Равноангельное житие

Свет монахов суть Ангелы, а свет для всех человеков –
монашеское житие
Не говорите, что невозможно принять Божественный Дух,
Не говорите, что без Него возможно спастись,
Не говорите, что кто-нибудь причастен Ему, сам того не зная,
Не говорите, что Бог невидим людям,
Не говорите, что люди не видят Божественного света
Или что это невозможно в настоящие времена!
Это никогда не бывает невозможным, друзья!
Но очень даже возможно желающим.

Преподобный Симеон Новый Богослов, Гимн 27 (125–132).

О монашестве, девстве и чистоте

1

Нет более избранного пути, чем монашеский. Монашество – это обОжение, всецелое освящение, принятие в себя Бога. Монашество – это познание, ощущение и обретение во внутреннем своем человеке Царства Божия. Кто премудр и уразумеет сия! И поистине разумный познал, что в монашестве заключена исключительная благодать Божия – обожение и освящение. Он, оставив мир, собственную волю и свободу, придя и вкусив монашества на опыте, поискав и потрудившись, обрел Иисуса и в свободе от страстей стал царем царей.

Без монашества никто не приходит в бесстрастие. Никто не может снискать чистый ум без бдения, воздержания и непрестанной молитвы. Никто не приходит в созерцание без монашеского жития. Никто не обретает с Иисусом такого близкого общения и столь тесной связи, как тот человек, который будет пребывать рядом с Ним и не оставит Его. Тогда он удостоится похвалы: блаженны слышащие слово Божие.

Если сердце не очистится, то чистый Иисус не придет сотворить в нем обитель. Но как возможно, живя в мирской суете, очистить свое сердце? Поэтому отцы, познав это, покинули мир, поселились в пустыне, вступили там в брань, одержали победу и получили венцы.

И вот человек призывается, имея союзником Бога и помощником старца, начать духовную брань и подвиг. Враги – диавол, мир и плоть – окажут сильное сопротивление, чтобы запугать подвижника. Но тот, если будет в точности держаться советов и наставлений своего духовного руководителя, одержит победу и получит венец вечной славы.

Монашество превосходит естество. Жизнь монаха преестественна, потому что он в буквальном смысле слова отрицается естества. И вот он разрывает естественные узы с родителями и сродниками, покидает их с самопонуждением и не для своекорыстных целей, а только лишь для того, чтобы послужить Богу, посвятив Ему всего себя целиком.

Его новая жизнь имеет целью умерщвление плотского мудрования и достижение через подвиг равноангельного жития. Естественен ночной сон, но монашество устанавливает бдение, дабы монах стал яко птица особящаяся на зде. Естественна свобода для личности, но как только человек становится монахом, тотчас восприемлет умерщвление своей воли ради любви к Богу. И вообще жизнь монаха совершенно отлична от жизни мира, поэтому и названа ангельской, будучи вышеестественным житием.

Великая благодать от Бога – быть призванным в монашество, и еще бОльшая благодать – сподобиться обрести в нем духовного руководителя, ибо легко оставить мир, но обрести способного к руководству – это особенное благоволение Божие, потому что от руководителя зависит, преуспеет ли человек, отрекшийся от мира.

Память смертная, в которой старательно поучаются, подает большую силу вначале, когда мы только помышляем отречься от мира, а также и на протяжении всей последующей монашеской жизни. Память сия станет для монаха всесильным духовным любомудрием, из которого он будет черпать понимание истинной сущности вещей для вытеснения всего привременного.

Посети холодные гробы и там напряги свой слух и услышь, что будет сказано тебе живущими в них: Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Суета сует, всё суета!

В самый трудный и горестный час смерти никто не поможет человеку, лишь только его труды. Поистине, никто, кроме Бога. Если мы послужим Ему, то будем иметь всесильного Помощника и Заступника во время бедственного предсмертного разлучения души и тела. Какие муки испытывает душа, разлучаясь с телом! Об этих муках размышляй непрестанно и поминай их. Обрати внимание и на то, что существуют еще и воздушные мытарства, которые препятствуют восхождению душ, представляя дела их жизни, чтобы остановить их шествие к небесам и увлечь в ад.

Кроме того, мы должны помнить и о том, что необходимо нам предстать и на суд. Увы, и на какой суд! Тогда согреших и милостив буди мне, грешному не будут иметь силы, но всякие уста заградятся, не имея, что отвечать.

Сие мы должны помышлять, дабы лучше осознать свое предназначение и востекать кратчайшим путем к достижению его, потому что не ведаем, что принесет наступающий день, ибо неизвестен смертный час. Только добро по Богу останется и последует за человеком.

И что может быть лучше того, если кто-либо труждается ради Бога всю свою жизнь, дабы, отходя к Богу, взять с собой плату за свои труды! Поистине, это мудрый купец, обретший многоценный бисер…

2

О горнем помышляйте, горнего взыскуйте, ибо житие наше, по апостолу Павлу, на небесех есть.

О, какое счастье таит в себе монашество! О сокровище небесное, как пленяешь ты монашествующего, живущего в безмолвии и убегающего суетного мира! Как ум влечется в безмолвное место, к горнему, и переходит от ведения к ведению, от созерцания к созерцанию, полагая восхождения в сердце своем, Божественным эросом созерцая единого Бога! О, глубина богатства и ведения Божия! Поистине, безвестные монахи, обитавшие в пустыне, были философами по Богу. Они ходили по земле, но созерцанием и любовью шествовали по небу.

О монашество, каково оно во славе своей! Когда человек удалится от суеты и начнет монашеский подвиг под управлением и надзором истинного руководителя, тогда руководится ко внутренней славе монашества.

Брань наша против властей, против начал, против темных и вселукавых сил, против опытных в бранях полков, против плоти и множества страстей, которые похожи на раны, производящие ужасную боль. И для исцеления их необходим соответствующий образ жизни, а также время, терпение и прилежание.

Мы видим, как святые отцы в первые годы своего подвига переносили сухость духовную, страшные разочарования и множество сильнейших искушений. Но они крепко держались за терпение и понуждение себя, и впоследствии их посетила благодать соразмерно тому, что они претерпели прежде.

Желаю от сердца, чтобы действием Божественного эроса желание Бога стало непрестанным и ты, воспаряя, достиг бы равноангельной красоты молитвами Игумении нашей Госпожи Богородицы. Аминь. Буди.

Архимандрит Ефрем Филофейский, Аризонский (Мораитис), «Отеческие советы»

Поделитесь с друзьями: