“Она умела быть родной для каждого человека, кого встречала на своем пути”. Сестры монастыря о схимонахине Херувиме.

сх. ХерувимаКрасота человека раскрывается через веру, внутреннее приближение к Богу, преображение души. Чем больше человек становится способен вместить в себя Бога, тем больше освящается, просветляется, тем шире становится его сердце. Оно становится способным вместить в себя чужую боль, понести тяготы ближних, сопереживать, понимать, любить.

Схимонахиня Херувима шла путем тесным, Христовым, искала Бога, искала спасительного пути к стяжанию Царства Небесного внутри себя. И этим смогла поделиться с ближними. Она помогала людям увидеть красоту веры. Своей жизнью подавала пример мужественной и благочестивой души, без остатка полагающей всю себя на служение Богу и ближним. Такой навсегда она останется в нашей памяти.

Мон. Феодосия

В м. Херувиме меня всегда удивляла ее вера в Бога, доверие к Нему. Она мне представляется таким могучим воином, который все время в бою: обороняется именем Божиим или идет в атаку. И ничего не боится, что бы ни случилось: новое, неведомое послушание, частые не по здоровью поездки, скорби или болезни… «На все воля Божия», – всегда были ее слова. И она всегда стремилась ее исполнить, ту волю Божию, которая проявляется в воле Матушки. М. Херувима очень была послушна Матушке, старалась исполнить каждое ее слово, а значит и Бога…

Она так болела за монастырь! Всю душу, всю себя отдавала служению!

А как она заботилась о ближнем! У нее поистине большое и могучее сердце, которое заботилось, переживало и вмещало всех с их маленькими и большими проблемами. Всех-всех она помнила: кого поздравить, кого поддержать, кого покормить, приветить, отдать без остатка все свое тепло и радость.

Часто приходилось видеть ее без сил, значит, она снова отдала кому-то себя. И сколько человек отдает, Господь восполняет во сто крат. Это был настоящий воин, настоящий монах на земле, и верю, что теперь она наша заступница и молитвеница пред Богом. Невольно я обращаюсь к ней со своими просьбами, и она также, как и на земле, помогает.

Мон. Евпраксия

 

Я пришла в монастырь в один год с м. Херувимой, только она в мае, а я в октябре 2004 года. Она тогда была послушницей и несла послушание в трапезной. Она выполняла все послушания в монастыре, никакой работой не гнушалась, не то, что бы ей делали какие-то скидки на возраст или оказывали почет. Она была и трапезницей, и на коровнике, и на стройке с рабочими – на разных послушаниях, пока Господь не направил ее на тот путь служения людям и помощи Матушке, на котором она стала известна многим.

Особенно запомнилось то, что м. Херувима никогда не роптала, не унывала, не жаловалась, всегда за все была благодарна Богу. Она больше всего ценила то, что Господь сподобил ее жить в монастыре, она дорожила монашеством. Все время об этом говорила.

М. Херувима всю себя отдавала людям без остатка, поддерживала, помогала, утешала. Ее всегда окружали люди, до самых последних дней. И она отдавала им всю свою любовь.

Так она переживала за монастырь, старалась помочь Матушке, сделать все возможное. Ей не нужно было говорить, когда что-то надо, напоминать, она сама видела нужду и начинала звонить, общаться, искать пути. Это, конечно, не сделаешь без горячей деятельной веры и надежды на Бога. При этом она всегда молилась, как только выдавалась минутка, тут же открывала Псалтирь, даже в дороге, в машине, если ни с кем не говорит по телефону.

Однажды я возвращалась с ней на машине из Москвы. М. Херувима как раз ехала из больницы после очередной химии. Приближался фестиваль «Хлеб-да-Сольба» и м. Херувима, как только села в машину, сразу начала обзванивать всех знакомых, приглашать. А это не то, что сказал пару слов и следующему звонишь, нет, у каждого человека свой вопрос, свои какие-то трудности. И у всех она знала ситуацию, всех родственников, детей, заботы, болезни, у кого что. Кому-то сопереживала, кого-то наставляла. Так она беспрерывно говорила по телефону до самого Нагорья, пока связь не кончилась. При этом мы стояли в пробках, то есть минимум 4 часа беспрерывного разговора по телефону. Я устала ее слушать, начла болеть голова. Каково же, думаю, ей? Это же всё надо через себя пропустить, пережить с этими людьми их проблемы и найти нужные слова. А сама она не здорова, такая тяжелая болезнь, да еще после химии… И это не один раз, а каждый день, постоянно, – настоящий подвиг!

М. Херувима по сути была единственной помощницей Матушки в обеспечении монастыря и общении с людьми. В полной мере сейчас никто не сможет ее заменить. В основном все сестры молодые – совсем уже не то поколение. В будущем, может быть, пошлет Господь.

Кто-то сказал, что незаменимых людей нет – есть неповторимые. Конечно для всех нас, м. Херувима была особенным человеком и ее жизнь – большое назидание нам.

Молимся о ее упокоении и всегда будем молиться, как и она за нас. Надеемся и верим, что Господь уготовал ей Небесные обители райские.

Мон. Антония

Мать Херувиму большую часть времени я знала как мать Марию. Когда я впервые приехала в наш монастырь она была монахиней с именем Мария и первой сестрой, с которой я познакомилась здесь и которая познакомила меня с нашим монастырем, она провела мне экскурсию по храмам. Матушка всегда говорит, что старшие сестры – это богатство монастыря, ведь они с самого начала с Матушкой, пережили столько трудностей, да, и претерпели все до конца, поэтому они могут поделиться своим опытом с нами, молодыми и новоначальными, которые можно сказать пришли уже на все готовенькое и даже представить себе не можем, как сестры с Матушкой здесь начинали восстанавливать монастырь. Представить конечно можем по их же рассказам, но ведь представить не значить пережить, это совсем разные вещи.

Мать Мария была для меня всегда примером и я очень ее уважала, а скорее восхищалась. Она была на самых разных послушаниях, но я познакомилась с ней, когда она несла очень трудное послушание благочинной. Помню я ее как-то встретила на крылечке административного корпуса, она пила кофе, и я, конечно же, заметила запах (у нас не пьют кофе, поэтому и показалось это необычным), а мать Мария как бы оправдываясь сказала мне, что послушание у нее такое, что и спать совсем некогда, вот и приходиться себя подбадривать, чтобы не заснуть на ходу.

Мать Херувима очень проникалась болью человека, который делился с ней своими трудностями, скорбями. Она не осуждала этот мир, а искренне переживала за него и казалось за всех вообще, она хотела как можно большему количеству людей рассказать о спасении. Мать Мария была истинным миссионером. И это был ее самый большой дар, на мой взгляд, это меня в ней очень восхищало и удивляло. У нее получалось донести до людей то, что для нее самой было самым главным в жизни – спасении души. У нее получалось, потому что она умела любить по-настоящему, по-христиански. Всегда с большим пониманием относясь к собеседнику, она никогда  не давила на человека своей святостью или праведностью, как иногда бывает, при встрече нецерковных людей с монашествующими, например. Невоцерковленные люди теряются, потому что знают заведомо, что рядом человек, который живет как святой, небожитель и инстинктивно начинают защищаться от этого. Но мать Мария никогда не смущала людей таким образом, она не вела себя как небожитель, она была простая и такая родная, что живущих в миру людей не отталкивали и не пугали ее черные монашеские одежды. Она умела быть родной для каждого человека, кого встречала на своем пути. 

Есть фильм «Мать Мария», снятый по книгам о судьбе русской поэтессы Елизаветы Юрьевны Кузьминой-Караваевой, в 1920 году эмигрировавшей во Францию и ставшей монахиней под именем Мария. В основанном ею приюте нашли поддержку многие обездоленные советские эмигранты. Во время Второй мировой войны мать Мария стала одной из героинь французского сопротивления. Я думаю, что они очень похожи. Другая мать Мария, как и наша тоже была такой любящей и сострадающей всем.

Упокой Господи душу сестры нашей новопреставленной схимонахиня Херувимы. Мы молимся за нее и всегда будем молиться, а она, я верю, не бросит нас и будет помогать, только теперь уже своей неземной молитвой.

Ин. Феофания

 

М. Херувима пришла в монастырь не молодой, но это не помешало ей нести послушание наравне с юными послушницами. По рассказам сестер известно, что она была хорошей трапезницей. Но мне посчастливилось познакомиться с ней гораздо позже, тогда, когда ее редко можно было увидеть в монастыре. Она очень часто выезжала для обеспечения монастыря, у которого по сей день немало нужд. Много ей пришлось потерпеть. Но многих она своим жертвенным трудом привела к вере, в храм. До принятия великой схимы она была всем известна как мать Мария. Не случайно, что все, к кому обращалась за помощью наша ревностная в служении сестра, приезжали в монастырь. А так как души у большинства раненные, то куда идти, как не в лечебницу – в храм, в монастырь, к Богу. Здесь всех встречала, утешала, за всех молилась, всех вымаливала м. Мария, ныне уже в Бозе почившая схимонахиня Херувима. Каждый, кто даже звонил в монастырь м. Марии, никогда без молитвенной помощи не оставались. То и дело можно было слышать, как она объявляет сестрам: такая-то рожает, или такому-то делают операцию, или такой-то сдает экзамены, или какие-то жизненные трудности наступили, – и просит всех вместе помолиться. Тут же все откликаются, встают на молитву. Теперь мы очень верим, что и сейчас схимонахиня Херувима будет молиться за нас перед Престолом Всевышнего. Те, кто просили молитвенной помощи у нашей дорогой, ныне новопреставленной схимонахини Херувимы, могут и сейчас на нее надеяться, молясь о упокоении ее души.

Ин. Ксения

 

Когда я приехала в монастырь, меня поселили с м. Марией (сх. Херувимой). Видела, как она поздно возвращалась с послушания, а утром рано-рано опять спешила на послушание, как она всю себя отдавала Богу, монастырю и людям. Она, когда видела, что кому-то плохо, говорила всем: идите, пишите письма святителю Спиридону, он Вам поможет. Учила меня все терпеть и молиться, за все благодарить Бога.

Ин. Варвара

 

М. Херувима была удивительным человеком, она ни к чему не была равнодушна, особенно к человеческому горю. Если она видела, что кому-то было плохо, если человека терзали сомнения или если у него что-то болело, то она обязательно успокаивала и всегда старалась помочь.

Моя мама очень переживала из-за моего ухода в монастырь, в таком состоянии сильной скорби она приехала сюда и здесь встретилась со схимонахиней Херувимой (тогда ее еще звали мать Мария). М. Херувима увидела ее боль и досаду и поговорила с ней, утешила и успокоила. После этого мама уже никогда не плакала из-за меня, а м. Херувима все время про нее спрашивала и очень переживала за ее душевное состояние.

М. Херувима очень ревностно относилась к своему послушанию. В монастырь она пришла в трудное время, когда ничего еще у сестер не было. И тогда Матушка дала ей послушание снабженца (человека, который снабжает монастырь всем необходимым: едой, одеждой, обувью и т.д.) М. Херувима постоянно ездила по разным городам и искала продукты, стройматериалы, посуду и все остальное, в чем нуждался монастырь. Она уезжала из монастыря без денег, а возвращалась с полным грузовиком пожертвований, которые люди, проникшись ее добротой и искренностью, с радостью отдавали на благо монастыря. И никогда она не возвращалась с пустыми руками. Ей всегда Господь чудесным образом посылал людей, которые отзывались на нашу нужду. Конечно, все это было не просто так. Люди видели в м. Херувиме ее искреннее сочувствие к человеческому горю и получали от нее огромную пользу духовную. Ведь мирской человек погружен в тяжелые проблемы современной жизни, он находится в постоянном состоянии стресса, не чувствует под ногами твердую почву и не знает, чего ему ждать от завтрашнего дня. Бывает, что от непрерывных переживаний и проблем люди просто теряют надежду и смысл жизни. И тот, кто встречал м. Херувиму, обретал эту надежду, для него открывалось удивительное сокровище веры, и появлялась драгоценная надежда на помощь Божию. В м. Херувиме люди видели настоящий светильник, получающий благодатный свет, открывающий им радостную жизнь с Богом. Это происходило не только потому, что м. Херувима обладала даром слова, ведь она не имела особенного образования, у нее не было ораторских способностей. Просто встречая людей и общаясь с ними, она искренне старалась каждому помочь, утешить, за всех она молилась, и по ее молитвам каждый получал утешение духовное, которое нельзя сравнить с мирскими благами. Конечно, видя такую любовь и искренность м. Херувимы и получая от нее огромную пользу, люди, в ответ на ее доброту, обильно жертвовали монастырю, кто сколько мог.

М. Херувима никогда не жаловалась, всегда была улыбчива, никогда ничего не просила для себя. Все до последнего отдавала ближним. Изо всех сил старалась каждому помочь.

Посл. Иулия

 

Первый кто меня встретил, когда я приехала в монастырь пожить месяц с сестрами, была м. Мария, она заменяла   благочинную. На тот момент она решала все мой проблемы.

Она была внимательна ко мне, следила, чтобы я была всегда сытая, довольная, чтобы не скучала, и послушание хорошо исполнялось. Приходила, спрашивала, интересовалась всем, оказывала внимание, это было очень приятно, с добрыми искренними намерениями, как любящая мать.

Потом, когда я пришла в монастырь уже на постоянно и когда мы с ней увиделись, она мне сказала: «Я знала, что ты приедешь в монастырь, я всегда знала что все-таки решишься иди этим путем».

Конечно, и в дальнейшей жизни моей в монастыре прослеживается след доброго наставления м. Марии. Она даже не то, чтобы наставляла, а могла подсказать правильное решение, выход из положения, что здесь так не надо делать, лучше в монастыре делать так и так, – все время  подсказывала, как надо себя вести, как со старшими обращаться, всегда могла найти подходящие слова и направить действия в правильное  русло.

По ней было видно, как она любит монастырь, любит Матушку, сестер, это всегда прослеживалось во всех ее словах и делах. Приоритетом для нее всегда  были нужды монастыря.

У нее настрой всегда был такой позитивный. Умный, добрый всегда целеустремлённый взгляд,  мысли целеустремлённые, она знала, что нужно в первую очередь, и всегда к этому шла. У нее была цель, и она к ней шла. Цели у нее никогда не заканчивались, потому что жизнь в монастыре  постоянно развивается.

Она прилагала все свои усилия, все свои возможности для развития обители, конечно же, это было примером для подражания, чтобы всеми усилиями помогать монастырю. У каждого человека есть свои способности, возможности, нужно их раскрыть и направить в правильное русло. Монастырь своего рода образец,  как говориться, что свет для монахов это ангелы, а свет для людей – монашествующие.  

Сейчас я принимаю послушание м. Херувимы. Это такой большой труд, не то, что выполнил работу физически или умственно, и всё. Это работа в первую очередь с людьми, общение с людьми. И для этого одних каких-то умственных способностей или физических маловато, нужно любить людей той любовью, которую показывала нам м. Мария. Она ко всем относилась очень радушно, сердечно, она каждого человека через себя пропускала, со всеми его проблемами, немощами, болезнями. Она жила этим. И это было не вынужденным, а от души. Она каждого человека встречала, это было не на показ, она встречала, и было ощущение, что она именно тебя здесь ждала. Господь ее вразумлял, что нужно человеку сказать, чтобы его утешить. Для нее это был не труд – это была ее жизнь…

Посл. Татиана

 

Поделитесь с друзьями:
Дата публикации: 9.02.2017 (последнее изменение: 9.02.2017)
Рубрики: Новости