Примеры чрезвычайной охоты к учению. Из древней истории.

I

Клеанф, молодой афинян, имел тупое понятие и при том был весьма беден; однако ж он имел непреодолимую охоту учиться, чего бы то ему не стоило. В то время жил в Афинах мудрец по имени Зенон, который учил молодых людей мудрости и добродетели. Клеанф весьма желал пользоваться его учением. Но если б он не стал работать, то не имел бы пропитания; а работая, не мог он ходит в Зеноново училище. Что ж он сделал?

Он ходил днем учиться, а по ночам нанимался работать у одного садовника, и всякую ночь вырабатывал себе пропитание на следующий день.

Посторонние люди, которые знали Клеанфа, удивлялись ему. Они говорили: «Этот молодой человек никогда не работает. Чем же он питается?» Некто даже объявил его в суде подозрительным человеком, потому что он, будучи здоров, не имеет никакого промыслу.

Судьи позвали его к ответу. Клеанф узнавши, в чем на него доносят, привел с собой садовника, у которого он работал, и садовник засвидетельствовал пред судьями что он вырабатывает себе пропитание по ночам.

Судьи весьма тронуты были столь благодродною привязанностью к учению, и согласились между собой подарить ему тысячу рублей. Но учитель его Зенон запретил ему принять сей подарок. А для чего? – Об этом пусть молодые наши читатели сами подумают.

II

Антисфен был в Греции такой же учитель мудрости, как и Сократ. Он имел несчастье, что все ученики его были ленивы и не хотели ничего замечать. Тщетно увещал он их всякий день слушать его наставления, дабы сделаться со временем мудрыми и добрыми людьми. Наконец, наскучив делать бесполезные увещания, отослал он всех своих ленивых учеников к их родителям.

Между сими учениками находился один, по имени Диоген, который думал совсем иначе, нежели прочие. Он имел великое желание научиться чему-нибудь доброму, а потому слушал весьма охотно наставления своего учителя, и ни смотря ни на что, не хотел от него отойти вместе с другими.

Антисфен грозил прибить его палкой, если он не пойдет от него. Но Диоген, не смотря на сию угрозу, не переменил своего намерения. Итак, он в самом деле принялся бить его палкой весьма больно, может быть для того только, чтоб испытать, тверд ли будет молодой человек в своем предприятии; в противном же случае сей поступок весьма бы не приличен был мудрому и добродетельному человеку.

Молодой Диоген сносил все удары терпеливо и говорил: «Бей меня, сколько тебе угодно; но ты никогда не сыщешь такой крепкой палки, чтоб отогнать меня от себя и от твоих наставлений.»

С того времени Антисфен весьма полюбил Диогена и никогда не думал отпустить его от себя.

III

Славный греческий математик Евклид родился в городе Мегаре; но жил в Афинах, дабы учиться мудрости у Сократа.

Некогда афиняне поссорились с мегарянами и объявили, что первый мегарский уроженец, которого увидят в Афинах, будет казнен смертью.

Сия ведомость весьма была прискорбна молодому Евклиду. Он желал слушать Сократово учение, но и жизнь также была ему дорога. Он размышлял несколько времени, что ему предпринять. Наконец, любовь к мудрости одержала верх над любовью к жизни, и Евклид решился несмотря на запрещение всякий вечер тайно приходить в Афины.

Всякий день при захождении солнца надевал он на себя женское платье, и в сем наряде отправлялся из своего города. Пришедши в Афины, проводил он с Сократом несколько часов в его доме; а потом еще до рассвета уходил домой.

Таким образом сей благородный юноша подвергал всякий день жизнь свою опасности и не скучал обходить в одну ночь верст около тридцати, для того, чтобы учиться у Сократа быть мудрым и добродетельным.

Сыщется ли в ком-нибудь из вас, любезные читатели, столько бодрости, чтоб подражать Евклиду?

IV

Демосфен, также молодой афинянин, весьма желал быть искусным оратором, то есть хорошо говорить речи пред народом. Но казалось, что он совсем был к тому неспособен, потому что он имел неприятный голос, часто заикался и не мог выговаривать букву «р»; некоторые ж сказывают, что еще была у него дурная привычка, когда он говорил, при третьем слове всегда поднимать вверх одно плечо. Все это весьма не годилось для такого оратора, которому надобно было говорить на площади пред всем народом.

Первый его опыт был неудачен, так, что все его освистали. Другой, будучи на месте Демосфена, оставил бы свое намерение и принялся бы за то, к чему больше имел способности. Но Демосфен решился не смотря ни на что сделаться хорошим оратором, и действительно сделался таким. Послушайте же, как он старался исполнить сове желание.

Иногда ходил он на берег, и там при шуме волн читал громко речи, дабы привыкнуть так говорить, чтоб его можно было слышать и тогда, когда народ зашумит. Иногда брал он в рот маленькие камешки, взбегал на гору, и на бегу говорил речь, принуждая себя выговаривать внятно всякий слог.

Еще сказывают, что он приказал сделать для себя подземную комнату, и в ней учился говорить речи. Он вознамерился не ходить со двора прежде, пока не получит довольного успеха в своем ученье, и для того обрил себе голову; ибо если бы он показался на улице обритый, то бы все стали над ним смеяться. В подземной своей комнате, стоял он по нескольку часов пред зеркалом, и учился, говоря речь, держать тело в приятном положении и действовать искусно руками.

Также привешивал он к потолку острую шпагу, и подставлял под нее обнаженное плечо, для того, чтобы остерегаться своей привычки поднимать плечо, когда он говорил.

Беспрестанными упражнениями такого рода довел он себя до совершенства, так, что никогда еще не бывало оратора лучше его, и ныне еще, чрез многие столетия по смерти его, почитается он за образец в красноречии.

Из первого в России журнала для детей “Детское чтение для сердца и разума”

Поделитесь с друзьями: