Поучение в неделю первую Великого поста

20190316_203222Якоже тело постом изнурённое требует некоего прохлаждения, дабы паки с большею охотою на постный подвиг могло возвратится, тако и душа требует отдохновения и упокоения. Ибо не всегда отягощать и не всегда ослаблять, но иногда сие, а иногда оное ко управлению душевного состояния и ко укрощению плотского играния творити подобает. Понеже как всегдашний труд в болезнь приводит и в изнеможение, так и всегдашнее ослабление леность причиняет. По сему и ныне во время святой четыредесятницы нам установленное найдём. Ибо якоже на больших дорогах имеются станы и постоялые дворы, в которых утрудившиеся дорожные люди отдыхают и почивают, дабы потом паки в путь свой вступить, также и в море суть брега и пристанища, дабы там корабельники, по преплытии великих волн и по сражении с нападением ветров, мало успокоились. Подобным образом и ныне тем, которые в четыредесятнице течение поста восприяли, сии в седмице два дня (субботу и неделю), аки станы и постоялые дворы, и сушу, и брега, и пристанища, для некоторого облегчения Господь даровал, дабы и тело от постных трудов некое отдохновение получило, и душа прохладилась, а потом по прошествии двоих сих дней, паки бы мы в тойжде путь охотно вступили, мы, которые красное и полезное течение восприяли.

Так предложим же, понеже ныне день отдохновения есть, увещевание любви вашей, дабы вы приобретённую от поста пользу прилежно хранили и, мало отдохнув, паки к прежнему новое прилагали. А таким образом помалу великую куплю себе приобретши, день Господень встретили бы и преисполненный духовный ваш корабль в пристанище святого праздника ввели. Аще пекущиеся о житейских нуждах не хотят не единой вещи начать, доколе пользы некой не усмотрят, кольми паче нам сие творити подобает, чтоб не всуе постные седмицы пробегать, но исследовать свою совесть и помышление испытать и смотреть, что мы в сей седмице исправили и что в оной, что приумножили в последующей и какие в себе страсти исправили. Ибо ежели не так будем себе управлять, и толикого о душе своей попечения не будем иметь, ни мало не упользует нас пост и неядение, которое мы терпим. А наипаче, когда покажем себе худшими тех, которые толикое тщание о собрании богатств (временных) прилагают, понеже ни единого из них не найдёшь, который бы все ночи не провождал без сна, чтоб на всяк день что-нибудь к прежнему приложить, и такой никогда не насыщается, но чем более растёт у него имение, тем больше охота и тщание умножаются. Так ежели там, где и труд бесполезен бывает, и богатство часто душевному спасению великий вред приносят, толикая есть неутолимость, то не паче ли сие творити подобает, где от труда великая бывает польза, несказанное воздаяние и прибыток безмерный.

Того ради, дондеже время имеем, молю, хотя столько тщания на снискание духовной сея купли приложите, сколько иные на мирские полагают. И никогда да не престанем о том думать, исправили ли мы что-нибудь или которую-нибудь из беспокоящих нас страстей непрестанным бдением прогнали ли, дабы имея от совести ободрение, многое могли мы себе приобрести услаждение. Не то бо токмо здесь требуется, дабы по всяк день мы сюда собирались и о том же непрестанно слушали, и чрез всю четыредесятницу постились. Ибо ежели ничего от всегдашнего сего собирания и поучения не приобретаем, и от поста никакой душам нашим не приносим пользы, то сие не токмо нас не упользует, но ещё и к большему нашему осуждению будет случаем, когда при толиком о нас тщании таковы же пребываем, когда гневливый не удерживается, сердитый в кротость не претворяется, завидливый не делается доброжелательным, ниже сребролюбивый отстаёт от страсти сея и не приготовляется к подаянию милостыни и питанию нищих, невоздержанный не уцеломудряется, суетной славы любитель не навыкает оную презирать и искать истинной славы, также о любви ко ближнему нерадящий не возбуждает себя и не тщится, чтоб не токмо не быть хуже мытарей: «Аще бо любите любящих вас, – глаголет Писание, – кую мзду имате? Не и мытари ли тожде творят?» Но чтоб и сердце своё так расположить, дабы и на врагов кротко смотреть и великую к ним любовь показывать.

Ежели же сих и прочих в нас рождающихся страстей не победим, хотя, впрочем, по всяк день здесь собираемся, непрестанно поучаемся, толикого сподобляемся учительства и великое от поста вспоможение получаем, то какое будем иметь прощение? Какое извинение? Скажи мне, прошу, ежели бы ты видел сына своего по всяк день во училище ходящего и чрез долгое время ни мало не успевающего, терпеливо ли бы ты сие снёс, не наказал ли бы ты отрока? Не обвинил ли бы и учителя? Потом, ежели бы ты известился, что учитель всё своё звание исполнил и ничего не оставил, всего же того виною есть леность отрока, не весь ли бы ты гнев свой перенёс на отрока, ни в чём больше не обвиняя учителя?

Молю убо всех вас, да всяк, ежели не прежде, то хотя отныне потщится, какой знает в себе паче прочих страстей стремительнейший порок, оный от души отсечь и благочестивым помыслом, как некоторым мечом духовным, вооружившись от оныя страсти себя избавить. Дал бо нам Бог разум довольный и могущий, есть ли захотим хотя мало осмотреться, всякую в нас рождающуюся страсть одолеть. На тот конец жития и обращения всех святых в Божественном писании изображённая благодать Святого Духа нам оставила, дабы и мы, научившись, как они того же с нами будучи естества всякую добродетель исполнили, не были нерадивы в упражнении ея.

Да приимемся убо, хотя поздно, с горящим усердием за добродетель и в страстех своих, показав исправление, угодным себя приятелищем Духа Святого да явим. Еже буди всем нам получити благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа с Ним же Отцу купно и Святому Духу слава, держава и честь ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Поделитесь с друзьями: