Прощение долгов – ближнему спасение (Слово в неделю 11 по Пятидесятнице святителя Феофана Затворника)

Свт. Феофан ЗатворникНынешнее Евангелие (Мф. 18, 23–35) поучает нас прощению обид. Послушаем Господа и положим исполнять сию св. заповедь Его. Почему особенно? Потому, что это есть ближайший и надежнейший путь ко спасению. Хочешь спастися, прощай всем и все, что на кого имеешь, и будешь спасен; ибо так говорит Господь:  «аще отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный»  (Мф. 6, 14). А кому отпущены грехи, тому чего больше и желать? Св. Пророк Давид говорит: «блажени, ихже оставишася беззакония, и ихже прикрышася греси. Блажен муж, емуже не вменит Господь греха»  (Пс. 31, 1 – 2). Блажен, стало быть, спасен. И исполняется над таковым слово, еще издревле прореченное Пророком Моисеем: не ходи за море искать спасения; «близ ти глагол есть в сердце твоем»  (Втор. 30, 14). Прибавлю: глагол, коим в сердце изрекается всепрощение,  «аще кто на кого имать поречение»  (Кол. 3, 13).

В житейском быту, непрестанные у вас бывают столкновения, непрестанные случаи к обидчивости и возмущениям сердечного покоя мнимыми или действительными оскорблениями. И вот то, что почти неизбежно, что само собою нападает на нас, Господь хочет обратить нам в куплю спасения и в приобретение помилования. Поминутно оскорбляем бываешь; поминутно прощай, и поминутно будешь входить все глубже и глубже в область милосердия Божеского, во всепрощающее Божие помилование. и сим помилованием, как одеждой какой, будешь одеян, огражден и защищен от всего, вредящего в тебе делу спасения.

Ничто так не сильно пред лицом Господа, как прощение обид; ибо оно есть подражание одному из самых ближайших к нам действий милосердия Божия. И ничем так легко не искушаемся мы, как серчанием и желанием отмщения задорным словом, а нередко и делом. Стало, поминутно теряем мы вместо приобретения, которое само дается в руки. Простил бы, приобрел бы покой в себе и помилование от Господа. А не прощаешь, внутренняя тревога увеличивается, и милости от Господа не жди.

Отчего бы это мы не всегда прощаем, а чаще предаемся взрывам гнева, досады и негодования? Полагаю – от невнимания к цене прощения. Уходит из внимания то, что дается прощением, тогда как лишение от обиды так представляется очевидным. Из самолюбивого сердца выходит помышление: из-за чего прощать, и мы не прощаем. Восстановляйте же, в минуты обидчивости, в мысли своей и сердце своем несомненное обетование за прощение, обетование несравненно ценнейшее самых великих потерь, какие только сильна причинить обида человека. Тогда какая ни встреться обида, из сердца выйдет воодушевительный голос; есть из-за чего простить, и мы простим.

Простим, и прощены будем; еще простим, и еще прощены будем; и так непрестанно. Прощающий сам будет ходить под всепрощением Божиим, или в объятиях Божеского милосердия и любви. Есть ли, в чем искать нам прощения? О как много! Поспешим же прощать, чтоб прощенными быть. И тем охотнее, что то, что простим, ничтожно; а то, в чем будем прощены, – так ценно, что и в сравнение с тем не может идти. В притче нынешней наши грехи против Бога оценены тьмою талантов, а грехи других против нас сотнею динариев. Но нашему счету, примерно, положить-то в 1000 р., а это – в копейку. На копейку приобрести 1000 р.! Если б в житейском быту открылась где-либо возможность такого приобретения, никого бы не удержал: все бросились бы туда. Но никакое, самое рассчитанное, приобретение на земле так не верно, как верно обетование Господне, и никакая оценка в земных вещах так неточна, как точна сравнительная оценка грехов наших и обид, нам причиняемых: ибо она изрекается Богом правды. Так, помяни грехи, в коих прощен, или ищешь прощения, и-то из благодарности за милость полученную, то в несомненной надежде получить милость желаемую и искомую прощай, прощай широким, отверзтым, щедрым сердцем.

Пусть обида несколько унижает тебя, или причиняет какой ущерб. Ведь Господь все видит. Видит движение сердца твоего, назирает за склонением его к прощению, утешается совершением там прощения и оценивает жертву твою такою ценою, какой ты и вообразить не можешь. Припомните сказание об одном иноке, который жил не так строго, но никого не осуждал, когда видел что худое, и не обижался, когда терпел что от кого. Когда он умирал, братия со скорбию окружали его одр, но он был светл лицом и радостное являл сердце. Спросили его, что значит, что ты в таком состоянии? Он ответил им: простите меня, отцы и братия! Я грешный и нерадивый монах; но в жизни моей никого не осуждал и ни на кого не имел скорби; и вот Ангел Господень пришел ко мне и сказал: не осуждал ты, не осуждает и тебя Господь. Прощал ты, прощает и тебя Господь. Ради слов сих сердце мое от радости выскочить хочет. Так он и скончался. Видите, какое воздаяние. Как же говорить можно: из-за чего прощать?

Кроме видимого порядка есть невидимый, кроме настоящего мира-век грядущий. Когда бы нам туда переселиться мыслию и сердцем; иные были бы у нас мысли, иные речи, иные дела, так иные, что сего века люди, смотря на нас, стали бы считать нас буиими. Но духу мира, кто не взыскателен и все прощает, того считают не имеющим достоинства; а по настоящему, то и достоинство, чтоб прощать. Прощающий по заповеди Господа и упованию христианскому есть человек иного, лучшего мира. Оттуда принимает он внушения и тамошние порядки соблюдает. С земли и по земному смотрящие на него не умеют понять его. Он делом исполняет то, что указал Апостол:  «аще кто мнится мудр быти в вас в веце сем, буй да бывает, яко да премудр будет»  (1Кор. 3, 18).

Конечно, не вдруг можно стяжать такой глубокий и обильный мир, чтоб он поглощал всякий удар оскорбления. Но начни с низшего, взойдешь и к высшему. Первая степень необидливости, несерчания: и, стало быть, прощения — есть молчание уст. С этого и начинай. Когда обидят, пересиль себя, промолчи, – подражая Пророку Давиду, который говорит о себе:  «смятохся и не глаголах»  (Пс. 76, 5). Сделай так однажды, в другой раз легче промолчишь. Чем чаще будешь промалчивать, тем с меньшим смущением будешь встречать обиды. Утвердившееся несмущение принесет покой; а покой переродится в мир, превосходящий всякий разум. Тогда будешь пред обидами, что твердая стена пред ударами песчинок ветрами возметаемых. Вот до чего дойдешь, когда начнешь одолевать себя молчанием?-А не начнешь одолевать себя, все более и более раздражаться будешь, – и дойдешь до такой подвижности на гнев, что всякая малость будет выводить из себя. А при этом как жить, не говорю по-христиански, по житейски порядочно! – Без труда ничего не приобретешь; хочешь нравственной доброты, трудись над сердцем. Господь снабдил его таким свойством, что повторение действий облегчает труд совершения их и ограждает расположение к ним. Частое прощение обид не только сообщит легкость прощению и навык к тому; но разовьет даже жажду обид, Господа ради, при которой ударенный  «в ланиту» подставляет  «другую», лишенный  «ризы» отдает и   «срачицу»  (рубашку) и принужденный идти  «поприще едино» идет  «два»  (Мф. 5, 39–41). Это высота, которая кажется для нас недосязаемою, на которую однако ж начавший, как следует, прощать-восходит легко, натурально, без особых напряжений. Прощение есть добродетель самая привлекательная, тотчас в сердце награду за себя приносящая.

Имея сие в мысли, благословим Господа, что так подручный нам даровал способ взойти на такую высоту, и помолимся, чтоб Он даровал нам силу и разум прощать, да прощены будем и сподобимся блаженного помилования и прощения. Аминь.

Поделитесь с друзьями:
Дата публикации: 15.08.2018 (последнее изменение: 15.08.2018)
Рубрики: Проповеди