О воспитании детей

Первоначальное учение

Когда начинать обучение ребенка чтению и письму? Разрешение этого вопроса зависит от индивидуальности ребенка. Если ребенок здоровый и способный, его можно начинать учить чтению и письму с пятилетнего возраста, если он слабосильный и туго развивается, то следует отложить начало систематического учения до 7-ми и даже до 8-ми лет. Начинать учить с 5-ти лет можно только тогда, когда ребенок сам напрашивается на учение, и вести обучение нужно так, чтобы оно не надоедало дитяти, чтобы урок прекращаем был при первом проявившемся утомлении ребенка.

Способ обучения чтению и письму предоставляется вполне желанию матери: к какому способу она привыкла и какой усвоила, тем пусть и обучает.

Мы лично стоим за способ совместного письма-чтения, при котором ребенок в одно время обучается письму и чтению, читает то, что напишет. Но по какому бы способу ни обучали ребенка чтению желательно, чтобы при чтении ребенок читал целые, имеющие смысл слова, а не отдельные слоги, чтобы он понимал читаемое, чтобы ему истолковалось каждое прочитанное им слово. Это весьма важно для всего последующего учения: привыкнув на уроках чтения узнавать смысл каждого прочитанного им слова, он впоследствии и при самостоятельном чтении будет останавливаться на каждом незнакомом ему слове и спрашивать его значение, т. е. привыкнет читать со смыслом, а не заниматься лишь, подобно Петрушке Гоголя, бессмысленным процессом чтения. Насколько это важно, понятно каждому.

При обучении письму желательно, чтобы буквы давались ребенку для писания в генетическом порядке: сначала буквы, могущие служить элементами, потом постепенное их нарощение, н, п, с, о, а, и т. п.

С обучением письму и чтению рядом можно вести счет, к которому ребенка следует приучать еще во время приготовительного курса. При обучении счету впереди должно идти умственное счисление. Чем сильнее будет ребенок в умственном счете, тем легче впоследствии усвоится им письменное счисление.

Одновременно с обучением письму-чтению и счету происходит упражнение памяти, состоящее в заучивании стихотворений, доступных детскому возрасту. И тут соблюдается то же правило: стихотворение даются для заучивания только такие, которые ребенок вполне понимает. Ничего непонятного давать ему учить не следует. Выбором стихотворений можно способствовать развитию и укоренению в ребенке религиозного и патриотического чувства.

К молитвам, изученным прежде с голоса, присоединяются в этот период обучение молитвы, прочтенные и затем выученные самим ребенком. Молитвы для изучения нужно давать такие, которые вполне понятны ребенку.

К эпизодическим рассказам из священной истории и из истории отечественной, слышанным ребенком от матери, прибавляются рассказы, прочитанные им самим.

И в этот период обучения мать остается единственною учительницею своего дитяти, и в этот период обучения она более всего заботится о развитии религиозного и патриотического чувства в своем ребенке. К развитию религиозного чувства особенно способствует частое посещение Церкви Божией, этой лучшей и благодатной школы, где чтение, молитвы, песнопение и обряды,—все наглядно раскрывает сущность христианской религии и воспитывает в юном восприимчивом сердце дух братства, любви и милосердия. Желательно, чтобы каждый раз, перед отправлением с ребенком в церковь, мать прочитывала ему евангение дня: таким образом ребенок постепенно будет знакомитъся с этою божественною, настольною книгою каждого христианина, и незаметно будет впитывать в себя „глаголы живота вечнаго». (Ев. от Иоанна, гл. VI—28). Патриотическое чувство на столько должно быть укреплено в ребенке в этот период, чтобы он гордился тем, что он русский.

Когда ребенок выучится читать, тогда нужно давать ему книги для чтения с выбором, на что мы уже обратили внимание выше. В этот период обучения, до отдачи в общественное учебное заведение, ребенку следует вложить любовь к чтению.

Хорошо было бы обучить его какому-нибудь ремеслу, которое служило бы ему отдыхом от учения и вместе гимнастикою, укрепляющею тело. Да не подумают, что мы отвергаем необходимость отдыха для ребенка. Отдых, состоящий в прогулке на чистом воздухе, в беготне, необходим для здоровья.

В этот же период обучения, если родители имеют достаточные средства, следует учить ребенка одному или двум иностранным языкам, но начинать это обучение не ранее как ребенок усвоит себе хорошо родной язык. Известный педагог Коменский (1592—1671) говорит: „сначала пусть учат отечественному языку, потом языку соседнего народа, а там уже латинскому, греческому, еврейскому, всегда один язык за другим. Нельзя начинать многие языки сразу, это путает».

Трудно одобрить обычай, по которому ребенок, с самых первых лет, когда у него только что развязывается язык, отдается в руки бонны-иностранки, и начинает говорить на чужом языке, а родной язык перенимает только от русской прислуги. Это делается, конечно, с тою целью, чтобы ребенок усвоил себе чистое иностранное произношение, которое дается большею частью лишь в детские годы.

Учите ваших детей иностранным языкам, «в том бо честь есть от иных земель», говорит завещание Владимира Мономаха; но ради Бога, не отдавайте малюток в бесконтрольное распоряжение воспитателей—иностранцев, блюдите за детьми неусыпно, чтобы иностранный воспитатель не отбил овцы от русского стада.

По нашему убеждению, обучение родному языку должно идти впереди обучение языкам иностранным, должно быть базисом всякого обучения. Иначе иностранные языки будут расти без корня, и знание их будет лишь поверхностное, не развивающее. Ребенок будет болтать на иностранном языке бойко, как иностранец, но твердого знания у него не будет.

Не можем не вспомнить одного случая, могущего служить подтверждением наших слов. Один наш хороший знакомый, говоривший по-французски, так сказать, с колыбели, человек светски образованный, но не прошедший основательной школы, принялся по приезде вместе с нами в Петербург, за чтение нового купленного им французского романа. Так как словаря у него под руками не было, то он беспрестанно обращался к нам с вопросом, что значит такое-то слово. Когда после многих таких вопросов, мы выразили удивление, как это он, так свободно говорящий по-французски, не обладает достаточным запасом слов, он ответил с полною откровенностью: „Нас приучают с малолетства болтать по-французски, и мы болтаем как попугаи, но твердости и основательности в наших знаниях нет ни малейшей». И ради такого-то знания иностранных языков отдавать своего ребенка на порчу в руки иностранцев!..

В этот же период обучения достаточные родители обыкновенно обучают своих детей музыке и пению.

Вводить эстетический элемент в воспитание детей весьма желательно и полезно; но необходимо сообразоваться со способностями ребенка. Это и соблюдается относительно художественного рисования, которому большею частью обучают только детей, выказавших способность к рисованию. Но нисколько не принимают во внимание способностей ребенка при обучении пению и особенно музыке. Сколько раз приходится слышать пискливые до неприятности голоса, распевающие различные романсы. Нередко обучают пению не только не обладающих голосовыми средствами, но даже не имеющих слуха. Справедливость, впрочем, требует заметить, что пению обучают дома большею частию девочек, так как это искусство почему-то считают принадлежностью девиц. Но музыке учат и девочек, и мальчиков; весьма часто при отсутствии слуха ребенка это обучение является бесплодною потерею времени и истинным мучением для детей. А когда мальчик учится в учебном заведении, то обучение музыке производится нередко с явным ущербом для его школьного учения.

Желательно было бы для пользы детей значительное ограничение моды на музыку и пение. Следует принять за правило, чтобы как художественному рисованию, так музыке и пению учить только детей, обнаруживших очевидные способности к этим искусствам. Затем, обучение искусствам, включая сюда и танцы, производить в свободное от учебных занятий время, так как приятное не должно иметь перевеса над полезным.

Домашнее обучение, как мы уже сказали, должно быть проникнуто воспитательным характером. Домашнее обучение и вместе воспитание должно по возможности ознакомить ребенка с Евангелием и вложить в него, словом и примером родителей, любовь и благоговение к Евангельскому учению, учению любви и милосердия, к святой нашей православной Церкви, верной хранительнице божественного учения Спасителя. Оно должно развить, в мере возраста, ум ребенка, смягчить его сердце, направить к доброму, честному и нравственному его волю.

Петр Дмитриевич Шестаков (1826-1889 гг.) «Мысли о воспитании в духе православия и народности»

Поделитесь с друзьями: