Новый правящий архиерей, епископ Переславский и Угличский Феоктист, посетил Сольбу

IMG_52489 января, во время святочной недели Николо-Сольбинский монастырь впервые посетил новый правящий архиерей, епископ Переславский и Угличский Феоктист. Для Сольбинцев этот день стал особенным, его с нетерпением ждали все в монастыре от пожилых монахинь, до малышей из приюта. Все хотели познакомиться с новым Владыкой.

Владыка Феоктист возглавил Божественную литургию, во время которой пели два хора: сестринский хор и хор воспитанниц школы и колледжа.

Всем запомнилась проповедь Владыки, посвященная евангельскому чтению дня и особенно глубокие слова о том, что нужно стать ничем, чтобы Господь смог из нас что-то сделать.

«Мне бы хотелось немножко поразмышлять вместе с вами над сегодняшним рядовым Евангельским чтением, – сказал Владыка, – потому что мне думается, что как раз это чтение и мысли, которые в связи с ним возникают, очень уместны в монастырях и, может быть, особенно в таком монастыре, как ваш. Почему? Потому что мы слышим, как Господь говорит, что если будешь маленькую веру иметь и скажешь горе сей: двигнесь в море, – то это произойдёт. Через это Господь нам говорит, что человек: верующий человек, праведный человек, святой человек, может менять физическую реальность.

Гора – это один из примеров, образов того, как святые и христиане могут влиять на физическую реальность. Но, конечно, гора – это мелочь, это немного. Тот, кто имел опыт жизни вне такого региона, в котором много святых, много святости, знает, что там молиться сложнее, там жить сложнее. Вроде святой человек, который мог гору двинуть, уже давно умер, а его сила, сила его молитвы ощущается, то есть он и по смерти меняет физическую реальность. Очень легко провести эксперимент: молитва здесь и молитва где-нибудь, в том же Волгограде, например. Там перекрестить лоб значительно сложнее, чем здесь, о есть мы, вообще все христиане, призваны, чтобы своей молитвой менять к лучшему то, что нас окружает.

Но дальше Господь говорит, что прежде чем молиться, прости всем, на кого ты что-то имеешь, – и вот это уже сложно. Потому что сказать: «прости», ещё можно как-то, язык может повернуться, а вот от сердца простить – очень сложно. Особенно сложно простить того, кто не понимает, что он виноват (а так чаще всего бывает), или человека, который нарочно коснеет в грехе, или того, кто клевещет, кто пытается уничтожить. Простить такого человека от сердца, кто пытался, знает, что это сложно.

И вот здесь нам на помощь приходит известный афонский старец Иосиф Исихаст. Он совершенно замечательно говорит, обращаясь к монахам, что монашество, монашеское служение и вообще становление монаха не касается христианства, что христианин начинается тогда, когда человек своим умом приходит к пониманию того, что Бог сотворил всё из ничего. В книге Бытия в первых строках об этом говорится, но говорится прикровенно: просто использованием глагола «бара» – из ничего, вместо «оса бара», «оса» – это уже из чего-то. В книгах Маккавейских мы слышим, что мать увещевая своего сына говорит, что Бог создаёт всё из ничего. Так вот старец Иосиф говорит, что из этого следует очень простой вывод, что мы должны стать ничем, абсолютно ничем – перстью, для того, чтобы Бог смог из нас что-то сделать.

И поэтому, когда человек приходит в монастырь, ему необходимо забыть вообще всё, что у него было – все свои заслуги, всё чего он достиг, весь свой опыт. Необходимо всё обнулить – стать ничем для того, чтобы Бог из этого ничего что-то сотворил.

И вот, если ты когда-то сможешь стать ничем, тогда и обид не будет, потому что, как ничто может обижаться на кого бы то ни было? – Никак не может. Если мы обижаемся, и держим зло, и не можем простить, значит, мы почитаем себя кем-то особенным, кем-то таким, кого можно задеть, можно уязвить. А если это так, то наше христианство, а в монастыре, можно сказать, и монашество, – оно ещё не начиналось, ему только предстоит начаться. Если оно всё же начнётся, и человек сможет сначала для Бога и, соответственно, для всех остальных стать вот этим ничем, из которого можно творить, тогда и обид никаких не будет, а раз не будет обид, то будет молитва чистая и сильная, такая, которая меняет окружающую реальность.

Я вот с Матушкой, второй раз увиделся, я про неё ничего не знаю, но я смотрю и понимаю, что она видимым образом меняет реальность окружающую. – Вы свидетели. Я уж не знаю, как, мы с ней очень мало общались, не знаю, как строился её путь, но дай Бог, чтобы она для всех служила примером.

Конечно, когда человек уже прошёл какой-то путь становления, взошёл на уровень игумена, священника или архиерея, конечно, сложно поверить и понять, что всё начиналось с ничего, с полнейшего ничего. Если бы этого ничего не было, если бы человек в какой-то момент всё не отбросил и не стал для Бога и для людей, для самого себя никем, то у него не было бы никакого христианского движения ни духовного, ни вот такого, какое можем видеть.

И поэтому я думаю и надеюсь, что Матушка должным образом управляет, так как сама знает, что это такое и как необходимо, к чему нужно прийти для того, чтобы потом было возрастание.

Дай Бог, вам, сёстры дорогие, быть в послушании у Матушки игумении, дай Бог вам возрастать, дай Бог вам уметь от сердца прощать, и дай Бог, чтобы ваша молитва была сильна, чтобы вашей молитвой наш край и вся земля держалась и процветала. Помощи вам всем Божией и Ангела Хранителя!»

После литургии Владыка присутствовал на трапезе, во время которой девочки из хора «Сольба» пели рождественские песнопения. А затем малыши исполнили свой небольшой концерт, посвященный Рождеству Христову. 

Уехал Владыка, отзвонили колокола, и снова все стихло, а в душе осталось ощущение, что правду ведь говорят: где архиерей, там полнота Церкви…

Пресс-служба Николо-Сольбинского женского монастыря

Поделитесь с друзьями:
Дата публикации: 10.01.2019 (последнее изменение: 10.01.2019)
Рубрики: Новости