Поучение в неделю 24 по Пятидесятнице

неделя 24Он же изгнав вон всех, и ем за руку ея, возгласи глаголя: отроковице востани.

 И возвратися дух ея, и воскресе абие. (Лк.8:54,55)

В каких затруднениях находился упоминаемый в нынешнем Евангелии сотник! Любовь его к единородной дочери, пораженной тяжкою болезнью приводила в отчаяние: возвещающие ему о смерти ее останавливали его веру: ругающиеся имеющему власть воскрешать, колебали его упование. Но, когда он видевши на пути исцелевшую жену прикосновением только риз Христовых, приемля с покорением словеса Его, Не бойся, токмо веруй(Лк.8:50) укрепился в вере: тогда увидел торжество ее над неосновательными и слабыми рассуждениями человеческими.

Мы, во днях жизни сей различным подвержены бываем напастям и искушениям, наипаче в тех случаях, где спасительной вере воздействовать в нас должно.

Заблуждения мира сего нас обольщают, прелести его растлевают, а строгости или гонения вдыхают в нас подлый страх: но истинная Христианская вера возносит нас выше сих искушений, и дает нам над оными победу. Мы теперь рассмотрим, как вера нас выводит из обмана мирских заблуждений, как отвращает от прелестей мира, и как укрепляет против его строгости.

Когда, удаливши себя от предубеждений, сделаем внимание к рассуждениям, какие мир имеет о вере, мы их найдем грубыми и не сносными. Он предполагает себе тысячу правил, выводя их из страстей, которым он порабощен, и делает столь вредные из того заключения, сколько его страсти вредны для него самого, и для других.

Гордый, который счастье свое поставляет целью всех своих дел, и стремясь к нему не внимает, способен ли он исполнить какую должность? Не будет ли вреден другим? Он силится только возвыситься всеми способами, хотя бы они пребеззаконны были и превредны.

Сребролюбец, делая из своего богатства идола, полагает свое блаженство в том, когда оно возрастает, не почитая своею должностью вспомоществовать другим.

Роскошные моты воображают, что они живут на земле только для забав, презирая, что их утехи заставляют тысячи людей оплакивать свою жизнь. Когда они сделают удовольствие своим чувствам, то им нет в том никакой нужды, что другие лишены одежды и пищи. Они не знают большого благополучия, как только чтобы сделать удовольствие студным своим страстям.

Вот начала, на каких себя основывает мир!

 Кто же может сему спорить? Ибо подвержено сим бесчестным правилам великое множество. Они одним криком заставят добродетельных молчать, хотя в них нет ни здравого разума, ни человечности, ни честности, ни веры.

Но вера ободрит нас от всех тех заблуждений: ибо она рассуждения свои основывает на началах самых честных. Они суть ненарушимая любовь к Богу, и любовь не только к ближнему, но и к врагам, отвержение всего того, что противится истине, верность не причастная корыстолюбию, правота сердца, покорение чувств закону, непорочность души, и ревность о истине и о спасении своем.

И так, Христианин рассуждает о вещах по Закону творца, а мир по закону страстей.

Се победа, которую вера христианская  одерживает над порабощенным  беззакониями миром: и сия победа тем удобнее, что и самый беззаконник не терпит того в другом, чему сам порабощен. Толпа их вопиет на Истины Евангельские: но только с тем, чтоб подкрепить себя против угрызения совести. И за тем-то святой Павел, употребляя их слова, сказал:  Благоизолил Бог буйством проповеди спасти верующих: зане буее Божие премудрее человек есть (Кор.1:21,25), то есть, что мир, оправдывая себя в пороках, охуждает то, что основано на истине премудрости Божией.

Когда бы они, отринув свои пристрастия,  взирали прямо на Истины Евангельские, ничего  бы не нашли в них, что бы не было сообразно природе человека. Мы видим, что как скоро или обстоятельства жизни, или старость начнет пламя страстей угашать, то и беззаконник принужден бывает познавать истину учения Евангельского. Вера, в сердце его возбудившаяся, представляет оное ему в виде совсем для него новом. Радостные и спасительные действия в его душе, открывают ему твердость сего учения, и он сам начинает удивляться оной слепоте, в которой находился. Сколько тому примеров, которые мы находим  в людях, приносящих Богу свое раскаяние. Давид, Манассия, Павел, мытарь, блудница, и другие подобные показывают собою, сколько в них восторжествовала вера, и честь, которую отдает им свет, доказывает победу веры.

И как мир своими заблуждениями ослепляет ум, так и своими сладостями получает успех  в разврате сердца.  В одном действует он способом прелести, а в другом способом приятности и растления.

Они подобны некоторому волшебству, или обморачиванию, все усилия разума связываются и порабощаются им. они влекут за собою раскаяние и скуку: но вера, преодолевая их, дает силу разуму, и наполняет сердце истинным спокойствием.

Сверх же тех заблуждений и сластей имеет мир еще и свои строгости, возбуждая гонение против добродетели и веры, как святой Апостол написал: Хотящии благочестно жити, гоними будут (Тим.3:12). Необходимо случается терпеть посмеяния, и презреть выгоды: должно иногда потерять дружество, не вступая в коварства и предприятия беззаконных: должно иногда, стараясь поступать по Закону Божию, и других к тому приводить, навлечь на себя прекословия от многих. Подлинно, трудно в таких случаях с твердостью стоять! Внутреннее праводушие добродетельного, и чистота совести часто возбуждают в нем желание, что бы освободиться от ига, какое истинная польза на него возлагает. Но вера рачителя своего поставляет непобедимым: ибо нет дружбы, ни надежды, ни пользы, которых бы он не предал в жертву Богу, и своей должности. Нет угроз, ни коварства, которых бы он для него не презирал.

 Таковы суть расположения человека одушевляемого верою во Христа. Ибо таковой не признает никого выше Бога. Нет ничего, чтобы могло пресечь его стремления в исполнении Божией Воли. Так не должно сожалеть, что мы, будучи убеждены заблуждениями мира, стали не сильны устоять нашею верою против оных усилий мира.

Вера выводит нас из обмана заблуждений: но те же самые заблуждения так впечатлены в умах наших, что сделались правилом нашей жизни. Вера научает нас добродетели: но принятые от мира роскоши ввергают в ужасные преступления. Вера научает нас, невзирая на все презрения и усилия мира, твердо стоять в деле Божием: но малодушие наше оным уступает, и порабощает совесть тщетным уважением и пользам противным закону.

Но таковы ли были победы веры в первых веках Церкви? Воззрим мы на сотника, поминаемого в нынешнем Евангелии. Он при начале еще ее, столько тверд в ней был, что ни чин его, ни болезнь опасная дочери его, ни смерть ее, ни ругательства других не поколебали его в ней. Воззрим на Апостолов, и прочих последователей им. они все ласкания, угрозы, ужасные тиранства и смерти над беззакониями? Не печаль ли видим влекомых в плен мира, который поработивши нас, принуждает часто стыдиться утверждать святость веры и закона?

Другой причины сыскать тому не возможно, как только что вера постольку ослабевает, поскольку укрепляются  беззакония.  Почему не должно дивиться, что вера, прежде производившая прекрасные святости плоды, ныне у нас так неплодоносна.

Боже! Благоволи влить в нас прежнюю добродетель, чтоб мы устыдились в наших слабостях, и укорили себя в том, что доселе допускали одолевать себя пороку.

Потщимся мы и сами возбуждать веру нашу частыми и твердыми рассуждениями. Ежели, как Иисус Христос сказал, вся возможна верующему (Мк.9:23): то какое уже будет затруднение истинному христианину одержать победу, и преодолеть все сопротивления против спасительной истины Евангелия. Аминь.

Поделитесь с друзьями: