Проповедь владыки Феодосия на отпевании схимонахини Херувимы

IMG_0951Дорогие братья и сестры! На сегодняшней Божественной Литургии Апостол наставляет нас словами: «Не скорбите без меры, как те люди, которые не имеют упования». В другом месте Священного Писания говорится, что «печаль о Бозе спасение соделовает, а печаль мира сего смерть соделовает». Что такое смерть? Если человек думает, что смертью заканчивается бытие человека, то смерть – это ужасная вещь, потому что с ней прекращается всё. И настаёт траур, настаёт безысходное состояние. Человек не может ничего делать и изнутри бывает не согласен, что он разлучается с тем, кого знал, кого любил, понимает, что больше с ним никогда не встретится. И вот от такой безысходности человек, который не имеет упования на Бога, не только теряет сознание, не только рыдает, плачет, забывает, что он делает, но часто ещё от такой неумеренной скорби вселяются в него бесы и мучают его.

В христианском понимании смерть – это переход или, иными словами, это другое рождение. Когда человек рождается, он перестаёт жить в утробе матери и в этом плане для него настаёт смерть, но одновременно он рождается в мир. Его жизнь переносится в другое миробытие, в другое пространство. Подобным образом человек, когда умирает, переходит в Жизнь Вечную, он умирает в этой жизни земной, но рождается для Жизни Небесной.

Сегодня все мы с вами присутствуем при великом таинстве – таинстве смерти. Она настаёт внезапно, тогда, когда соизволяет Сам Господь Бог. Никто из нас не знает, когда и при каком обстоятельстве, в каком состоянии, в каком месте настанет наш переход в вечность. И вот именно это является большой милостью Божьей, потому что ожидание смерти, знание этого момента, когда он наступит, для человека бывает тяжелее самой смерти. Но если смерть – великое таинство, то вся жизнь человека должна быть великим приготовлением к этому.

Смерть каждого человека, его погребение, при котором мы присутствуем, это великий урок для каждого из нас. Мы еще раз убеждаемся, что всё, на что мы полагали своё упование – все наши намерения, богатство, удобства, уют, все нужные вещи для этой жизни – перестают быть нужными, перестают быть значимыми. Потому что смерть оставляет это здесь. Душа, будучи более тонким существом, чем тело, берет только то, что в ней самой находится. А что может находиться в душе? Когда Спасителя вели на Голгофу, и женщины плакали о нём, Он повернулся и сказал: «Дщери израильские, вы не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о чадах ваших, потому что когда придет ваш момент, вам придется дать ответ Богу за свою жизнь и за своих детей».

Когда происходит смерть, в окружении людей неверующих часто плачут. Плачут, потому что стал проявляться эгоизм, потому что они любили человека. Они, может быть, имели какое-то утешение от общения с ним, а теперь этого не будет. Когда мы провожаем человека и понимаем весь духовным смысл этих проводов, мы не должны плакать о том, что он умер, и мы больше не будем утешаться его общением. Мы верим, что у Бога все живы, и скоро или нескоро и нам предстоит этот переход. И наша печаль, наша скорбь должна выражаться в молитве об этом усопшем человеке. Конечно, как человек, он, может, делал многое доброе, но бывали и ошибки в его жизни, потому что человек без ошибок не может жить. Не ошибается только тот, который не живёт. Мы можем скорбеть о себе. Пересматривать свою жизнь, представлять себя на месте усопшего и думать, что когда душа уходит из тела, её встречают легионы бесов с написанными хартиями грехов, обвиняют его во многом. Тогда ни цветы, ни хорошие слова, ни поддержка друзей, ни состояние, ни авторитет – ничего не может помочь. Уходит душа в ад или рай и встречает множество на своём пути недругов и друзей. Недруги – это грехи, бесы, а друзья – это добродетели. Когда мы просматриваем свою жизнь и видим свои дела, нам действительно есть о чём скорбеть…

Сегодня мы с вами провожаем в вечный путь схимонахиню Херувиму. Многие её знают как мать Марию, которая много лет здесь трудилась, подвизалась, совершала своё послушание. Я вспоминаю те дни, когда я служил в Вяжищском монастыре под Великим Новгородом. Там я познакомился с ней. Она была общительной, доброй. Часто прихожане, которые ходили на службу, собирались у неё дома в праздники, общались, радовались, и не один раз я был среди них. Когда я уехал из Новгорода, она стала приезжать ко мне в Лавру. Тогда как раз открылся этот монастырь, и я предложил ей: «Вы одна, а там много людей и много дел. Вы приезжаете в Лавру, уезжаете домой – не можете найти себе место, потому что когда человек приобретает Бога, он ищет, где определиться. В это время она уже немного укрепилась в вере, и я предложил приехать в этот монастырь, ей понравилось, и она здесь осталась, поступила на послушание. И вот за всё это время, что она здесь подвизалась, я ни разу не слышал от нее недовольство или ропота или хотя бы, чтобы она когда-нибудь пожаловалась на своё здоровье или на какие-то другие скорби, которые ей тяжело нести. Единственное, что она просила молиться за сына или за какого-нибудь благодетеля, постоянно подходила и говорила: «Вот человек помогает монастырю, сейчас ему трудно». И вот свою любовь к Богу, к монастырю, Игумении, сестрам она выражала в том, что ходила по миру: не стеснялась, не боялась, а просила для монастыря, для приюта, для рабочих, питание, кто что может дать. И этим самым помогала людям, имеющим такую возможность, совершить милостыню и получить прощение грехов, сделать что-то доброе в этой жизни. Потому что многие люди, которые имеют такую возможность, не задают себе такой цели. Не знают просто, что милостыня очень помогает не только в успехах в жизни, в производстве, в бизнесе, но милостыня очищает человека, даёт ему возможность принимать благодать Божью, которую без милостыни человек никогда не получит. И вот на протяжении многих лет она этих людей, могущих помогать монастырю, подвигала на спасительную добродетель милостыни, а монастырю помогала кормить и получать какие-то вещи.

Это был человек, который правильно расставил свои первостепенные и второстепенные дела. Она ушла в Вечность, а после нее остались люди, которые её помнят, остались вещи, которые служат пользе, останемся мы, которые должны молиться и хвалить Бога за такой её труд и за добрый пример. Потому что очень много значит, когда человек не просто трудится, но и подаёт пример другим. И я бы хотел сказать, что схим. Херувима своим поведением подавала добрый пример. Пример любить монастырь, всем рассказывала о нём с такой любовью, с таким восторгом, что люди не могли остаться безразличными. Пример любить Игуменью, потому что руководителю всегда очень трудно. Когда спрашивали у Святейшего Патриарха Алексия в интервью незадолго до его кончины: «Ваше Святейшество, как Вам кажется, что самое трудное в жизни?», он сказал: «Я полагаю, что самое трудное – это быть во главе чего-то, возглавлять, руководить». Мать Мария всегда подавала пример почитания старших, почитания Игумении, пример любви к сестрам. Это очень много значит для обители, которая развивается и должна развиваться дальше, потому что без уважения, без почтения, без любви друг к другу ничего не станет, и развития не будет.

Сегодня мы все вспоминаем её хорошие дела, добрые дела, просим, чтобы Господь простил то, что мы не знаем и не должны знать – те погрешности, которые каждый человек вольно или невольно допускает в своей жизни. Поэтому сейчас мы будем совершать чин отпевания и провожать в последний земной путь схимонахиню Херувиму. Будем молиться, чтобы Господь простил ее и сподобил вечного радования, вечного покоя и её молитвами помиловал бы и нас, дал и нам христианскую кончину и утешение по молитвам ближних. Чтобы и нас в момент, когда мы станем переходить в мир иной, окружали знакомые, близкие и с молитвой провожали нас.

Будем просить Бога, чтобы Он Сам принял душу рабы Божьей схимонахини Херувимы в Вечные Свои обители и нам помогал всегда «помнить последняя своя», дабы мы меньше делали ошибок в жизни, дабы мы не увлекались и не заблуждались на её путях и не отвращались от спасительной дороги в Царствие Небесное!

Поделитесь с друзьями:
Дата публикации: 10.02.2017 (последнее изменение: 10.02.2017)
Рубрики: Проповеди