Поучение в неделю сыропустную

В неделю сыропустнуюСветлый у нас нынешний праздник и знаменитейшее паче обыкновенного собрание! Какая же тому причина? Известно, что поста сие действие есть: поста же не наставшего, но чаемого. Он собрал нас во отеческий дом сей, он же и тех, кои прежде сего ленивейшими были, к матерними возвратил объятиям. И есть ли пост сей ожидаемый только толикое в нас возбудил тщание, то, когда приидет и явится нам, какую он вложит в нас богобоязненность? Таким образом, град, имеющу войти в него страшному князю, всякое нерадение отложивши, зело прилежнейшим становится. Но не ужасайтесь, когда слышите, что пост есть грозный князь, ибо не нам он страшен, но бесовскому естеству. Аще беснуемый есть кто, покажи ему лице поста и паче самых каменей неподвижимый пребудет, страхом подавляемый и как бы узах некиих содержимый окрепнет, а наипаче, когда увидит той, что к посту присоединена есть сопрягаемая с ним сестра его молитва. Почему и Христос сказал: «Сей род не исходит, токмо молитвою и постом».

Когда убо пост супостатов спасения нашего так прогоняет, и врагом жизни нашей толь страшен есть, любить и восприимать его, а не бояться мы должны. Ибо ежели бояться надобно, то пьянства и объядения, а не поста бояться надлежит, сия бо руки у нас связывают назад и власти страстей, аки некоей жестокой повелительнице, в рабы и пленники нас предают. Напротив, пост, порабощенных нас и окованных обретши, от уз свобождает и, от мучительства избавляя, к прежней возвращает свободе. Когда убо и против врагов наших он воюет, от рабства же нас избавляет и в свободу возводит, то к человеческому роду дружелюбия его каково иннаго доказательства ты взыскуеши? Самое великое показание дружбы его в том видимо есть, что он тех же, которых и мы, любит или ненавидит.

Желаеши ли уведать, какое человеком благолепие придаёт пост? Какую безопасность и предосторожность? Представь себе Моисея и Илию, иже между древними пророки столпы были. Они хотя и по иным добродетелям славны и знамениты были и великое дерзновение имели, однако, когда к Богу приступать намеревали, и с ним, сколько человеком возможно было беседовать, к посту прибегали и его рукою к Богу приводимы бывали. Того ради и Бог, создавши человека, из самого начала к рукам поста приведши поручил его, яко чадолюбивому отцу и преизрядному наставнику, спасение оного вручая ему, оные бо слова: «От всякого древа, еже в раи, снедию снеси, от древа же, еже разумети доброе и лукавое, не снесте от него», видом поста были. Аще же в раю потребен был пост, колми паче вне рая. Ежели прежде принятия раны полезен был пластырь, много паче по принятии оныя. Есть ли прежде восставшие от похотей брани, оружие сие способным нам почиталось, кольми паче по наступившей как от похотений, так и от демонов войне, от поста споборение надобное нам есть. Когда бы Адам сего послушал гласа, тоб не услышал второго так глаголюща: «Земля еси, и в землю отъидеши». Но как заповедь оную преслушал, отсюду пришла смерть и попечения, болезни и печали, и жизнь самыя смерти весьма тяжчайшая, отсюду терние и волчцы, отсюду труды и болезни, и житие тяжестное.

Разумел ли ты, как негодует Бог, когда пост пренебрегается? Примечай же, как увеселяется Он, при почитании поста. Якоже за презрение оного казнь смерти презревшему наложил, так от почетших его, смерть отвёл. Сие же не над двоими или треми или двадесятию человеками учинил, но над целым народом, над оным великим и чудным Ниневитским градом, который на колени уже опустился, в самую пропасть главу преклонил и свыше наносимый удар принять готов был, пост, яко сила некая с небес прилетевши, из самых смертных челюстей исхитил и к жизни возвратил их. «Бысть, – сказует Божественное писание, – слово Господне ко Ионе, глаголя: «Востани и иди в Ниневию град великий»». Услышали сие они, поверили и не пренебрегли, но тотчас все к посту прибегли: мужи, жены, рабы, господины, обладатели и обладаемые, дети и старцы, да ещё и бессловесных естество не исключено было от такового служения. Везде вретища, везде пепел, везде плач и рыдание, ибо и сам диадимою увенчанный, с престола царского сшедши, вретище себе постлал и пепелом себе посыпал, и, таким образом, град от бедствия свободили. И можно было видеть вещь необычную: вретище багрянице предпочитаемое, ибо чего порфира учинить не могла, тое сделало рубище, и чего венец не исправил, тое совершил пепел.

Видиши ли, как не напрасно выше сказано, что не поста, но пьянства и объядения опасаться нам надлежит? Пьянство бо и объядение град потрясли и опровергнуть хотели, пост же, колеблемый уже и пасть имеющий, исправил. С постом и Даниил в ров львов вшедши, аки кроткими жил овцами, и неврежден оттуду вышел. Львы бо, хотя и яростию кипели, и свирепо смотрели (что бы зверей сих свирепее быть может?), притом же, хотя и естественная их побуждала нужда, (что бо глада сильнее?) чрез седмь дней пищи не вкусивши, снеди предлежащей не прикоснулись, аки мучитель какой внутрь седя, утробе пророчестей прикасатися воспрещал, так они удержались от такой пищи. С сим постом и три отрока, в Вавилонскую вшедши пещь и долгое время со огнём пребывающее, напоследок и самого огня светлейшие имея телеса, из пещи вышли. И когда огнь оный подлинным огнём был, как не производил силы огненной? Когда телеса оные телами были, как не страдали так, как телам прилично? Как? Вопроси поста, и он отвещает ти и разрешит твою трудность. Ибо поистине не малая се трудность была, поелику телесное естество спорило с естеством огня, и телеса победу одержали.

Видиши ли чудное сражение? Видиши ли предивное одоление? И так, почудись посту и ласковыми приими его руками, ибо, когда он в пещи пособляет, во рве львовском сохраняет, бесов прогоняет, определение Божие отменяет, свирепство страстей усмиряет, к свободе нас возвращает и велию в сердцах наших тишину производит, то, как не крайнего безумия есть, от поста, толикая благая в руках своих имеющего, бегать и опасатися? Истончевает он плоть нашу, и немощь нам причиняет, говорят некоторые, но елико «внешний наш человек тает, толико внутренний обновляется по вся дни», паче же, есть ли восхощеши в тонкость рассудить о посте, то увидиши, что он и здравия есть родитель. И когда моим не вериши словам, врачей о сем вопроси, и они яснее о сем скажут тебе, которые малоядение матерью здравия называют и объяляют, что ножные болезни и головные, членов нечувствие, чахотка, водяная болезнь и крови воспаление, опухоли и иных бесчисленных болезней потоки от роскоши и объядения происходят, аки от самого повреждённого источника бедственнейших струй, которые и телесному вредят благосостоянию, и душевному целомудрию.

Того ради да не опасаемся поста, от толь многих припадков нас избавляющего. И не без причины я о сем вам советую, но понеже вижу, что многие из народа так скучают и отвращаются, и пьянством и объядением в сей день сами себе повреждают, того ради увещеваю, дабы нам от поста чаемой пользы чревонеистовством и пьянством наперед не отметать. Те бо, у которых желудок испорчен есть, ежели горькое употребить имея лекарство, прежде многою обременят себя пищею и потом врачевство приимут, то хотя горесть подлинного претерпят, однако пользования лишатся, потому что препятствие учинили лекарству против испорченных действовать мокрот. Для того врачи таковым приказывают не вечерявши спать, чтоб целительство со всею силою с вредительными и излишними абие сразилось мокротами. Равным образом и при посте бывает: есть ли сего дня излишним наполнившись пьянством на утрие восприимеши его, то подаемое им лекарство бесполезным и непотребным сотвориши, и труд убо понесеши, а пользы от него никакой не возимееши, поелику в недавно от пьянства приключившийся грех, всю оную ты истощил. Аще же лёгкое к посту предуготовиши тело свое, и трезвым врачевство его приимеши сердцем, то многие ветхие очистить возможешь грехи.

И так, не должны мы с пьянства пост начинати, ниже паки от поста пьянству вдаватися, дабы не тожде и нам случилось, что болезненному телу, когда бы кто, ногой ударив, горше низложил его. Так воистину и с нашею случается душою, когда мы с обоих частей, то есть и с начала, и с конца поста, пьянства облаком от неядения производимую потемним пользу. Да не будет убо нам бесполезен поста подвиг, внидем в его поприще со всяким благодушием и бодростью, да тако светоносного дня Воскресения Христова достигнем, и Божественных воздержания постного плодов насладимся, благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Ему же слава и держава во веки. Аминь.  

Поделитесь с друзьями: