Детское чтение для сердца и разума

Пример истинной дружбы

Два путешественника, один испанец, другой француз, имели несчастие попасться алжирским разбойникам и отвезены были в Алжир в неволю. Первый из них назывался Антонио, а другой Рожер. По случаю дана им была обоим одинаковая работа. Дружба есть утешительница несчастных. Антонио и Рожер тесно связаны были ея узами и наслаждались ея приятностию в печальных своих обстоятельствах. Они жаловались друг другу на свое несчастие и взаимно себя утешали. Работая, разговаривали они о своих фамилиях, о своем отечестве и о той радости, какую бы они почувствовали, если б имели когда-нибудь счастье освободиться из неволи. Потом оплакивали настоящее свое бедствие, и таким образом облегчая свои сердца, получали довольно силы, чтоб терпеливо сносить наложенные на них оковы и тяжкую работу.

Они работали над дорогою, которую хотели проложить через каменистую гору. В один день испанец перестал работать, опустил утомленные свои руки и устремил глаза свои на море. Потом вдруг бросился к своему другу, обнял его и вскричал в восхищении:

– Видишь ли ты, любезный друг, что там вдалеке плывет корабль?

Рожер посмотрел в ту сторону и увидел корабль, однако не мог понять, почему друг его столько тому радуется.

– Надобно думать, что корабль этот христианский, – сказал Антонио, – мне кажется, что он плывет очень недалеко от берега, и конечно, здесь не остановится.

Рожер: Так что же?

Антонио: Когда он будет не далеко от нас, то мы бросимся с этой горы в море, доплывем до него и тогда кончится наше несчастное состояние. Мы вскоре увидим наше отечество, наших родителей, друзей наших.

Он еще обнял своего друга и омочал щеки его радостными слезами.

Рожер: Если ты можешь избавиться неволи, то я впредь спокойнее буду сносить горестное мое состояние.

Антонио: Как?

Рожер: Я не могу последовать за тобою, и должен буду один здесь остаться.

Антонио: Я этого не понимаю.

Рожер: Я не умею плавать. Как же мне скочить в море?

Антонио: Но я умею. Ты будешь держаться за мой пояс. Дружба укрепит мои силы, и я в состоянии буду и себя, и тебя удержать поверх воды.

Рожер: Нет, это невозможно. Я не хочу, чтоб ты для меня подверг жизнь свою очевидной опасности.

Антонио: Положим, что у меня и не достало бы сил исполнить отважное наше предприятие. Но не лучше ли нам умереть обоим в одну минуту, нежели одному из нас оставаться здесь в неволе, а другому провождать жизнь в горести, напоминая всегда о несчастном своем друге. Но для сего опасаемся мы погибели? Я сказал уже тебе, что дружба наша укрепит меня и сделает способным к удивительному делу. Однако я примечаю, что мучители наши над нами надсматривают. Итак, прости, любезный друг, я приду к тебе, как скоро корабль довольно близко к нам подойдет.

Сказав сие Антонио оставил своего друга. Рожер чувствовал жестокое волнение духа. Любовь к свободе и горячее желание увидеть своих родителей, советовали ему принять великодушное предложение Антонио. Но мысль о той опасности, которой бы друг его должен был подвергнуть свою жизнь для него, заставляла его трепетать.

«Нет, – сказал он наконец сам себе. – Нет! Хотя бы бедствие мое было вдвое больше настоящего, хотя бы лишился я всей надежды избавиться сих цепей, однако не допустил бы, чтоб друг мой пожертвовал мне своею жизнею. Пусть будет Антонио столько счастлив, сколько он того достоин. Я останусь здесь и буду страдать, пока смерть окончает несчастною жизнь мою».

Между тем корабль при благополучном ветре рассекал волны и через несколько часов подошел почти к самому тому месту, где несчастные друзья работали. Антонио приметил то. По счастию жестокие их надзиратели несколько от них удалились. Он воспользовался сею минутою, прибежал к своему другу и говорил ему:

– Теперь, любезный Рожер, наступило время нашего освобождения. Дай мне свою руку, и удалимся навсегда от этого ненавистного берега.

Рожер: Нет, друг мой! Я никогда не соглашусь на твое великодушное предложение. Спасайся ты сам, и когда будешь в благополучном состоянии, то вспомни о нашей дружбе.

Антонио: Ты плачашь, Рожер? Не слезы, но отважность и решимость нам теперь нужны. Не противься долее. Мы погибнем, если промедлим еще две минуты. Либо пойдем со мною, либо я пред твоими глазами брошусь с этой горы и окончаю жизнь мою.

Рожер упал перед ним на колени и хотел еще упрашивать своего друга, чтоб он его оставил. Но Антонио поднял его и, обнявши, взбежал с ним на вершину горы, и бросился оттуда в пенящиеся волны.

Оба они были несколько времени невидимы, но вскоре Антонио выплыл наверх и с своим другом, которого заклинал он держаться за его пояс. Он употреблял все усилие, чтоб доплыть до корабля.

По счастию на корабле приметили сие происшествие, но не знали еще, что оно значит. Но также и надзиратели невольников приметили побег обоих сих друзей, и тотчас севши в бот, пустились в море, чтоб их поймать.

Антонио приметил сию опасность и удвоил свое усилие. Чтоб уплыть от погони. Рожер также оглянулся назад и, отчаявшись в своем спасении, вскричал своему другу:

– Я тебе препятствую, спасайся один!

С сими словами он отпустил его пояс и хотел утонуть. Но Антонио опустился за ним, схватил его, и обоих их было несколько времени не видно.

Отправившиеся в погоню, не видя тех, за кем они гнались, остановились. Между тем с корабля также спущен был бот, и отправлен на помощь к утопающим.

Испанец опять выплыл со своим другом и увидел бот, поспешающий к нему на помощь. Но тогда силы его почти совсем уже истощились. Он услышал с бота ободрительный голос, собрал остаток своих сил, но вскоре ослабел и, без сомнения, потонул бы, если б в то самое время бот к нему не приплыл.

Втащили в бот их обоих как Антонио, так и Рожера. Последний казался совсем уже мертвым. Антонио был уже почти при последнем издыхании и едва имел столько еще жизни, чтоб вскричать:

– Я умираю, помогите моему другу! – вскричав сие, он лишился чувств.

Старались подать им помощь. Рожер сперва опамятовался, но представьте его ужас, когда он увидел избавителя своего бесчувственна. Он бросился на охладевшее его тело и наполнял воздух своими жалобами.

Однако небо умилосердилось над ними, и новая жизненная сила возбудилась в томном теле великодушного Антонио, пожертвовавшего собою спасению своего друга.

Антонио испустил вздох. Рожер закричал от радости. Между тем старались разными способами возвратить ему чувство. Наконец, отворил он глаза и искал взорами своими Рожера. Как обрадовался он, увидев его живого! Сия радость помогла возвращению его жизни. Долго держали они друг друга в объятиях и обливались радостными слезами.

Они взошли на корабль. Добродетельная их дружба вперила к ним почтение и в самых суровых матросах. Все старались им услуживать, и в короткое время они совсем оправились.

Наконец, прибыли они благополучно в Испанию. Испанец остался в Кадиксе, а француз отправился в Бурдо.

Разлука их стоила им много слез, но не уменьшила взаимной их нежности. Они остались по смерть свою верными друзьями и заменяли удовольствие свидания нежною перепискою.

Из первого в России журнала для детей “Детское чтение для сердца и разума”

Поделитесь с друзьями: