Святая мученица Анна Шашкина

мц. Анна ШашкинаВ нашей рубрике “Святые новомученицы Сольбинского иконостаса” мы продолжаем беседу о святых Ярославской епархии. Ранее мы писали о тайной женской обители, существовавшей под видом сельхозартели  и о её насельницах . Но были и те, кто не состоял в тайном сестричестве и не принимал ангельского чина, но чья вера во Христа оставалась твердой и незыблемой в самые лютые годы гонений. Сегодня речь пойдёт о новомученице Анне Шашкиной, простой крестьянской женщине из деревни близ Пошехонья, вся недолгая и нелёгкая жизнь которой являет нам истинный подвиг мужества и подлинной веры Христовой.

Анна Васильевна Шашкина появилась на свет в феврале 1888-го года, в простой крестьянской семье деревни Пегаскино, и во святом крещении была наречена в честь пророчицы Анны. Живя с рождения на селе и ведя с родителями хозяйство, она окончила сельскую школу, получив начальное образование, и со временем собиралась поступить в монастырь, предав себя на служение Господу.

Но пришло иное, страшное время, все русские обители были закрыты, разорены, преобразованы в сельхозартели и коммуны. Анна Васильевна, также, как и Мария Благовещенская, впоследствии – тайная монахиня и преподобномученица являлась духовной дочерью архимандрита Никона(Чулкова), настоятеля Павло-Обнорского монастыря. Пока монастырь ещё действовал, Анна Васильевна приезжала туда, под Вологодский городок Грязовец, для духовного окормления. Когда монастырь был закрыт и появилась тайная женская обитель, Анна Васильевна стала посещать её, не оставляя духовного окормления у отца Никона и временами трудничая в тайной обители. Это впоследствии стоило ей свободы, а затем и жизни.

Наступили 30-е годы. Террор против верующих не ослабевал, но тогда, в начале 30-х, многие священники ненадолго возвращаются в родные места, к своим храмам и пастве, чтобы через короткое время вновь оказаться во узах и в большинстве своём стяжать венец мученической кончины. Но многие храмы на рубеже 20-х-30-х годов оказываются захваченными обновленцами. Встаёт вопрос об их возвращении. Анна Васильевна берётся за нелегкое и небезопасное дело сбора подписей по окрестным деревням о возвращении храмов сторонникам патриарха Тихона. От обновленцев же в местные органы ОГПУ идёт донос за доносом. В это время уже подвергается разгрому (но не уничтожению) тайный женский монастырь под водительством архимандрита Никона, а сам он уходит на нелегальное положение, скрываясь в глухих деревнях и поддерживая тайную связь лишь с самыми верными духовным чадами. Одним из них  является Анна Васильевна Шашкина. Она трудится в совхозе, не переставая жить в этих страшных условиях насыщенной духовной жизнью, открыто защищать от обновленцев местные храмы и тайно поддерживать своего гонимого духовника.

Наступает 37-й год. Число “врагов народа” ещё более возрастает. Анну Васильевну начинают вызывать на допросы, интересуясь местонахождением отца Никона (Чулкова), его тайной обителью, вопросами защиты православных храмов. Один из допросов ранней весной 37-го года заканчивается арестом Анны Васильевны. Допросы продолжаются теперь уже на новом, страшном этапе. Анна Шашкина пребывает во узах. И тут поражают бесконечные стойкость и мужество этой простой русской крестьянки, которая нисколько не убоялась своих мучителей и ни в чем не поддались им. На ряд вопросов она могла бы ответить уклончиво, уйти от прямого ответа отвести от себя  удар палачей, но дух этой ярославской крестьянки парит слишком высоко, она не считает возможным и нужным для себя искать оправдания и земного спасения. Ей задают вопросы, с какой целью посещала она тайную обитель, какие беседы вела с духовником и что ей известно о его местонахождении, а она заявляет, что отказывается отвечать. Идёт страшный 37-й, массово выносятся расстрельные приговоры, по отношению к подследственным “врагам народа” официально разрешено применять “особые методы дознания”. А Анна Васильевна Шашкина говорит палачам, что не станет отвечать им. Суд следует очень скоро. Уже в апреле её приговаривают к пяти годам северных лагерей.

Спустя ровно три года, в мае 40-го, не выдержав ужасающих условий советской каторги, Анна Васильевна умирает в лагерной больнице. Ей 52. Она уходит в мир иной, не предав никого, кто шёл с ней её тяжёлым, но прямым путем глубокой и преданной веры Христовой. В начале нашего столетия мирянка Анна Васильевна Шашкина была прославлена в лике новомучеников и исповедников российских для общецерковного почитания.

Кобленц-Никифорова Анна Александровна, искусствовед,

постоянный лектор Николо-Сольбинского женского монастыря,

лектор Музея предпринимателей, благотворителей и меценатов в Москве,

экскурсовод паломнической службы общины Преображения Господня в Старом Беляево (Москва)

Поделитесь с друзьями: