

Я шел из храма после воскресной службы. День был яркий, ничего не предвещало плохого. Пели птицы, сияло солнце, и я подумал, что не грех будет пойти через парк.

Как хорошо! Свежо, светло, легко, на душе спокойно. Я думал, хорошо бы зайти в гости к отцу Михаилу, нашему приходскому священнику, с друзьями мяч погонять, папе помочь или еще что-нибудь хорошее сделать кому-то. Но тут мои мысли перебил громкий смех и разговор большой компании. Я остановился. В этой компании я признал своих одноклассников, во главе которых был Гришка Черных.

Все хорошие мысли, которые у меня были, мгновенно исчезли, и вместо них полезли плохие. Дело в том, что мы с самого знакомства с Гришей не поладили, даже больше – мы стали настоящими врагами. Я взял себя в руки и попытался пройти мимо, не замечая их. Но не вышло. Поравнявшись с ними, я понадеялся, что меня не заметят, но Сашка Пыльников, самый младший из класса, увидел меня и заверещал:

– О, смотрите, кто тут идет! Это же Святов! Гришка, слыхал?

Разговоры смолкли, компания остановилась. Я прибавил ходу, мельком глянув на Гришку. Его лицо выражало ненависть и отвращение, губы кривились в усмешке. Я прошел мимо и уже без настроения направился домой.

Из дома я никуда уже не выходил, а просто сидел и делал уроки на следующий день. После ужина помолился на сон грядущий и обдумав сегодняшний день заснул.

Наутро я проснулся от звона будильника, встал, оделся, умылся, помолился и, проглотив свой завтрак, пошел в школу. Было пасмурно, дул ветер, накрапывал дождик и настроения не было.

Оставив одежду в раздевалке, я поднялся на второй этаж в свой класс. Звонка еще не было, и я успел бы приготовиться к уроку, но в классе меня ждал неприятнейший сюрприз. Как только я открыл дверь, на меня обрушилось целое ведро холодной воды. Класс разразился смехом, а громче всех хохотал Гришка. Я стоял весь мокрый до нитки перед гогочущим классом. Мне стало до боли обидно и заплакав я выбежал из класса, а затем и из школы.

По дороге домой я думал про себя: «Сейчас замерзну, заболею и умру». Я надеялся, что заболею и не пойду завтра в школу.

Но увы! На следующий день я был полностью здоров и поэтому был вынужден снова идти в школу. Я думал, что меня ожидает подобный сюрприз, но его не последовало. Оказалось, что Гришка заболел. Не пришел он и на следующий день и через два дня., а на третий день я узнал, что он в больнице. Как ни странно, радости, что мой недруг заболел, я не чувствовал.

Наступило следующее воскресенье. Погода была хорошая, как и неделю назад. Но на душе было неспокойно. После литургии я пошел домой через парк. Немного погуляв, решил посидеть на лавочке. Присев, я уткнулся лицом в коленки. Я старался ни о чем не думать.

– Что, на душе неспокойно, отрок Алексей? – обратился ко мне мягкий старческий голос.

Я поднял голову и увидел незнакомого старца. Он держал в руках четки, ряса его была поношена, на голове скуфейка. У старца были голубые глаза, седые волосы, вид спокойный и добродушный.

Сначала я удивился, откуда он меня знает, но потом подумал, что, наверное, он слышал про меня от отца Михаила, и опять уткнулся в колени. Старец присел рядом и стал перебирать четки.

– Слышал, что твой недруг заболел, – продолжал старец. – Ходил ли ты к нему, навещал ли?

– И не подумаю, – буркнул я в ответ.

– Вот как! – вздохнул старец и покачал головой. – А помнишь, про что сегодня Евангелие в храме читали?

– Ну, – ответил я, – про то, что давайте взаймы и не ждите, что вам вернут обратно, любите врагов ваших…

– Вот, – прервал меня старец, – а теперь подумай над этим, – и встав со скамейки он ушел.

А я сидел и думал над этими словами. И вдруг меня осенило: так вот же ответ! И вскочив я пустился во всю прыть домой.

Дома я взял на кухне пирожки, немного мандаринов, положил все в пакет и направился в больницу, где лежал Григорий.

Зайдя в палату, я его даже сначала на узнал. Бедный Гриша! Он лежал, закатив глаза и был так бледен, что казалось сливался с цветом белого одеяла и подушки. Минуту помолчав я сказал:

– Привет, Гриш! Как себя чувствуешь?

Больной посмотрел в мою сторону, и я заметил, что он плачет.

– Прости, – хриплым голосом сказал Гриша.

– За что? – удивился я.

Оказалось, что он позавидовал мне из-за того, что у меня больше друзей, чем у него, и поэтому вылил на меня ведро воды. Гриша сам рассказал мне об этом. Выслушав эту исповедь, я его простил, оставил гостинцев.

Когда я собрался уходить, он меня окликнул:

– Лёха, помолись за меня!

– Помолюсь, – ответил я и пожал ему руку.

После этого случая мы с Гришкой стали лучшими друзьями.

А что касается старца, то я так и не узнал, ни кто он такой, ни откуда. Может быть, это сам Господь меня вразумил…

Кукушкина Феодосия, 8 класс

Поделитесь с друзьями: