Монашеское делание

Не любяй брата своего Бога како может любити?

Прежде всего скажу тебе, что если ты воображала найти рай на земле, хотя бы и в обители, то очень ошибалась. Рая, то есть полного блаженства на земле, нет и быть не может, так как человек и создан не для земли, а для неба. А чтобы унаследовать рай на небе, должно заслужить его здесь, на земле, многими трудами, скорбями, усилиями, то есть усиленным самовниманием, как говорит Апостол: «Многими скорбьми подобает нам внити в Царствие Божие». (Деян. 14,22)

Если же непременно хочешь найти его на земле, то ищи не в стенах каменных обителей, не в лесах дремучих пустынь, а в себе самой, в своей собственной душе, ибо: «Царствие Божие внутрь вас есть». (Лк. 17:21). Вот, если бы искала в себе и старалась бы поселить в своём сердце это Царствие Божие, то не жаловалась бы на ближних, как на «причиняющих тебе искушения и соблазны».

«Какими глазами будешь смотреть на людей, таковыми и будут казаться тебе люди». И весьма хорошее и доброе можно затмить и представить в чёрном виде, как и наоборот, и дурное можно принять за благое.  Последнее мы оправдываем почти ежеминутно по отношению к самим себе, стараясь прикрывать благовидностью свои ошибки и проступки; между тем к ближним относимся весьма строго, судя лишь по внешнему виду их поступков, не зная внутреннего расположения души.

Как от малой искры огня, не потушенной вовремя, разгорается иногда сильнейшее пламя, так и от малой искры недоверия и недружелюбия вспыхивает целое пламя вражды, пожирающее многолетние труды в добродетели. Если же и действительно сестра, по немощи своей, оказывает к тебе мало дружелюбия, то прежде чем упрекать ее за это, загляни в своё собственное сердце, проверь свои собственные отношения к ней.

Старайся хранить в сердце безусловный мир ко всем, по слову Апостола: «Аще возможно, еже от вас, со всеми человеки мир имейте» (Рим. 12,18). Этот внутренний мир собственной твоей души послужит наилучшим залогом или обеспечением мира и любви к тебе других, а выше и досточестнее любви нет ничего.

А как возвеличил любовь святой Иоанн, этот Апостол любви, как называет его святая Церковь: «Всяк любяй (брата своего) – знает Бога, а не любяй – не позна Бога, яко Бог любы есть», «Аще друг друга любим, Бог в нас пребывает».

Видишь ли, разумеешь ли высоту любви христианской? Души свои полагать для ближних должны мы, то есть жертвовать для них самою жизнию, без всякого разбора и различия взаимных расположений, хотя бы и видели от кого неприязнь и обиды, по слову Господа нашего: «Любите и враги ваша, добро творите ненавидящим вас» (Мф. 5:44,46. Лк. 6:32).

Повторяю и я тебе, повторяю и сто крат: люби и люби всех без изъятия любящих тебя и нелюбящих, а сих последних, пожалуй, ещё и больше люби, ибо они твои благодетельницы, дающие повод к исполнению высшей христианской добродетели; не подозревай ни в ком недоброжелательства к себе; напротив, если бы оно и было, старайся не видеть его, не замечать его, ибо «доброе око не узрит зла».

А мы, как немилосердные истязатели друг друга, требуем нередко от ближних наших того, чего и сами исполнить не можем, и, конечно, не исполнили бы, если бы были на их месте. Итак, ищи прежде всего всякого исправления в себе самой; а когда, с помощью благодати Божией, достигнешь сего по мере сил твоих, тогда, наверно, увидишь и ближних твоих, то есть всех сестёр твоих, благими, добрыми, дружелюбными.

Игумения Таисия Леушинская, «Письма к новоначальной инокине»

Поделитесь с друзьями: